Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Лэйси Дансер » Рыцарь для принцессы (страница 18)


Глава 7

Ноэль как губка впитала в себя эти слова. Ей казалось, с их помощью Кит открыл внутри нее дверцу, о существовании которой она даже не подозревала. Неужели она требует слишком мало? «Да, наверное, так и есть», — безмолвно признала она. Если просить простых вещей, гораздо больше шансов получить желаемое. Безопасность. Никакого риска. Такой была ее жизнь до сих пор. Но Кит требовал от нее гораздо большего. Он требовал даже больше, чем ее семья, которая так старалась ее полюбить. Он шагал рядом с ней и заставлял смотреть прямо на него. Он проскользнул в ее спокойный мир, усыпил ее внимание, а потом увлек в свой собственный.

Она подняла голову, снова встретилась взглядом с изумрудной глубиной его глаз. Мужчина, мечтающий лишь о ее теле, нашел бы способ его получить. Кит гораздо больше нее и сильнее. И рядом не было никого, кто мог бы ее спасти, если бы он твердо решил взять то, что она не готова отдать.

— Я — приемный ребенок, — сказала она. До тех пор, пока эти слова не слетели с ее губ, Ноэль сама не осознавала, что только и ждет, чтобы их произнести. Она несколько мгновений ждала его реакции, но он лишь молча смотрел на нее и ждал. Вздохнув, она продолжила: — Родители бросили меня, когда мне было лет пять. Какая-то женщина — думаю, это была моя мать, — отвезла меня в огромный торговый комплекс в Филадельфии и просто оставила там. Я даже не заметила, что она уехала. Это случилось как раз перед Рождеством. Мы разыскали Санта-Клауса, я перечислила ему все подарки, которые хотела бы получить на праздник, а потом слезла с его колен и вернулась на скамейку, где мать велела мне ее ждать. Я сидела там очень долго, но никто не приходил. Я искала ее много часов подряд. Потом меня заметила одна дама. Остановилась и сказала, что я очень хорошенькая. Рядом была стойка экспресс-кафе. Она спросила, где моя мама. Я ответила, что жду, когда она купит все, что нужно, и тогда мы сможем поесть. Наверное, у меня был очень голодный вид, потому что она купила мне хот-дог и большой стакан колы. А потом подошел ее мух. Она была очень добра ко мне, но я поняла, что ее мужу не по душе ее внимание ко мне. Вот я и сказала, что вижу свою маму, что она уже возвращается. И они ушли.

Ноэль опустила взгляд на свои сцепленные руки.

— Не знаю, сколько времени я прожила в торговом комплексе. Лоррейн мне потом сказала, что, по их подсчетам, я оставалась там чуть ли не полгода, прежде чем кто-то обратил внимание на ребенка, для которого магазин стал домом. Еще три недели потребовалось, чтобы меня поймать. — Она улыбнулась, грустно, но без горечи. — Дети обладают способностью адаптироваться в любых ситуациях, если их к этому подталкивает необходимость. Я научилась определять людей, которые согласились бы купить мне что-нибудь поесть. Там всегда было где спать и много красивой одежды. Я не брала слишком много. Ничего лишнего. Правда, позволила себе отпраздновать Рождество. Среди всех прочих в магазине был отдел игрушек. Я спряталась там и играла целый день и даже ночью. К следующему утру я страшно проголодалась. Пятилетние дети не очень-то умеют планировать. Я не подумала о том, чтобы запастись какой-нибудь едой до открытия отдела.

Она почувствовала, как напряглась рука Кита вокруг ее талии.

— Не надо, — умоляюще попросила она.

Кит ослабил хватку, но не выпустил ее.

— Не надо — что, Ноэль? Не надо ужасаться тому, через что тебе пришлось пройти? Или не надо мечтать хоть на пять минут столкнуться лицом к лицу с твоей матерью? Ты просишь о невозможном, — твердо заявил он. — Неудивительно, что ты предпочла не видеть истинный мир.

Она могла бы на этом и закончить. С другими она так и поступала. Но только не с Китом. Она хотела, чтобы он все узнал. Эта мысль потрясла ее. Ноэль потребовалось несколько секунд, чтобы сжиться с ней и осознать ее значение.

— Это еще не все, — тихо сказала она. — Власти в конце концов поймали меня, и началась обычная процедура. Я попала в детский дом и жила там вместе с остальными детьми, чьи истории были такими же или еще страшнее моей. Мимо нас проходила бесконечная вереница людей — сотрудников детского дома, социальных работников, занимающихся неблагополучными семьями, и, конечно, приемных родителей. Но одно всегда оставалось неизменным. Я стояла особняком. Эти глаза странного цвета, эти черные волосы и белая кожа выделяли меня из всех остальных детей. Мне всегда быстро находили приемных родителей. Женщинам нравилось демонстрировать меня, хвалиться мной. Если в этих семьях были родные дети, они начинали ненавидеть меня за то внимание, которое я получала. Взрослые часто не замечают или не понимают детской жестокости. Я не могла бороться с этой завистью и ненавистью. У меня на это не хватало сил.

И тогда я начала прятаться. Я создала свой собственный мир, безопасное место, куда никто не мог проникнуть. Но взрослым это не нравилось. Я больше им не подходила, Они не знали, как со мной обращаться, — и отправляли обратно в детский дом. Так происходило много раз. Я кочевала из одной приемной семьи в другую. Сейчас нетрудно понять, почему, но тогда от отчаяния я все сильнее замыкалась в своем мире. Там меня никто не обижал. Там не было боли. А потом в детский дом приехала Лоррейн. Кто-то рассказал ей обо мне. Однажды она отвезла меня в свой детский приют. К тому времени мне исполнилось восемь. Там я познакомилась с

одной из моих приемных сестер, Леорой. Она мне понравилась. Ей было все равно, как я выгляжу. Такого еще никогда не было. Она подружилась со мной.

Ноэль слабо улыбнулась, погруженная в воспоминания.

— А потом Лоррейн ее удочерила, и я снова осталась наедине со своим миром. Пару месяцев спустя Лоррейн начала проявлять ко мне интерес. Она возила меня на прогулки. Мы разговаривали. Вернее, она пыталась со мной разговаривать, а я только слушала. Я все не могла забыть и простить ей, что она отняла у меня Леору. Но как-то раз я услышала ее слова обо мне. О том, какая я хорошенькая. И о девочках, которых она уже удочерила. Она сказала, что я отлично вписалась бы в их семью. Мне было так больно. Я подумала, что она повторяет все то, что обо мне всегда говорили другие. Я смогла это вынести только потому, что помнила — там живет Леора.

В ее голосе зазвучала неизбывная грусть.

— Так я и оказалась в доме Сент-Джеймс. Впрочем, это был вовсе и не дом. Это был настоящий особняк — Лоррейн ведь богата. Ее муж был очень добр. Мои сестры тоже были очень милыми, но по-настоящему я любила одну Леору. Она была мне другом. — Ноэль, обхватив себя руками, взглянула прямо в глаза Киту. — Вот почему я не могу быть просто женщиной в твоей постели. Я этого не вынесу. И не хочу пытаться. Ненавижу, когда меня бросают. Ненавижу твое внимание к моей внешности. Ненавижу саму мысль, что ты исчезнешь и я опять останусь в одиночестве.

Правда — страшное оружие, даже если ее не хотят использовать именно для этой цели. Рассказ Ноэль сразил Кита. Неудивительно, что она отшатнулась от него, услышав о его прошлом. Но где же выход?

— Я не знаю, как помочь нам обоим. Я мог бы солгать тебе, сказав, что останусь с тобой навсегда. Я до боли хочу тебя. Так хочу, что, наверное, способен нарушить правило всей жизни и заставить себя произнести эти слою.

— Но ты этого не сделал.

— Нет. — Он тяжело вздохнул. — Нет, не сделал. Не в моих правилах использовать пустые слова, чтобы заполучить в свои объятия женщину. И чтобы удержать ее, я тоже не привык использовать ложь.

Ноэль дрожащей рукой прикоснулась к его лицу.

Повернув голову, он поцеловал ее пальцы.

— Я тебя хочу. И с каждым мгновением, проведенным рядом с тобой, хочу все сильнее. Но теперь, когда я знаю горький опыт твоего прошлого, я не стану уговаривать тебя разделить со мной постель — точно так же, как ни за что не стал бы силой затаскивать тебя туда. Если бы я мог пообещать тебе любовь до гроба, и не просто пообещать, а и поверить собственным словам… тогда ты в тот же миг оказалась бы на этих одеялах, и дай Бог, чтобы мы из них выбрались хотя бы к весне.

Ноэль смотрела в его глаза и верила каждому слову. Желание испепеляло его, и этот огонь грозил вырваться из-под контроля. Ее собственное тело горело тем же мучительным пламенем. Она почти готова была умолять его снять тяжесть решения с ее плеч и заставить ее забыть о страхе будущего одиночества…

— Я тоже хочу тебя, — прошептала она. Кит закрыл глаза. Еще пару часов назад за эти слова он отдал бы все, что угодно. Сейчас же они превратились лишь в еще одно оружие, против которого у него не было защиты.

— Если я хоть что-то значу для тебя, больше этого не произноси. — Медленно приподняв веки, он снова окунулся в фиолетовую бездну. Он только начинал осознавать, сколько нужно было иметь сил, чтобы выжить в ее страшном мире и все еще оставаться способной существовать в том, который знал он. Она не может быть его возлюбленной. Ведь он по многим причинам не в силах пообещать ей, что не наступит такого дня, когда ее любви ему будет недостаточно. Но все же у него есть, что ей предложить, если только она это примет.

— Ты позволишь мне быть твоим другом? Таким другом, который никогда тебя не бросит?

Ноэль широко раскрыла глаза, до глубины души пораженная этой просьбой. Она не ожидала от него никаких обещаний. На этот раз он предлагал не страсть, но нечто почти столь же ценное и, возможно, даже более прочное и редкое в этом мире.

— Никогда? — Шепотом повторила она, цепляясь за его слова, как скупец цепляется за слиток золота.

— Никогда. — Он снял руку с ее талии и ладонью накрыл пальчики, замершие так близко от его губ. — Пока я дышу.

Улыбка задрожала в уголках ее рта — робкая, неуверенная, словно опасающаяся своего собственного появления.

Кит накрыл свои губы ее пальцами, прильнул к ним нежным поцелуем, терпеливо дожидаясь ответа.

— Мне бы этого хотелось.

Он понял, что задерживал дыхание, только когда смог с облегчением выдохнуть. А потом сверкнул улыбкой.

— Но мы будем друзьями особого рода, — предупредил он ее.

Ноэль вскинула голову. Любопытство взяло верх над болью воспоминаний.

— Как это — особого рода? Какими же это?

— Мы будем друзьями, которые целуются, — с нежностью отозвался Кит и, прикоснувшись еще одним поцелуем к кончикам ее пальцев, поднес их к ее губам — разделить свою ласку.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать