Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Лэйси Дансер » Рыцарь для принцессы (страница 35)


— Значит, ты создала себя по образу и подобию величайшего волшебника всех времен, — вместо этого заключил он, постаравшись уничтожить даже следы эмоций в своем голосе. — Для женщины, сомневающейся в собственной силе, выбор довольно интересный. — Ноэль моргнула, пораженная не только словами, но и тоном.

— Такое мне в голову не приходило, — пробормотала она спустя некоторое время. — Я просто думала, что если мне все подвластно в моем мире, в нем ничего не может случиться без моего желания.

— И не случалось.

Она кивнула, про себя удивляясь странному чувству. Она словно чем-то выдала себя. Вглядываясь в лицо Кита, Ноэль искала, но не находила в нем подтверждения этого чувства.

— Что же теперь будет? — протянула она наконец.

— Я хочу, чтобы ты была со мной. Я хочу этого слишком сильно, чтобы вот так просто повернуться и уйти. И я обещал тебе, что такого в любом случае не произойдет. Я не привык и не умею ждать, но все мое время в твоем распоряжении. Столько, сколько тебе будет нужно. — Он тронул ее губы, обвел кончиком пальца их контуры. — Я всегда считал, что Мерлина погубило предательство. Я тебя не предам. — Не отрываясь, он смотрел в фиолетовую глубину ее глаз, словно хотел заглянуть в душу.

Ноэль не предполагала, что кто-нибудь когда-нибудь сможет так хорошо ее понять. Кит не просто пытался. Он делился с ней своей сказкой.

Кит убрал руку от ее лица и дотянулся до телефона.

— Позвони родителям. — Он сунул ей трубку.

Ноэль опустила глаза на связующее звено между этим мигом, прошлым и будущим. Вновь подняв взгляд на Кита, она прочитала в его глазах все то же терпеливое ожидание.

— Останься, — шепнула она.

Он улыбнулся. Ее просьба проникла в его душу; хоть немного, но усмирила боль от ее отказа. Начало положено. Это меньше того, о чем молился в душе, но больше того, на что он надеялся.

Глава 14

— Как-то непривычно лежать в постели Хэма, — раздался в темноте шепот Ноэль.

Кит откинулся на спину, пристроив ее голову на своем плече.

— Выбора не было. Здесь только одна спальня. И одна кровать. По крайней мере, она достаточно большая, в противном случае мне действительно было бы неважно.

Ноэль тихонько рассмеялась в ответ, наслаждаясь уединением, полумраком и тишиной за закрытой дверью спальни.

— Я рада, что ты проиграл спор, когда решил спать на полу, — пробормотала она и лениво потянулась, прижавшись к нему всем телом. Они любили друг друга медленно и нежно, стараясь не выдать себя перед Хэмом. Впрочем, тому, похоже, было все равно, чем они занимаются. Казалось бы, сейчас Ноэль должно было клонить в сон, но ей хотелось лишь одного — лежать в объятиях Кита и впитывать каждой клеточкой его близость.

Его руки сошлись вокруг нее.

— А может, я просто позволил тебе выиграть, — с улыбкой отозвался он.

Ноэль, приподняв голову, впилась в Кита взглядом, хотя в такой темноте с трудом различала очертания его головы на подушке.

— Что, правда? — возмутилась она.

— Ни за что не скажу.

Пробравшись пальцами в завитки на его груди, она слегка потянула за один. Кит накрыл ее ладонь своей и поднес к губам.

— Веди себя прилично.

— А то — что?

Кит неожиданно развернулся, и Ноэль оказалась прижатой его телом.

— А то одной коварной леди о-очень не поздоровится, — шепнул он, прокладывая дразнящую дорожку из поцелуев вдоль ее щеки вниз, к обнаженному горлу. — У тебя восхитительная кожа. Истинное наслаждение, — хрипло выдохнул он в нежную ямочку, где ее пульс отсчитывал секунды в ритме их любви, которому он научил ее. Ее тело льнуло к нему, словно он был единственным любовником в этом мире, словно ей нужны были лишь его поцелуи и ласки. Кит стиснул ее в объятиях, мечтая и надеясь, что будущее сможет это подтвердить. Один мучительно долгий миг он боролся с искушением надавить на нее, силой вырвать обещание. Ему хотелось разнести на кусочки все часы, что когда-либо были сделаны, — чтобы больше нельзя было определить время, чтобы осталась лишь сегодняшняя ночь, и утро не висело бы дамокловым мечом, угрожая разрушить их счастье.

Ноэль ощутила напряжение, вдруг сковавшее его сильное тело. Она крепко прижала его к себе, впитывая ту боль, причиной которой была она сама. Если только в ее силах начисто стереть прошлое, ради Кита она это сделает.

— Я постараюсь, — с жаром выдохнула она. — Не знаю как, но постараюсь.

Кит поднял голову. Непроницаемая ночь скрывала так много, но голос Ноэль казался лучиком света во мраке.

— Это обещание, а, Ноэль?

— Обещание. Мое обещание. Тебе. — Она пробежала пальцами по его лицу, на ощупь уловив улыбку, тронувшую его губы. И улыбнулась в ответ: — Люби меня.

Кит, не разжимая объятий, перекатился на спину.

— У меня есть идея получше. Ты люби меня, Ноэль.

Ноэль на миг застыла. Мужчина, открывший ей страсть, бросал вызов. И просил. Казалось бы, решение должно было даться ей с трудом. А вышло все легко, словно поцелуй, как прикосновение к его родному телу, как воспоминание о том наслаждении, которому он ее научил. И когда, наконец, подкрался сон, украв остаток ночи, в улыбке Ноэль таилась не просто пережитая страсть. На ее лице удовлетворение смешалось с гордостью истинной женщины. Той женщины, которой она постепенно становилась. Той, которую хотел в ней видеть ее мужчина.


— Вроде прорвались, — буркнул Хэм, притормаживая свой мини-грузовик на автостоянке вблизи частного сектора аэропорта в Денвере. — Да еще на час раньше. Вы точно не хотите, чтобы я подождал, пока прилетит самолет?

Ноэль предоставила отвечать Киту, а сама тем временем пробежала взглядом летное поле в поисках самолета отцовской корпорации. Видимость была отвратительной, и все же знакомая серебристо-черная эмблема корпорации «Сент-Джеймс» сразу же бросилась ей в глаза.

— Нам не придется ждать. Они уже здесь, — проговорила она, указывая на самолет.

Напряжение Кита достигло предела. Он и не догадывался, насколько тяжело ему будет отпустить Ноэль. Не помогала даже надежда на скорую встречу.

— Точно?

Она кивнула. Хэм как можно ближе подъехал ко входу в терминал. Ноэль, зажатая на сиденье между Хэмом и Китом, с трудом выбралась из тесной для троих кабины. Она обернулась, чтобы попрощаться с их радушным хозяином, но тот остановил ее благодарность одним взмахом руки.

— Заходите-ка побыстрее внутрь, нечего мерзнуть. Мы уже все друг другу сказали. Я оказался в нужном месте в нужное время. Только и всего. — Он захлопнул дверцу и уехал без единого слова прощания.

Кит взял ее за руку и потянул за собой в тепло терминала.

— Он прав.

— Но он такой странный, —

добавила она, уже шагая в ногу с ним ко входу в здание. Кит слегка улыбнулся.

— А мне нравятся странные люди.

Ноэль рассмеялась, вскинув к нему лицо.

Но ответить не успела. Поблизости раздался

радостный возглас:

— Ноэль! — Ноэль резко обернулась; глаза ее заискрились при виде подлетающей к ним яркой сексапильной шатенки.

— Силк! — выдохнула она и бросилась навстречу сестре.

Силк закружила ее в объятиях, одновременно хохоча и засыпая вопросами. Киллиан приблизился к сестрам и протянул руку человеку, которому семья была обязана благополучным возвращением Ноэль.

— Полагаю, вы и есть Кит Бэньон, — проговорил он.

Кит пожал протянутую руку, не отводя глаз от пристально разглядывающего его незнакомца.

— А вы?

— Киллиан Карпентер. Муж вот этой леди по имени Силк, одной из сестер Сент-Джеймс. — Он кивнул на свою жену. Та все еще не обращала внимания на мужскую половину избежавшей трагедии пары. — И, соответственно, зять Ноэль. — Он снова перевел взгляд на Кита. — Все остальные члены семьи просили непременно передать, как мы все благодарны вам за все, что вы для нее сделали.

Кит нахмурился.

— Кажется, я уже говорил Джеффри… да, точно, говорил. Усилия были совместными. И я ничуть не преувеличивал.

Киллиан с минуту молчал, пытаясь найти объяснение прозвучавшей в голосе Кита ярости. До того, как он выразил Киту благодарность, тот казался настроенным вполне дружелюбно. Но прежде, чем он успел облечь эту мысль в слова, Силк выпустила Ноэль из объятий и обратилась к Киту, чуть ли не слово в слово повторив фразу Киллиана.

Кит вытерпел и ее благодарные излияния, в душе проклиная то выражение, что он заметил на лице Ноэль. Она буквально на глазах погружалась в привычную для ее семьи роль.

Ни сестра ее, ни зять явно не осознавали, что она далеко не прежнее отрешенное создание, встретившееся ему несколько дней назад в аэропорту Филадельфии. Их замечания по поводу случившегося вновь и вновь создавали портрет слабой, рассеянной, не от мира сего женщины. Его злость на семью Ноэль обернулась против самой Ноэль — за то, что та даже не попыталась объяснить, что она сделала ради их спасения. В конце концов Кит сам вынужден был все рассказать, но он прекрасно видел, что Силк не восприняла его слова всерьез. Разгадать реакцию Киллиана оказалось немного сложнее. Кит вроде бы уловил в глазах зятя Ноэль раздумье, но не был в этом уверен.

— Пожалуй, нам пора отправляться, — вставил Киллиан, когда Силк наконец получила ответы почти на все интересующие ее вопросы. — Сюда снова движется весьма неприятный фронт. Учитывая состояние твоей матери и близость родов у Каприс, мы никак не можем здесь застрять. — Киллиан взял Силк за руку и потянул в сторону выхода на поле. — Мы будем ждать на борту, Ноэль.

Силк нахмурилась. Ей совсем не улыбалась мысль оставить Ноэль в зале ожидания пусть даже частного сектора аэропорта.

— Но разве мы… — начала было она, но муж, не дожидаясь окончания фразы, без сожаления утащил ее за собой.

Ноэль вздохнула, глядя вслед упирающейся Силк.

— Я все гадаю, что же ты намерена предпринять, принцесса, — пробормотал Кит, наблюдая, как она не отрывает глаз от супружеской пары.

Ноэль обернулась к нему, удивленно вскинув брови.

— Ты о чем?

— Можешь, если желаешь, изображать непонимание перед ними, но только передо мной — не надо. Я уже слишком хорошо тебя знаю, чтобы поверить этому. — Он взглянул на дверь, за которой скрылись Киллиан и Силк, и снова перевел взгляд на любимую женщину. Ему хотелось встряхнуть ее как следует. Хотелось прижать ее к себе и объяснить, что ему плевать на то, что о ней думают ее родные или каким образом у них сложилось столь извращенное представление о ее личности. Ему хотелось утащить Ноэль отсюда и спрятать от посторонних глаз, чтобы ни ему, ни ей не пришлось больше столкнуться с назревавшей долгие годы ситуацией. Но ничего этого он сделать не мог. Ноэль сама должна вступить в схватку. А все остальное зависит от исхода ее битвы за себя.

В первый раз за все время Ноэль увидела на его лице страх. Она прикоснулась к его руке. Напряжение превратило его мышцы в обтянутую теплой кожей сталь.

— Что с тобой?

— Ты позволяешь им обращаться с тобой так, словно ничего не изменилось, словно ты осталась прежней. Я буквально чувствую, как ты снова возводишь высокие стены. С кем другим — я бы еще понял, но это же твоя семья.

Ноэль тяжко вздохнула. Она понимала, что он прав, но знала также, что и она права.

— А что я, по-твоему, должна была сделать? Кричать во всеуслышание, что я изменилась? Во-первых, этим я бы ничего не добилась. А во-вторых, я считаю, что у моих близких и без того хватает сейчас тревог. Им совершенно ни к чему сталкиваться еще и с переворотом в моем характере.

— Значит, ты намерена им подыгрывать? Даже зная, каковы ставки в этой игре?

— А каковы ставки, Кит? — Она встала прямо перед ним, все еще держа его за руки. Его взгляд прожигал ее насквозь. — Я просто-напросто возвращаюсь к своей семье, а ты возвращаешься к своей. И к своему бизнесу.

— Я сказал тебе, что повидаюсь со своими — и сразу же прилечу в Филадельфию.

— Зачем?

Он сдвинул брови, не веря своим ушам. Неужели она не понимает?

— За тобой, разумеется. Я просил тебя переехать ко мне. И даже не пытайся делать вид, что ты этого не помнишь.

— Я и не пыталась.

Кит сбросил ее руку и схватил за плечи.

— А что же ты делаешь в таком случае? Отказываешься?

Она покачала головой, рассыпав по щекам полуночно-черный дождь волос.

— Нет. Я хочу быть с тобой.

— А я хочу быть с тобой. — Он притянул ее ближе. Без ее тепла он вряд ли справился бы со страхом надвигающегося неизвестного и почему-то смутно опасного будущего. — Но мне нужна ты вся целиком — женщина, которой хватило отваги и сил вытащить из самолета бесчувственного человека и выбраться из неизвестности, опираясь лишь на веру в него и себя. Та женщина, которая без единой жалобы сносила все трудности. Та, что подобно факелу вспыхивала в моих объятиях. Мне не нужна женщина, предлагающая тем, кто ее любит, лишь частичку себя. Я хочу все, Ноэль! Всю тебя — ради всего меня!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать