Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Семеро Тайных (страница 25)


Глава 13

Лес темнел впереди и справа, но Миротверд повернул коня вдоль левой стены. Когда град остался позади, Олег рассмотрел быстро приближающуюся пустошь. На той стороне поднимались уродливые скалы, древние, изъеденные временем.

Миротверд скакал рядом, стремя в стремя. Лицо его стало серьезным, нос заострился, глаза рассерженно блестели из темных впадин.

— Вон те развалины! — крикнул он. — Видишь скалы?.. Это не скалы, остатки древних стен. Там был город, очень большой город. Волхвы говорят, самый первый на земле.

— Так говорят многие, — ответил Олег.

— Наши развалины все знают! — крикнул Миро-тверд горделиво.

— Да-да, конечно, — согласился Олег.

Развалины самого первого города он уже встречал дважды или трижды только за первое лето, когда вы-шли из Леса. Все в разных краях, но лучше помалкивать, эти люди не поверят, что по ту сторону леса тоже живут люди.

Зелень внизу скользнула назад, земля пошла почти красная, явно железной руды вдоволь... «Может быть, — подумал Олег хмуро, — от множества железа, что носили на себе люди».

Земля уплотнилась, незаметно перешла в камень, подковы при каждом шаге высекали искры. Мертвую тишину не нарушали ни крики птиц, ни шорох мелких зверьков, ни даже стрекот вездесущих кузнечиков.

Скалы раздвинулись, всадники въехали на каменное плато. Широкие плиты пощербило, но по ровным квадратам Олег понял, что древние строители откуда-то натащили глыб и уложили так плотно, что и сейчас почти ни один стебель не протискивается в щели.

На той стороне плато, что явно было либо двором, либо вовсе залом дворца, высилась огромная статуя в два человеческих роста. Ветер и дожди за сотни лет сгладили лицо, но на Олега все равно пахнуло жестокостью и властностью. Человек стоял с повелительно вытянутой рукой. Указательный палец указывал куда-то на восток, куда как раз направлялся Олег, да все мешали. Ногой древний повелитель попирал невиданного зверя, целиком состоящего из рогов, зубов и шипов, грудь покрывали доспехи, но голова, похоже, была без шлема.

Гридни поспрыгивали с коней, помогли сойти Миротверду. Он отсапывался, лицо раскраснелось, а когда заговорил, все еще отдувался:

— Если ты... грамоте обучен...

— Не всей, — признался Олег, — только самому краешку. Краешку краешка!

— Это как?

— Читать-писать умею.

Брови Миротверда всползли на лоб, а что же тебе еще, читалось в глазах, но молча подвел к статуе. По основанию причудливой вязью шли наполовину стертые знаки. К счастью, ветер и дожди в первую очередь обрушивались на голову статуи, а здесь Олег мог разо-брать всю надпись.

— Ты понимаешь? — спросил Миротверд.

— Только слова, — ответил Олег осторожно, — но не смысл.

— Та же беда со всеми, — вздохнул Миротверд.

За их спинами гридни сочувствующе сопели. На широкой плите было написано просто: «Ударь здесь». Присмотревшись, Олег различил следы ударов, но настолько крохотные, что удивленно покачал головой:

— Так мало пробовали...

— Мало? — огрызнулся Миротверд. — Да это только сегодня никакой дурак еще не пришел с молотом! А то их тут как жуков у навозной кучи! Уже не одно поколение как бараны стучат лбами!.. Просто сама плита черт знает из какого камня, другую бы давно измолотили в пыль! А как только на престол восходит новый правитель, он присылает сюда лучших умельцев, а те что только не вытворяют!.. Но плита даже не треснула. Да где там треснуть, царапин не зримо. Потом, конечно, разочаровавшись, правитель отзывает мастеров, на другие дела нужны, терема да дворцы украшать, но время от времени возвращаются, пробуют снова...

Олег внимательно оглядел плиту.

А стоит ли? Если написано: ударь... А если было бы написано: бейся головой в стену?.. Или прыгай с обрыва на камни?

Гридни хохотнули, Миротверд развел руками:

— Конечно, уже подумывали, что какой-то древний шутник мог позабавиться... Отыскал плиту, которую сам не смог разбить, вот и решил другим тоже свинью подложить. С другой стороны шел слух, что некий древний правитель запрятал свои несметные сокровища! И кто их найдет, тот станет... если не властелином мира, то все равно кем-то станет!

Один из гридней, поколебавшись, взял боевой топор поудобнее и принялся долбить обухом. Другие наблюдали с жадным интересом. Похоже, все уже пытались не по одному разу, но все-таки вдруг да повезет...

Олег внимательно смотрел на пьедестал, поднял взор вверх, задержал на суровом каменном лице. Невидящие глаза вперились в простор с такой проникающей мощью, что Олег невольно оглянулся. Там темно-зеленый бор, могучие деревья, хотя в те времена там тоже могли выситься стены соперничающего града.

— Это был правитель, — проговорил он медленно, — а не землекоп. Он смотрел вдаль, а не под ноги.

На него все еще смотрели с ожиданием, не понимая. Он поморщился, ибо сказал вроде бы все понятно, умному достаточно, но опять забыл, что это достаточно умному, но не человеку с топором в руке и не правителю, который должен уметь править целой страной.

— Да-да, — согласился Миротверд. — Это был не простой правитель, а могучий и богатый. И что же?

— Правители не смотрят под ноги, — терпеливо повторил Олег. — Им в голову не может прийти, что вы станете колотиться о камень под его ногами.

— А что он хотел?

— Он указал, — ответил Олег коротко.

Миротверд даже шею вытянул, оба гридня привстали на цыпочках, смотрели в сторону

леса. Там над кронами взвилась стая галок, покружились, исчезли. Третий мерно лупил железом по камню, не мог сидеть без дела, молодец.

— Но там ничего нет, — сказал наконец Миротверд. — А если и есть... Я слышал, что мы не единственные в мире... но откуда узнать, на что он указывает?

— Он еще и сказал, — ответил Олег снова кратко.

Под недоумевающими взглядами он медленно побрел по каменным плитам, шагах в семи остановился, топнул ногой. Присмотревшись, Миротверд и гридни увидели тень руки статуи. Указующий перст упирался в середину этой плиты.

Миротверд ахнул:

— Боги!.. Да что же это... Неужто все поколения смотрели и не видели?.. Ребята, быстро топоры, веревки, ломы, ваги! Скачите в крепость, тащите все, охрану побольше!

Гридень, который колотил, сказал быстро:

— Сперва надо самим попробовать!.. Мы топорами подденем. А если уж такая тяжелая, тогда и кликнем на помощь.

Олег смотрел безучастно, как все четверо бросились, торопясь и толкаясь, к плите, били обухами, но мешали один другому, пока один, прицелившись, не ударил обухом тяжелого топора сильно и точно в самую середину плиты.

Хрустнуло, словно проломилась скорлупа гигант-ского яйца. Черная трещина пробежала быстрая, как ящерка, разветвилась. Обломки чуть просели, словно внизу была пустота.

Кто-то вскрикнул, тут же поддели лезвиями топоров. Самый крупный обломок вытащили, остальные глыбы освобожденно рухнули в темноту. Из глубины пахнуло странно теплым воздухом, необычными запахами. Миротверд пал на брюхо, всматривался в темень. Камни словно растворились во тьме, ни стука, ни плеска, ни шороха.

Гридень сбегал к коням, вернулся с длинным арканом. Торопясь, ему надели петлю на пояс, Миро-тверд зажег факел, а гридень начал опускаться в подземное хранилище.

Остальные держали веревку, то и дело с великим изумлением оглядывались на молодого, все еще невеселого парня в волчьей шкуре. Даже не поведет глазом в сторону открывшегося хода!

Миротверд сказал срывающимся голосом:

— Не знаю... даже если ничего не отыщем, все равно прославимся...

А гридень рядом просипел простуженным голосом:

— Да, мы сумели...

— Он сумел, — поправил Миротверд. — Но мы все сделали!

Веревка в их руках скользила рывками. Из дыры доносились вскрики, желтое пятно света иногда показывалось в темном проеме, все слабело и слабело. Когда в руках остался конец аркана, третий гридень сбегал к коням, принес все оставшиеся, связали накрепко, веревка снова пошла короткими осторожными рывками вниз.

Олег ожидал, что, когда все четыре аркана подойдут к концу, Миротверд опомнится, так почти и было, но взгляд управителя зацепился за пояс старшего гридня, и тот поспешно снял, пояс был длинный, шелковый, такие же и у других, а когда связали их тоже, спуск смельчака продолжался.

Наконец им пришлось лечь на животы, веревку держали в вытянутых вниз руках. Олег видел их побелевшие от напряжения лица. Веревка раскачивалась, из темной дыры вроде бы доносился далекий крик, затихал, потом слабые звуки слышались снова.

Внезапно Миротверд вскрикнул:

— Тащим!

Они с трудом встали на колени, держа веревку на вытянутых руках, на лицах были страх и сумасшедшая надежда, словно из этой темной норы могло появиться невероятное счастье для всех людей на свете.

Веревка шла медленно. Кольца ложились одно на другое, и, когда там вырос целый холмик, Олег смутно удивился, что опускаться пришлось так глубоко. Наконец гридни весело заорали, в темном проеме что-то мелькнуло, исчезло, а еще через пару саженей веревки появилась лохматая голова.

Гридень с трудом перевалился через край, его подхватили и оттащили. Он лежал на спине, жадно хватал мокрым ртом воздух. Лицо было в крупных каплях пота, на лбу и висках надулись толстые, как пиявки, жилки. Когда он разжал кулак, Миротверд вскрикнул.

На ладони блистали золотые монеты и драгоценный камень немыслимой чистоты! Монеты были странные, четырехугольные, но толстые, с непонятными знаками, камень походил на рубин, но только походил, от рубина отличался так же, как великолепный боевой конь от мелкой селянской коняги.

— Я только... — прохрипел воин с укором, — только сумел дотянуться... до верхушки горы из злата... Вы что же, не могли опустить хоть чуть ниже?.. Там же этого злата и каменьев... цельные горы!.. Только внизу темно... Сколько там... не узреть...

— А факел? — сказал Миротверд. — Бросил бы факел!

— Он сгорел, — прохрипел воин, с трудом восстанавливая дыхание, — когда я увидел вершинку этой... золотой горы... А зачерпнул уже по памяти... Раскачался и...

Один из гридней сказал, не отрывая жадных глаз от золота и камня в ладони Миротверда:

— Рисковый! Мог бы и оторваться. Мы ж тебя еле-еле держали! Пояса уже начали распускаться.

Олег смотрел на их счастливые лица, выпученные в восторге глаза, а в сердце были недоумение и горечь. Не потому ли он спокоен, что уже видел сокровище побольше, противников посильнее, миры диковиннее, и теперь ничто не взволнует...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать