Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Лэйси Дансер » Рыцарь для принцессы (страница 9)


Глава 4

Ноэль ворочалась в постели и, безуспешно пытаясь заснуть, обдумывала его слова. В глазах Кита она увидела горечь, боль и какое-то смутное отчаяние, которого она никак не ожидала. Сон окончательно исчез, унесенный чувством вины и тревоги — не только из-за самой вины, но и из-за того, что она может стать жертвой этого чувства.

— Разве нет, Ноэль? — спросил Кит.

Самая обычная фраза на первый взгляд, не стоившая особого внимания… и вместе с тем она подняла массу вопросов, которые давным-давно следовало бы задать. Ведь она действительно просила у Кита доказательств, что для него важна не ее внешность, что он не воспользуется ею, не поиграет какое-то время, чтобы потом бросить такой же одинокой, какой она была до его появления в ее жизни. Наверное, она требовала того же самого от всех, с кем когда-либо сталкивалась. Ей пришли на память годы, проведенные с чужими людьми в детских домах — до того, как ее забрала Лоррейн. Как часто ей доводилось слышать завистливый шепот, что приемные родители выбирают среди всех детей именно ее, потому что она так прелестна со своими фиолетовыми глазами, иссиня-черными локонами и белоснежной кожей.

Она ненавидела свою внешность. Во мраке ночи, когда ее никто не видел, она часами плакала от презрения к своей красоте, заставлявшей приемных матерей наряжать ее словно куклу и демонстрировать знакомым. Она плакала от обиды на других детей, потому что они завидовали ее хорошенькому личику и превращали ее жизнь в ад. Но эти слезы были ничто по сравнению с теми, которыми она залила не одну подушку, услышав, как о ее красоте говорит ее сказочная фея — женщина, казавшаяся ей богиней среди матерей.

Однажды Ноэль, стоя в дальнем темном углу залитого солнцем коридора, услышала хорошо поставленный голос Лоррейн, перечислявший ее достоинства и недостатки, словно она была вещью. Лоррейн доказывала мужу, что девочку нельзя оставить на произвол судьбы, что она заслуживает большего, что ей нужен дом, где она выросла бы в истинную красавицу, как ей и предназначено судьбой. Лоррейн своего добилась. Ноэль переехала в особняк четы Сент-Джеймс. Она выросла и стала еще прекраснее, она жила среди красивых людей, привыкших к красивым одеждам и драгоценностям. Ее жизнь была настоящей сказкой для любого, кто не видел дальше показного блеска.

Прошло много лет, прежде чем она поняла, что Лоррейн заботилась не о собственном престиже, выбирая себе красивую дочь, — ее скорее тревожила красота Ноэль, она боялась, что могут сделать окружающие с легко ранимой прелестной девочкой. Но понимание пришло слишком поздно. Ее поведение в семье уже сложилось, и она сама не знала, как его можно изменить.

А потом ее сказочная фея предложила трем сестрам Ноэль и ей самой пожить один год самостоятельно, без поддержки и богатства семьи Сент-Джеймс. Впервые за все годы любви и заботы Лоррейн обратилась к своим приемным дочерям с просьбой. И Ноэль покинула дом, отважилась ступить в большой мир и обнаружила, что он по-прежнему падок на красоту даже больше, чем на золото. Да, все так и было. До встречи с Китом. Он тоже видел красоту, но смотрел гораздо глубже. Он словно поднес зеркало и предложил самой заглянуть за свое отражение. Он бросил ей вызов, предложив отправиться с ним во мрак неизвестности ради восхитительных радуг, которые, возможно, охватывают небо в невиданном ею краю. А взамен он обещал ей… просить, а не брать силой то, что она не захочет или не готова будет отдать.

Широко раскрытыми глазами Ноэль смотрела в темноту и видела гораздо больше, чем просто угольно-черные пятна, так похожие на тени в ее душе. Одиночество — больше, чем слово. Одиночество — это холодная постель, безмолвие, которому нет конца, слезы, которые никому не увидеть и не осушить. Такой была ее жизнь до Кита. Это был ее выбор. Но сейчас у нее появился иной выбор. Безумная рулетка без надежной основы.

— Я должна попытаться, — в почти беззвучном выдохе слились покорность и триумф. — Я должна.

Ночная тишина эхом повторила ее слова, эту декларацию решимости и надежды. Страх отравлял ее мысли. Но отвага уже прошлась своей кистью и спрятала под позолотой серую паутину опасности. Ноэль перестала метаться, глубоко и облегченно вздохнула. Ресницы, дрогнув, опустились. Она зарылась лицом в подушку, и его имя последней улыбкой прошелестело на ее губах. Незаметно подкрался сон, принеся с собой передышку от мыслей о будущем, которое придет с рассветом, и о мужчине, который заставил ее взглянуть в лицо себе самой и всему миру.


Низкие тучи наползли на город, накрыли ландшафт, сливая землю с небом. Снег лежал тяжелым покрывалом, ледяная корка казалась осколками стекла, разбросанными на дорогах и тротуарах. Солнечные лучи словно стрелы пробивали плотный туман, дразня обещаниями тепла, скорее всего несбыточными. Ноэль шагнула из тепла гостиничного вестибюля, всем своим существом ощущая присутствие Кита рядом. Он возник у двери ее номера еще до того, как она проснулась. Он не прикоснулся к ней, не поцеловал, но по его глазам она видела, как хочется ему сделать и то и другое. За завтраком они почти не разговаривали. И даже сейчас она не сказала бы с уверенностью, кто из них принял решение молчать. Впрочем, это не имело особого значения. Ей нравилось предложенное им молчаливое содружество, нравилась теплота в обращенном на нее взгляде.

— Как, по-вашему, мы сможем вылететь? — спросила она скорее

для того, чтобы о чем-нибудь говорить. На самом деле ей было все равно. В отличие от него, она не

была связана жестким графиком.

— Должны. — Кит бросил долгий взгляд на небо. Затем пристроил ее руку на своем локте. — Осторожнее, смотрите под ноги, — предупредил он, кивнув на замерзшие лужицы на тротуаре.

Ноэль сверкнула в его сторону улыбкой.

— Я же из Филадельфии, так что и снег и лед видела.

Ее улыбка, словно копье, пущенное рукой мастера, пробила самообладание Кита, и он рывком притянул ее к себе. Рефлекс сработал так быстро, что он не успел себя остановить. Лишь миг он наслаждался прикосновением ее тела к своему, и тут же заставил себя ослабить хватку. Прошлой ночью Кит кое-что себе пообещал. И одним из этих обещаний было не давить на Ноэль, не подталкивать ее. Да, он ее хочет. Ему и прежде случалось желать женщину, но он никогда не торопил события. Он знал цену терпению и всегда предоставлял женщине возможность найти свой собственный ритм в их взаимоотношениях. Действовать силой, хватать было ему несвойственно. Но вот что странно — с Ноэль его тянуло поступить именно так. Ему хотелось заключить ее в объятия прежде, чем она успеет опомниться и ускользнуть от него. Ему хотелось заставить ее почувствовать, как хорошо им было бы вместе, хотелось заставить ее поделиться с ним ее секретами.

— Не хочу, чтобы вы ушиблись, — пробормотал он наконец и отвернулся от ее улыбки, которая постепенно таяла, уступая место любопытству.

Ноэль несколько мгновений изучала его лицо. У нее возникло ощущение, что Кит сейчас с ней лишь наполовину.

— Сегодня утром вы какой-то другой, — прошептала она, пока он вел ее к гостиничному автобусу, поджидавшему пассажиров, чтобы отвезти их в аэропорт.

Кит вслед за ней поднялся по ступенькам в салон и только потом ответил:

— Я вообще по утрам не в своей тарелке. Он устроился рядом с ней. Ноэль глубоко вздохнула. Она догадывалась, что он что-то скрывает.

— Я тоже плохо спала, — тихонько призналась она.

Кит взглянул на нее, удивленный ее откровенностью. Впрочем, она ведь все время была с ним откровенна. Замешательство и странное смущение, написанные на ее лице, вызвали в нем мучительное желание схватить ее в объятия, ласками стереть тревожную морщинку на лбу. Искушение было настолько велико, что он поспешно сунул руки в карманы и откинулся на спинку сиденья.

— Правда?

Она кивнула. Ей было бы куда легче говорить с ним, если бы он взял ее за руку.

— Я не слишком храбрая. Я боялась.

— Вы передумали? — Не успев закончить вопрос, Кит уже весь напрягся в ожидании.

— Нет. — Уголки ее губ чуть дрогнули, но в этой улыбке сквозило не веселье, а скоре грустная самооценка. — Хотела. Но не передумала.

Напряжение вышло из него с глубоким выдохом, он усмехнулся, в глазах заплясали искорки облегчения.

— Я рад. — Наклонившись, он оставил быстрый поцелуй на ее щеке. — Очень рад, — повторил он и, обняв одной рукой за плечи, прижал ее к себе.

Ноэль окунулась в его тепло, и теперь уже по-настоящему радостная улыбка заиграла на ее губах.

— Я тоже, — шепнула она в тот момент, когда еще две группы пассажиров стали подниматься в автобус.

По дороге в аэропорт они перебросились всего лишь парой слов, но их молчание с лихвой компенсировали окружающие. Рука Кита по-прежнему обнимала ее плечи, пока они стояли в очереди к билетной кассе. Пару минут спустя улыбки с их лиц исчезли.

— То есть как это — нет билетов? Они были заказаны. Мне подтвердили, что для нас забронированы два места сегодня на восемь утра. — Сузившиеся глаза Кита сверкали негодованием, хотя в его тоне не прозвучало и части того возмущения, которое клокотало в его мыслях.

Девушка за стойкой изобразила любезную улыбку:

— На восемь вечера, сэр. Сегодня на восемь вечера, а не утра.

Кит захлопнул рот, подавив готовое сорваться с языка проклятие. Помолчал, пытаясь вернуть самообладание.

— Это невозможно. Мне необходимо быть в Денвере в два часа дня.

Девушка явно прониклась сочувствием.

— Я была бы рада помочь вам, сэр, — объяснила она, — но у нас просто нет мест на более ранние рейсы. Вынужденную посадку совершили несколько самолетов, а наш аэропорт гораздо меньше, чем денверский. Мне очень жаль, — беспомощно добавила она.

Кит, раздумывая, устремил на нее невидящий взгляд. Выбор невелик. Надо испробовать все возможности, чтобы попасть в Денвер.

— А частные рейсы у вас есть?

Она кивнула и, вздохнув с облегчением, быстро объяснила ему, куда обратиться.

Кит обернулся к Ноэль. Ему совсем не по душе была мысль бросить ее здесь одну, но настаивать, чтобы она летела с ним, он тоже не имел права.

— Вы хотите дождаться вечернего рейса — или полетите со мной?

Ноэль заглянула ему в глаза, прочитала в них раздражение, вызванное неприятной ситуацией, и тревогу за нее. Ей некуда спешить, и она может поступать так, как ей нравится. Его обещание, ее обещание… они нашептывали ей ответ.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать