Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Семеро Тайных (страница 36)


Глава 22

На лесной тропке впереди безбоязненно стоял высокий сутуловатый человек, длинные седые волосы на плечах, серебряная борода до пояса, одет в простую белую рубаху, такие же белые портки, сапоги стоптанные, в руке посох. Даже Колоксай безошибочно узнал еще одного искателя истины, Олег слышал, как рядом раздался свист выдавливаемого сквозь сжатые зубы воздуха.

Старый волхв взглянул на молодого воина с насмешливым сочувствием:

— Ничего, в другой раз повезет... Если ехать и дальше прямо, там целый отряд разбойников. А если взять отсюда влево, наткнетесь на гнездо крупного Змея. Там три детеныша, каждый уже с быка. Пара Змеев захекалась, таская им каждый день по две коровы...

Колоксай начал разворачивать коня: опытные дружинники сразу замечают, что браслеты на запястьях с

Олег бросил с досадой:

— Перестань...

— Ты что? Это же подвиг!

— Подвиг, — сказал Олег наставительно, — это когда людей подвигнешь на что-то доброе или хотя бы великое. А ты — бедного Змея жизни лишить... Скажи нам, мудрец, тайну твоего появления здесь...

Лицо старого волхва дышало скрытой силой и неспешным умением тратить эту силу. Сухощавое тело двигалось легко, он сохранил не только живость тела и жил, но и в глазах его, острых, как у орла, Олег видел глубокий ум и глубокое понимание.

— Вот моя хижина, — ответил старик. — Воспользуйтесь моим кровом на эту ночь. Хотя скажу сразу: тайны, увы, нет. Простое любопытство.

Хижина оказалась в двух десятках шагов, просторная, но так умело сплетенная из живых ветвей, что даже Олег прошел бы рядом, не заметив. Разочарованный Колоксай занялся лошадьми, Олег осторожно вошел под зеленую крышу. Пол посыпан только что сорванной душистой травой, Олег уловил незнакомый запах, в голове стало очищаться, а в усталом теле кровь пошла быстрее.

Когда вошел Колоксай, мудрецы уже сидели прямо на полу напротив друг друга, спинами упирались в стены, а посреди хижины быстро возникали накрытые скатерти, удивительные яства, яркие кувшины, золотые кубки, голову кружили запахи диковинных вин. Все сменялось с такой скоростью, что он лишь глупо раскрыл рот и таращил глаза, пытаясь хоть что-то рассмотреть, а мудрецы, старый и молодой, хмурились и только двигали бровями, заставляя появляться диковины и пропадать еще быстрее.

Наконец Колоксай взмолился:

— Остановитесь! Иначе я иссохну!

Он сам посмотрел себе под ноги, ожидая, что там будет лужа слюней, а мудрецы впервые посмотрели в его сторону. Старший сказал, улыбнувшись одними глазами:

— Герой прав. Остановимся на том скромном кушанье, что предлагаю я. Меня зовут Хызр, я простой странник по жизни.

Мудрецы насыщались молча, степенно, сдерживая себя, Колоксай крепился недолго, в дальних походах приходилось и голодать, он как всякий воин умел наедаться про запас, сейчас он делал эти запасы как хомяк, как медведь, которому до весны только лапу сосать.

Хызр насыщался неспешно, мелкими глотками отхлебывал из серебряной чаши дорогое вино с пьянящим запахом, прислушивался. Закрывал глаза и замирал надолго, Олег вино выпил залпом, не ощутив вкуса, только в голосе появилась некая легкость, взглянул на отважного молодого царя, тот пробует из всех кувшинов, сказал осторожненько:

— Весьма дивно повстречать человека вот так в лесу...

Хызр мягко улыбнулся:

— Даже твоему другу понятно, что я вышел встретить вас. Из любопытства, как я сказал. Я странник, а когда шел через ваши земли, услышал много интересного. А три дня тому и вовсе рассказали о юноше с горящей головой, который не о подвигах грезит, а о счастье для всего рода людского. Это дивно, ибо и убеленные сединами мужи чаще всего ведут себя как драчливые юнцы... Да они и есть драчливые дети. Не по силе, по уму.

Олег пробурчал неохотно:

— Я урод, да?..

— Может быть, — ответил Хызр спокойно. — А может быть, тебе довелось пережить много, а есть чуткие души, которым не надо повторять даже дважды, хотя всем долбится одно и то же на протяжении всей жизни... По крайней мере ты идешь достойной дорогой. Понятно, что отыскать тебе, скорее всего, ничего не удастся...

Колоксай одобрительно хмыкнул с набитым ртом, Олег вскрикнул горестно:

— Почему?

— Если бы ты вздумал отыскать свободное королевство, — продолжал Хызр невозмутимо, — или же завоевать пару новых... Ага, вижу по тебе, что уже слышал такое! И не раз? А что удивляться, люди — звери простые. Цели у них, как и мечты, до безобразия одинаковые... Но ты замахнулся на такое, что просто непонятно, где его искать. И существует ли вообще. А свободные королевства... их хоть пруд пруди. И подвигов совершать не надо. Разве что по дороге пришибешь пару драконов, разгонишь горных великанов или вобьешь в землю древнего демона, что проснулся и жаждет жертв... Ну, да это ты и так по дороге, не ради королевств, а чтобы под ногами не сновала всякая мелочь...

Колоксай выронил кабанью ногу, остановившимися глазами смотрел то на Хызра, то на грустного волхва. Олег сказал невесело:

— И все же искать буду. Ты можешь что-то...

Хызр перебил:

— Нет. Но я

расскажу один грустный случай... Видишь ли, я живу на этом свете давно, очень давно...

Колоксай ел жадно, но прислушивался, а Олег, который уловил в голосе старого мудреца странную нотку, сказал быстро:

— Я понимаю.

— И вот однажды мне открылось...

— Как? — перебил Олег. — Во сне?.. В дороге?.. Созерцая полет птиц?

Хызр покачал головой, в глазах не было недовольства, что юнец перебил степенную речь, а скорее грустное любование ребенком, который еще не знает, с какими разочарованиями придется столкнуться в жизни взрослого:

— Не помню. Мысль приходит, как и откровение, странными путями... Словом, открылось, что запасы старой воды на небесах кончились. Потому Род решил заменить всю воду на земле на другую, которая будет лишь внешне похожа на прежнюю. Но всякий, кто отведает ее, перестанет быть прежним человеком, забудет даже свое имя. Поверишь ли, у меня было много времени, я исходил белый свет вдоль и поперек, я не только ходил, но и ездил, и...

— Понимаю, — снова сказал Олег быстро.

Они посмотрели на поглощенного едой Колоксая, Хызр сделал незаметное движение пальцами, и сбоку от главного блюда, уже наполовину пустого, возникло еще одно, с грудами жаренных в своем соку молодых птиц.

— Но лишь один волхв, — продолжил Хызр, — звали его Магабхана, внял предостережению. Хотя теперь сам не знаю, зачем я это говорил, предостерегал? Магабхана решил сделать себе большой запас воды. Где-то в глубине Авзацких гор он отвел в сторону ручей, заполнил огромный водоем в глубокой пещере, а затем пустил ручей на прежнее место.

Колоксай промычал:

— М-м-м... Умно сделал! А если еще и сам...

— Сам, — подтвердил Хызр. — Ошибаются те, кто считает мудрецов обязательно хилыми. Словом, однажды настал страшный день, когда все реки иссякли, все колодцы и ручьи, даже лужи пересохли. Небо стало чистым от облаков, ибо облака тоже вода... правда, правда!.. Но прошло немного времени, и снова наполнились реки, колодцы, а в небе появились облака. Тогда Магабхана спустился с гор к людям и обнаружил, что все они говорят на другом языке, одеваются иначе, у них иные законы, странные и нелепые, смешные обычаи и неверное представление о белом свете. Он пытался говорить с ними, объяснять, но все смотрели как на сумасшедшего и вместо восхищения его мудростью выказывали ему либо сострадание, как сумасшедшему, либо враждебность... Магабхана удалился в горы, пил свою воду и размышлял о старом и новом мирах, но настоящий мудрец не живет без людей, он вообще живет только для людей, и Магабхана снова спустился к людям, говорил, пока в него не стали бросать камнями.

— Наш мир, — согласился Колоксай. Он с трудом проглотил огромный кус мяса, добавил: — К нам тоже, когда заходят чересчур умные...

— В последний раз, — продолжал Хызр, — он пробыл в горах почти год, многое осмыслил, но для настоящего мудреца важны лишь те знания, которые может передать ученикам, а не те, которые умрут с ним. Он спустился к новым людям, напился новой воды... Он начисто забыл все старое, старые знания, старый мир, начал понимать язык и обычаи новых людей. А они смотрели на него как на безумца, который наконец-то излечился от своей болезни.

Хызр умолк, Олег долго молчал, ждал продолжения. Но Хызр молчал, седая голова подрагивала, плечи опустились, словно заново пережил те страшные времена.

Внизу медленно темнело, а верхушки деревьев вспыхнули ярким красным пламенем. На землю упали багровые блики, на сердце стало тяжко и тревожно в ожидании близкой беды.

Олег с усилием воздел себя на ноги. Лицо побледнело, в глазах страх боролся с отчаянной решимостью.

— Спасибо. Я понял, зачем ты мне это сказал.

Колоксай удивился, но тоже поднялся, выпрямился с достоинством, хотя живот упорно выпячивался, позоря мужественного витязя. Хызр смотрел на них с печальной улыбкой родителя, который и рад бы удержать в гнезде, но как удержишь, если крылышки отрастают, требуют полета?

— В добрый путь, — сказал он. — Но задумал ты, вижу по глазам, страшное. Я не к этой мысли тебя подталкивал.

Олег свистнул, кони подбежали оба. Он легко прыгнул в седло, вскинул руку:

— Спасибо и прощай. Ты подталкивал меня к мысли, что я должен быть как все. Иначе, мол, меня ждет страшное и невыносимое одиночество.

— Верно.

Олег сказал тяжело:

— Я знаю теперь, как сделать свою жизнь еще более одинокой.

Конь прыгнул, понесся через кусты, ломая ветви. Колоксай вскинул руку в прощанье, его конь понесся следом за красноголовым волхвом.

Хызр вскинул обе руки:

— Да будет вам дорога... нет, легка не будет, но хотя бы, хотя бы...

Издалека из затихающего треска и стука копыт донеслось слабое:

— ...И еще невыносимее!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать