Жанр: Исторические Приключения » Дороти Даннет » Игра королев (страница 17)


— Так уж получилось, что вам каким-то чудом удалось целым и невредимым проскользнуть между двух огней.

— О да. Немезида задремала, — рассмеялся Лаймонд.

— И что теперь?

— А теперь вы нанесете мне ответный визит…

В ведро и в дождик,

В снег и туман

Каждый на праздник

Ко мне будет зван.

Лошади, которых захватил Лаймонд, были измучены, и дорога в Кроуфордмуир заняла больше времени, чем обычно.

На полдороге они встретили странную пару.

Навстречу им скакал на взмыленной лошади высокий рыжеволосый юноша в сопровождении приземистого смуглого человека на пони. Лаймонд остановился перед выхватившим шпагу юношей: глаза его искрились весельем.

— Кто это скачет к нам изо всех сил, упрямо пригнув голову, словно какая-то новость, как обухом, ударила его? Уилл Скотт никогда не смотрит фактам в лицо и предпочитает обходить их сторонкой. Ну, что на этот раз?

Скотт! Гидеон удивленно поднял брови, а смуглый незнакомец расхохотался. Юноша вскричал трагическим голосом:

— Что вы сделали с моим отцом?

— Полюбовался на него и отправил домой. Джонни, тебе не следовало пугать ребенка.

Незнакомец улыбнулся, обнажив превосходные зубы.

— Это не я. Он где-то сам разузнал и метался повсюду до седьмого пота, чтобы напасть на ваш след. Я решил, что лучше уж помочь ему.

Скотт пропустил все это мимо ушей, глаз не спуская с Лаймонда.

— Я думал, что это меня вы хотели тепленьким сдать англичанам — но нет! Я, оказывается, пустое место, а англичанам вы продали моего отца и вашего брата! Но, клянусь Богом, вы сейчас за это ответите! Слезайте, к бою!

— Ах, так! — Лаймонд вдруг сделал мгновенный рывок, неуловимое стремительное движение — и Скотт оказался обезоружен, выбит из седла и стоял уже на земле с открытым ртом.

Лаймонд обратился к Гидеону:

— Прошу вас извинить. Мы не всегда такие буйные. Вы были в Хериоте. Как вы находите, это шотландцы попали в западню?

Ошеломленный Гидеон не счел нужным лгать.

— Напротив. Скотт из Бокклю и его товарищи сами напали на нас: это была хорошо продуманная атака.

— Я говорил ему, — пояснил Джонни. — Я помог Бокклю, насколько это было в моих силах.

Руки Скотта по-прежнему тряслись.

— Но вы же как-то завершили сделку. Вы получили Харви.

Побуждаемый взглядом Лаймонда, Гидеон не замедлил представиться:

— Меня зовут Сомервилл. Боюсь, что лорд Грей не сдержал слово: он не привез Харви. — И из жалости, не удержавшись, добавил: — Ваш отец не пострадал. Благодаря моей предусмотрительности им не удалось никого захватить в плен, но Бокклю и лорд Калтер благополучно выбрались с поля битвы.

Скотт смотрел на Лаймонда не отрываясь.

— Я, похоже, опять оказался в дураках?

— С самого начала ты поставил себя в дурацкое положение. Но не ты один имеешь скверную привычку выбалтывать Эндрю Хантеру свои секреты и горести. Я прав?

Юноша покраснел:

— Наверное, да. Полагаю, мне опять следует извиниться. Или встать на колени и замолить все прошлые и будущие грехи?

— Делай, что хочешь, — промолвил Лаймонд, — только постарайся избегать поспешных выводов. Джонни, ты насмотрелся?

— Люблю поглазеть на такие штуки. Если снова понадоблюсь…

— Обойдусь без тебя. Прощай!

Глаза цыгана сверкнули, но он только пробормотал:

— Этот парень хорошо платит. — И поскакал прочь.

Лаймонд пристально посмотрел ему вслед: он, как и Гидеон, ясно понимал, что сделал ошибку, вспылив.

В отличие от своего предшественника господина Крауча Гидеон Сомервилл был человеком незаурядного ума, вдобавок неплохо образованным. Жизнь в Шортклю пробудила в нем своеобразный интерес, а через пару дней он пришел в восхищение от того, как уверенно и свободно Лаймонд управляется с этой шайкой головорезов.

На второй день его привели в комнату Лаймонда, и Гидеон заговорил первым, едва ступив на порог:

— Вы планируете обменять меня на Харви.

В ответ Лаймонд улыбнулся:

— Вы думаете, лорд-протектор согласится выдать Харви?

— Мне бы хотелось думать, что нет.

Лаймонд отшвырнул перо, которое держал в руках, и поднялся.

— Сомневаюсь, что леди Леннокс удастся убедить его во второй раз. Впрочем, вы друг лорда Грея. Если не протектор, то он привезет Харви на север.

— Может быть, но это не имеет значения. Я не хочу вернуть себе свободу ценой чьей-то жизни. Деньги — пожалуйста: вы можете назначить выкуп, если пожелаете. Я не пойду ни на какие другие соглашения, ни живым, ни… мертвым. Лаймонд беспокойно шевельнулся:

— Очень трудно иметь дело со щепетильными людьми… Я не собираюсь убивать Харви.

— У меня есть основания вам не верить.

— А вот ваша жена поверила бы.

— Моя жена согласилась бы со мной, — отрезал Гидеон и замолчал.

Лаймонд подошел к нему и снова сел.

— Вы не сможете помешать мне. Мне ничего не стоит послать ваше кольцо с печатью и сопровождающее письмо, а вас усыпить, пока обмен не совершится.

— Я думал об этом, — ответил Гидеон. — Я буду сам сопротивляться, пока хватит сил.

— Я предлагаю вам другую сделку. — Лаймонд внимательно посмотрел на Гидеона. — Так как честь — ваше самое сильное оружие, попытаемся обратить его в нашу пользу. Вот ваша шпага, ваш кинжал и ключи от вашей комнаты. Внизу вас ждет лошадь. Вы совершенно свободны ехать куда вам заблагорассудится, но даете слово чести доставить мне господина Харви без угрозы для моей жизни и приняв любые меры, чтобы обеспечить его безопасность.

Слово «свободны» заставило Гидеона вздрогнуть, потом он молча принялся разглядывать свои аккуратно вычищенные ногти.

В чем ловушка? Его жизни

ничто не угрожает, Лаймонд позаботится об этом, пока не совершит сделку. Однако, как только он покинет тюрьму, Лаймонд потеряет его из виду. Он может поехать домой, не выполнить уговор и окружить себя такой стражей, что муха не пролетит. Он может поехать домой, сдержать обещание, но в свою очередь схватить Лаймонда. Как бы то ни было, Лаймонд целиком отдает себя на его милость.

Как бы в ответ на эти мысли раздался голос Лаймонда.

— Ловушки никакой нет — вы сможете выследить меня, если захотите. Что бы вы ни предприняли, вы в своем праве, выбор за вами.

— Зачем? — только и смог воскликнуть Гидеон: он все еще хмурился, и Лаймонд добавил холодно:

— Подарочек к Пасхе. Я ведь в долгу перед вашим семейством. Помните.

Гидеон пришел в волнение.

— Но если вам не нужна жизнь Харви, то зачем он вам понадобился?

— Для небольшой этологической беседы. Больше я вам ничего не скажу, решайте!

— Я решил, — неожиданно заявил Гидеон. — Я не собираюсь делать то, что вам угодно, по очень простой причине — потому, что этого хочется именно вам.

— Вот чего я боялся. — Голос Лаймонда звучал мягко. — Вы можете сжечь церковь или разгромить империю, но кто дал вам право судить вашего ближнего?

— А кто дал вам право заставлять ребенка судить родителей?

— Ах, Боже! Немезида проснулась. Вашей сияющей святости непереносимы мои копыта. Равновесие довольно-таки неустойчивое, но это не ваша вина. Одевайтесь и берите шпагу. Мэтью выведет вас на дорогу.

Шпага выпала из рук удивленного Гидеона.

— Но я ничего вам не обещал!

— Знаю. Я не добился от вас ничего, кроме града бессвязных нравоучений, а мне хватает чистоплюев и без вас.

Гидеон все еще пребывал в растерянности.

— Я предупреждаю вас, я превращу свой дом в неприступную крепость, как только вернусь, вы не…

— Да поставьте вы хоть десять стрелков на дюйм! — раздраженно воскликнул Лаймонд. — Мэтью!

Гидеон резко шагнул вперед:

— Зачем вам нужен Сэмюэл Харви? Какое грязное дело вы пытаетесь скрыть?

Вошел Мэтью:

— Лошадь для господина Самервилла!

— Не грязное, а скорее смешное, — сказал Лаймонд и вернулся в комнату, оставив Гидеона на пороге.

— По моему разумению, — заявил Гидеон, — дело чести чаще всего является тривиальным.

— Ничего не поделаешь. Гордыня у нас в роду, и будь я проклят, если потратил пять лет жизни на нечто тривиальное — о нет, нет! Дело тут в святости или же в копытах.

Гнев ударил в голову Гидеону.

— Я назначу встречу, сам выберу время и место, и возьму столько охраны, сколько понадобится. Беседа пройдет в моем присутствии, и вы должны явиться безоружным. Если вы попытаетесь причинить вред господину Харви, или угрожать ему, или иначе досаждать его особе, я оставляю за собой право немедленно схватить вас и доставить к лорду Грею. Вы принимаете такие условия?

Под тонкой кожей Лаймонда вспыхнул румянец.

— Конечно, — ровным голосом ответил он. — Безоговорочно. Только вам следует принять во внимание, что лорд Грей может узнать о нашей встрече. Я не думаю, что Харви взбредет в голову рассказать ему, но, если необходимо, вы можете держать меня столько, сколько сочтете нужным в целях вашей безопасности. Во всяком случае, сначала я собираюсь распустить свой отряд.

Гидеон заметил, с любопытством глядя на Лаймонда:

— Вы многого ждете от этой встречи, если готовы пожертвовать источником существования ради нее. Я сомневаюсь, что так спокойно держался бы на вашем месте.

— Я просто плачу определенную цену, — улыбнулся в ответ Лаймонд. — Но если ко мне дойдет от вас весточка, я останусь трезвым.

Менее чем через полчаса Гидеон уже ехал домой, спрашивая себя, дарует ли ему Господь в смертный час отпущение грехов после стольких сомнительных деяний.

Весна выдалась на редкость теплой. Уже появились первые зеленые ростки, кругом шумели ручьи, в природе чувствовался прилив новых сил. Но ничто не могло вывести лорда Грея из тоски и печали.

Он вернулся в Хаддингтон из Кокбернспата и обнаружил хлипкое сооружение, которое ему предстояло превратить в мощную цитадель. Крепость, просматривающаяся со всех сторон, располагалась на берегу мелкой реки Тайн в угрожающей близости к Эдинбургу, где находился Арран с его трехтысячным войском и еще пятью тысячами французов, которые, не стесняясь, шмыгали прямо под носом у англичан.

Однако же крепость стояла на перекрестке дорог, ведущих к плодородным угодьям. Поэтому лорд Грей потратил апрель и май на то, чтобы его люди, не щадя живота своего, превратили Хаддингтон в могучую преграду на пути шотландцев.

К последней неделе мая лорд Грей ввел в крепость пятитысячный гарнизон кавалерии и пехоты и устроил склады провианта и боеприпасов. Примерно тогда же идиллическим отношениям между сэром Джорджем Дугласом и англичанами, и без того уже подорванным неразберихой в Хериоте, пришел конец.

«Коменданту Хаддингтона следует приложить максимальные усилия, чтобы усилить боеспособность гарнизона, — писал лорд-протектор. — Ему также следует сделать все возможное, чтобы заполучить в свои руки сэра Джорджа и удерживать его как можно долее, и невзирая на какой бы то ни было договор, причинить стране как можно больше ущерба».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать