Жанр: Религия » Елена Уайт » История спасения (страница 32)


Иисус перед Пилатом

С самого начала Пилат был убежден, что Иисус не был обыкновенным человеком. Он верил, что это прекрасный человек и что Он ни в чем не виновен из того, в чем Его обвиняют. Ангелы, наблюдавшие за этой сценой, отметили это убеждение римского правителя, и, чтобы уберечь его от соучастия в ужасном преступлении - распятии Сына Божьего, один из ангелов был послан к жене Пилата и во сне сообщил ей, что ее муж будет вовлечен в судилище над Самим Сыном Божьим, Который страдает невинно. Она немедленно послала письмо Пилату, в котором сообщала, что много настрадалась во сне из-за Иисуса, и предупредила Пилата не делать ничего этому Праведнику. Посланник, принесший письмо, торопливо пробравшись через толпу, отдал его прямо в руки Пилата. Прочитав его, римский прокуратор задрожал и побледнел, тут же решив не соучаствовать в убийстве Иисуса. Если иудеи все-таки захотят пролить кровь Иисуса, он не будет содействовать этому своим влиянием, а постарается освободить Его, решил он.

Иисус перед Иродом

Тут Пилат узнал, что Ирод находится в Иерусалиме. С огромным облегчением, надеясь снять с себя ответственность, он послал Христа вместе с обвинителями к Ироду. Ирод был человеком, глубоко погрязшим во грехе. Убийство Иоанна Крестителя оставило тяжелый след в его душе, от которого он не мог оправиться. Услышав об Иисусе и о могущественных делах, совершаемых Им, он испугался, думая, что это Иоанн Креститель, воскресший из мертвых. Когда Иисуса привели к Ироду, он расценил этот поступок Пилата как признание собственной силы, власти и справедливости. Это сделало их друзьями, тогда как прежде они были врагами. Ироду доставляло удовольствие увидеть Иисуса. Он ожидал, что Иисус развлечет его, совершив какое-нибудь чудо. Но Иисус никогда не шел на поводу праздного любопытства и не старался обезопасить Себя. Он использовал Свою Божественную чудодейственную силу для спасения других, но не в угоду Себе.

Иисус молчанием ответил на многочисленные вопросы Ирода - точно так же, как и на вопросы своих врагов, неистово обвинявших Его. Правитель Иудеи пришел в ярость, видя, что Иисус не боится его, вместе со своими воинами он зло насмехался и издевался над Сыном Божьим. Однако и он был изумлен, наблюдая благородную и Божественную внешность Иисуса и то, как бесстрашно и уверенно Он держится, выслушивая постыдные обвинения в Свой адрес. Боясь выносить приговор, Ирод вновь отослал Его к Пилату.

Сатана и его ангелы искушали Пилата, пытаясь заставить его погубить Иисуса и тем самым погубить и себя. Они внушили ему, что если он не примет участия в суде над Иисусом, то это сделают другие, все равно толпа жаждет Его крови, и если он не приговорит Его к распятию, то потеряет свою власть и земные почести и будет обвинен в том, что поверил в самозванца. Боясь потерять свое положение и власть, Пилат дал согласие на казнь Иисуса. Несмотря на то, что своим решением он возложил кровь Иисуса на всех обвинителей, против чего толпа и не возражала, крича: "Кровь Его на нас и на детях наших" (Мф. 27:25), - Пилат все равно не остался чист от крови Христа, ибо свои собственные корыстные интересы, свою любовь к славе и почестям он поставил выше всего и предал Невиновного на смерть. Если бы Пилат следовал своим убеждениям, он вообще бы не стал участвовать в осуждении и предании на смерть Иисуса.

Внешний вид, поведение и слова Иисуса во время суда произвели глубокое впечатление на многих присутствующих. Последствия оказанного таким образом влияния стали очевидны после Его распятия. Среди тех, кто впоследствии присоединился к Церкви, было много таких, чье убеждение в Божественности Иисуса Христа созрело во время суда над Ним.

Сатана пришел в ярость, видя, что все издевательства и поношения, которым подвергают Христа подстрекаемые им иудеи, не вызывают в Его душе ни малейшего ропота. Хотя Христос принял человеческую природу, Его поддерживала Божественная сила и стойкость, и Он ни в чем не отступил от воли Своего Отца.

Глава 29

Распятие Христа

Христа, любимого Сына Божьего, вывели и предали черни для распятия. Ученики и уверовавшие в Него из окрестностей Иерусалима присоединились к толпе, следовавшей за Иисусом на Голгофу. Среди них была мать Иисуса, которую, поддерживая, вел Иоанн, любимый ученик Христа. Ее сердце разрывалось от невыразимой боли, однако она, как и ученики, надеялась, что это мучительное зрелище вот-вот окончится и Иисус проявит Свою силу и предстанет пред Своими врагами как Сын Божий. Но ее материнское сердце снова погрузилось в отчаяние, когда она вспомнила Его слова, которыми Он кратко описал то, что должно произойти в этот день.

Как только Иисус вышел из ворот дома Пилата, на Его израненные и окровавленные плечи взвалили крест, приготовленный для Вараввы. Двух сообщников Вараввы должны были казнить вместе с Иисусом, и на них также возложили кресты. Спаситель взял Свою ношу, но, пройдя несколько шагов, из-за потери крови, чрезмерного переутомления и боли упал на землю, потеряв сознание.

Едва Христос пришел в Себя, Ему на плечи вновь взвалили крест и заставили идти вперед. Неся Свое тяжкое бремя, Он прошел, шатаясь, еще несколько шагов и рухнул как подкошенный. Сначала решили, что Он мертв, но немного погодя Он вновь очнулся. Священники и правители не испытывали ни малейшего сочувствия к своей страдающей жертве, однако поняли, что Он не в состоянии нести дальше это орудие казни. Пока они раздумывали, что же делать, к толпе подошел Симон Киринеянин, направлявшийся в Иерусалим. Толпа, подстрекаемая

священниками, схватила его и заставила нести крест Христа. Сыновья Симона были последователями Иисуса, но сам Симон не был Его учеником.

В огромной толпе, следовавшей за Иисусом, многие насмехались и высмеивали Его, но были и такие, кто плакал, с благодарностью вспоминая обо всем, что Он сделал. Некогда исцеленные от различных немощей и воскрешенные из мертвых громко свидетельствовали о Его чудных делах и настойчиво требовали, чтобы им объявили, какое преступление совершил Иисус, почему с Ним обращаются, как со злодеем. Всего лишь несколько дней назад толпы людей сопровождали Его с радостными возгласами "Осанна!", размахивая пальмовыми ветвями, когда Он торжественно въезжал в Иерусалим. Но многие из тех, кто прославлял Его возгласами, потому что так делали тогда все, теперь оголдело кричали: "Распни Его! Распни!"

Пригвожденный ко кресту

Осужденных привели на место распятия и стали привязывать каждого ко кресту. Оба разбойника вырывались из рук солдат, распинавших их, но Иисус не сопротивлялся. В мучительном ожидании мать Христа смотрела на Него, надеясь, что Он все же сотворит чудо и спасет Себя. Она видела Его распростертые на кресте руки, эти дорогие ее сердцу руки, всегда источавшие благословение; руки, которые так часто тянулись к больным и страждущим, даруя им исцеление и освобождение от страданий. Принесли молоток и гвозди. И когда эти гвозди пронзили Его тело, потрясенные ученики отнесли подальше от жестокого зрелища безжизненно обмякшее тело матери Иисуса.

Иисус не произнес ни единой жалобы. Его бледное лицо оставалось спокойным, лишь крупные капли пота выступили на лбу. И не нашлось милосердной руки, которая бы отерла этот предсмертный пот, никто не произнес слов сочувствия и преданности, которые в этот тяжкий час поддержали и ободрили бы Его человеческое сердце. "Он топтал точило один". Из всего народа не нашлось никого, кто в этот момент оставался бы с Ним рядом. В то время как воины занимались своим страшным делом, Иисус в неимоверных муках молился за Своих врагов: "Отче! прости им, ибо не знают, что делают" (Лк. 23:34). Эта молитва Христа за Своих врагов охватывала весь мир, она относилась к каждому грешнику, в какое бы время он ни жил - в начале или в конце времен.

Как только Иисуса пригвоздили ко кресту, несколько крепких солдат подняли крест и резко и грубо опустили его в приготовленную яму. Это причинило еще более ужасные муки Сыну Божьему. Далее разыгралась жуткая сцена. Священники, начальники и книжники, забыв о достоинстве своего священного служения, присоединились к черни, глумясь и насмехаясь вместе со всеми над умирающим Сыном Божьим, и говоря: "Если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого" (Лк. 23:37). Другие же насмешливо повторяли друг другу: "Других спасал, а Себя не может спасти!" (Мф. 15:31). Служители храма, грубые солдаты, подлые разбойники, висящие на кресте, и низкие, жестокие люди, находившиеся в толпе, - все объединились, глумясь над Христом.

Разбойники, распятые вместе с Иисусом, переносили такие же физические страдания, как и Он. Но один из них, еще более ожесточившись от мук и предавшись своему отчаянию, вел себя очень дерзко. Подхватив насмешки священников, он бросил Иисусу: "Если Ты Христос, спаси Себя и нас" (Лк. 23:39). Другой же разбойник не был закоренелым преступником. Слыша насмешливые слова своего соучастника, он "унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал" (Лк. 23:40, 41). И потом, когда его сердце открылось Христу, в его сознание хлынул небесный свет. В Иисусе, избитом, осмеянном и распятом на кресте, он увидел свою единственную надежду, своего Искупителя и обратился к Нему с верой и смирением: "Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе ныне же, будешь со Мною в раю" (Лк. 23:42, 43).

С изумлением смотрели небесные ангелы на бесконечную любовь Иисуса, Который, испытывая душевные муки и физические страдания, думал о Своих ближних и вселял веру в душу покаявшегося. Когда жизненные силы покидали Его и надвигалась смерть, он проявил любовь к человеку, которая сильнее, чем смерть. Многие из наблюдавших эту поразительную картину на Голгофе впоследствии утвердились в своей вере во Христа благодаря увиденному.

Теперь враги Христа с нетерпением ждали Его смерти. Они считали, что это событие навсегда успокоит и прекратит слухи о Его Божественной силе и угасит интерес к совершенным чудесам. Священники льстили себе, думая, что уж больше не придется им трепетать при мысли о Его влиянии на людей. Бесчувственные и жестокие воины, пригвоздившие распростертое тело Иисуса ко кресту, в это время делили между собой Его одежды, споря, как им разделить хитон, на котором не было швов. В конце концов они решили спор, бросив жребий. Богодухновенное перо в точности описало эту картину за сотни лет до произошедшего: "Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои... делят ризы мои между собою, и об одежде моей бросают жребий" (Пс. 21:17, 19).



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать