Жанр: Исторические Приключения » Дороти Даннет » Игра королев (страница 19)


Часть II

ЭНДШПИЛЬ

Глава 1

ДВОЙНОЙ УДАР

1. ИГРА ИДЕТ НА ВРЕМЯ

После того как его покинули монахини, признаки запустения стали явственно проступать в облике монастыря. Колокол, лишившись языка, умолк навеки и спал беспробудным сном, стены же заросли травой и диким плющом. Ни единой живой души не было поблизости, когда к монастырю подъехали всадники и остановились поодаль в ожидании.

Лаймонд, взяв с собой Скотта и Терки Мэта, покинул Кроуфордмуир еще до зари. Всю дорогу моросил мелкий дождик, так что они промокли до нитки. Скотт ехал молча, тяжело, прерывисто дыша.

Именно Ойстер Чарли первым пустил слушок, что банду собираются распустить. Скотт не придал этому значения: «Лаймонд отрекается от власти? Что за глупости: Лаймонд никогда на это не пойдет, пока может поступать как персидский царь царей, да еще и получать за это мзду».

Однако слухи множились и росли. Скотт поприжал Терки, и тот ему все выложил начистоту.

— Лаймонд, похоже, собирается в Англию, чтобы встретиться с этим парнем Харви, а там, глядишь, и лордом заделается. Нет ему от нас больше никакой пользы.

И почему он, Скотт, решил, что банда будет существовать вечно? Она создавалась по прихоти Лаймонда и могла быть распущена по мановению той же властной руки… Скотт начал следить за гонцом, которого еженедельно посылали в Острич, и поэтому первым узнал, что роковая встреча Лаймонда с Сэмюэлом Харви в замке Уарк назначена на второе июня.

В тот же день Лаймонд объявил о роспуске шайки, и слова его были встречены яростным ревом шестидесяти человек. Лэнг Клег орал громче всех:

— Мы не хотим уходить. Какого черта? Нам и здесь неплохо. Пусть и дальше будет по-старому.

— На здоровье. Только без меня.

— А кого на твое место?

Шум нарастал.

— Да нас шестьдесят на одного!

Терки развернулся лицом к разъяренной толпе:

— На двоих, на двоих. К тому же я один, кроме хозяина, знаю, где ваши денежки.

Гул голосов ослабел, и Лаймонд воспользовался наступившем затишьем, чтобы заявить:

— Если хотите, чтобы вам заплатили, то смиритесь. Впрочем, кто сможет принудить меня остаться против воли?

Конечно, они не могли. Как всегда насмешливо, он дал им совет:

— Ладно. Убирайтесь. Подумайте лучше о себе. Вы были коробейниками: у вас есть шанс стать настоящими купцами. Вы были наемниками: пойдите и постройте себе дом, чтобы вам было что защищать. Зубки у вас прорезались, и весь мир перед вами: завоюйте его, если можете. Во всяком случае что бы вы ни делали, держитесь от меня подальше.

Им заплатили, и по двое, по трое они убрались восвояси: Ойстер Чарли, Лэнг Клег, Денди-Пуфф, Джесс Джо. Остались только Терки и Скотт, и Скотт знал почему: им должны были заплатить французским золотом по особому уговору. Оно хранилось на попечении Скотта в специальном месте, но не в Башне.

Опасаясь поучений, Скотт с радостью обнаружил, что Лаймонд, занятый вовсю приготовлениями к путешествию в замок Уарк, вовсе и не пытается встретиться с ним наедине.

Когда встал вопрос о деньгах, Скотт не сказал напрямую, что золото находится в монастыре. Он лишь небрежно заметил:

— Это вам по дороге. Если хотите, захвачу лишнюю лошадь и доеду с вами до места.

Лаймонду было все равно, но Терки отнюдь не остался безразличен. Получив двойную плату золотом, лучше возвращаться с кем-нибудь, нежели одному. Он твердо решил прихватить Скотта и настоял на своем, даже когда тот попытался спорить.

Таким образом, Мэтью и Скотт сопровождали Лаймонда по дороге в замок Уарк. Они оставили позади золотые долины Кроуфордмуира, разоренные и разграбленные, и одну за другой пересекли четыре реки, только трудно было решить, текли ли они в райских кущах или же в аду.

Наступило утро. Решающий момент, когда тигра почти уже заманили в клетку.

Лаймонд ехал очень быстро, не останавливаясь, хотя у него было достаточно времени, чтобы достичь севера Англии к утру следующего дня, когда Харви с сопровождением прибудет в Уарк. Терки Мэтью, скакавший голова в голову с Лаймондом, болтал больше обычного, и поэтому они не сразу заметили, что Скотт остановился позади.

Юноша подождал, пока Лаймонд вернется, и, затаив дыхание, следил за ним: взгляд Лаймонда скользнул по расщепленным стволам вязов — немом напоминании о случившемся; затем он отвернулся. Когда же Скотту удалось заглянуть ему в глаза, в них сквозила привычная ирония.

— О Господи, вновь проповеди и символы. Избавь меня от объяснений. Ты спрятал золото в монастыре.

— Мне он показался надежным местом. Вам известно, что фундамент совершенно цел.

Как ни странно, Лаймонд оставался спокоен.

— Тогда иди и забери свои деньги. Половина тебе, половина Мэту, и потрудись не попадаться мне больше на пути… Мэт, здесь я покину вас обоих.

Мэт услышал и пришпорил лошадь.

— Уже? А как же ваша доля?

Скотт позволил им выяснять отношения сколько угодно. Он предусмотрел такую возможность: он все предусмотрел. Он тихо отъехал назад и незаметно подал сигнал, а затем присоединился к ним, немного хмурый, но в целом такой же милый мальчик, как всегда. Мэт все еще спорил, когда через несколько секунд из-за холма, который они только что миновали, послышался топот копыт.

Лаймонд поднял голову, внимательно вслушиваясь: по-видимому, большой отряд кавалерии — шотландцы или кто-то другой; в любом случае это было опасно, особенно опасно в такой переломный, весьма щекотливый момент в его

судьбе.

Он свернул. Здесь было только одно укрытие, и его следовало достичь прежде, чем появятся первые всадники. После секундных колебаний он мотнул головой и поскакал к монастырю. Скотт и Мэтью направились следом.

Они попали внутрь, как Лаймонд и рассчитывал, до того, как показались всадники. Преодолев разрушенную стену, все трое спешились, привязали лошадей внутри старого, без крыши, заваленного мусором здания и стали потихоньку пробираться среди развалин, когда, подобно огонькам святого Эльма 8), засверкали копья и мечи окружавших холм всадников.

Борода Терки была полна репейников, одежда его вымокла под дождем, но он довольно ухмыльнулся, когда отряд широкой лентой зазмеился по дороге, направляясь как раз к тому месту, которое они только что покинули. Но зачем всадники, полностью запрудив дорогу, повернули прямо к монастырю. Мэт открыл рот от изумления:

— Черт возьми, они же нас не видят!

Чуткий, как дикий зверь, Лаймонд все понял:

— Они нас не видят — они знают, где нас искать. Это люди из Баллахана.

— Наши лошади…

— Слишком поздно. Ты слышал, что Скотт сказал насчет фундамента. — И Лаймонд, юркий, как змея, согнувшись, повел их по анфиладе разрушенных комнат.

Скотт шел рядом, а Мэт позади. Они наткнулись на лестницу вниз, узкую, полуразвалившуюся. Лаймонд, выступив на шаг вперед, вдруг выхватил шпагу Скотта из ножен и толкнул его, безоружного, что есть силы вниз — так, что Скотт расшиб колено и плечо о ступеньки. Свирепый взгляд Лаймонда поразил даже Терки.

— Ты пойдешь первым. Еще одна выходка, и я убью тебя.

Пока они спускались вниз, Мэтью неуверенно спросил у Лаймонда, державшего в каждой руке по клинку:

— Неужели мальчишка?..

— Конечно, кто же еще? Но, может быть, он не знает, что из подвала есть потайной ход, если только там еще не полно людей Эндрю Хантера, ждущих нас.

Пока они никого не встретили. За поворотом блеснул свет, слабо озаривший проход, проваленные ступеньки и стены в пятнах плесени. Они спустились вниз.

Пол подвала был весь засыпан трухой из просевшего потолка, всюду плотным слоем лежала пыль. В углу стоял окованный железом сундук с висячим замком: их бесполезное золото. Не обратив на сундук внимания, они нетерпеливо искали то, от чего теперь зависела их жизнь: дверь в потайной подземный ход монастыря. Наконец они заметили проем. Но сама дверь была плотно заставлена бочками с порохом.

Стало очень тихо.

Наверху раздавалось звяканье доспехов; мужские голоса переговаривались между собой, но никто не спускался, хотя Мэтью и подскочил непроизвольно к лестнице с обнаженным мечом в руке. Скотт неподвижно стоял между золотом и бочками с порохом, держа в руках коптящий факел, освещавший попеременно то Лаймонда, то Мэтью.

Лаймонд мягко спросил:

— Ты, конечно, готов пожертвовать тремя жизнями ради своей части?

— Тремя!

Лаймонд, не поворачивая головы, ответил Мэту:

— Как ты думаешь, почему он так вцепился в факел?

Он, несомненно, на удивление быстро сообразил, что к чему, но и его острый ум не в силах был помочь ему теперь: Скотт приподнял факел, осветив свой массивный подбородок и встрепанные рыжие волосы.

— Предупреждаю: у вас всего десять минут, чтобы подняться наверх и сдаться. В противном случае сюда начнут метать камни, а затем греческий огонь, и все это взлетит на воздух. Если будете тянуть время, то и меня прихватите с собой на тот свет — но что за жалкий подвиг по сравнению с тем, как вы поджарили дюжину юных девиц…

— Заткнись, грязный предатель, — прорычал Мэтью.

Лаймонд молчал.

Намек был намеренный. Скотт хотел разом отомстить за все сомнения, унижения и муки, которые ему приходилось терпеть. Он мечтал, может быть, одержать нравственную победу.

Но никаких следов душевой муки Скотт не замечал. Лаймонд оставался спокоен.

— Ты хочешь, чтобы тебя принимали всерьез. Что ж, ладно. Ты готов взять на себя ответственность за гибель Мэтью?

Бокклю намекнул, а сэр Эндрю подтвердил. Нельзя делать уступки человеку, который убил родную сестру.

— Мэтью ничего не грозит. Никому из нас ничего не грозит, пока не истекут десять минут. Ее звали Элоис, не так ли? Почему она умерла?

— Наверное, потому что в наш век выживают худшие. Мэтью, быстрее.

Скотт первым подбежал к бочкам с порохом и улыбнулся, держа в руке рассыпающий искры факел.

— Только прикоснитесь, и я взорву их.

Мэт, для которого ситуация оказалась слишком запутанной и опасной, обезумел и с ревом ринулся к Скотту.

— Взорви, паршивый ублюдок, но я успею выпустить тебе кишки!

Лаймонд железной рукой остановил его:

— Нечего вопить, Мэт. Скотт, если бы я был один, я сказал бы: взрывай и будь проклят. Превратимся в алые языки пламени. Зажжем золотые свечи из нашей крови. Ты получишь по заслугам за свое ханжеское, убогое благонравие. Зачем было устраивать спектакль? Если ты решился выдать меня, можно было обойтись и без буффонады. Если ты хочешь, чтобы я объяснился перед тобою, то этого ты не дождешься. Делай, что хочешь: твоя взяла. Мне нечего тебе сказать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать