Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Семеро Тайных (страница 47)


Второй раз очнулся от холода. Вокруг было черно, а когда решился приоткрыть глаз, рядом отсвечивала лунными бликами каменная плита. Воздух был холодный, но с оттенком странной гари, словно запахи горящей земли пробились из дальних глубин.

В голове пульсировала боль, тело задубело. Он старался не потерять сознания и рассудка, мысленно повторил Словцо Лечения, тело как в огне, с трудом пошевелил губами, повторил... Чуть затихло. Совсем малость, но он сумел вздохнуть, ощутил, что у него есть грудь, там теплится жизнь, полежал недвижимо еще, истратил накопившиеся капли мощи на себя, в глазах прояснилось, а боль перестала пожирать целиком, а только кусала за печень и внутренности.

Уже занимался рассвет, на востоке серая полоска стала ярче, заалела. Привыкшие к темноте глаза наконец узрели длинную узкую щель, что как исполинским мечом расколола гору надвое. Щель заполнена тьмой доверху, из этой бездны поднимается дрожащий воздух, наполненный странным животным теплом, словно там совсем близко спят огромные звери.

Он подполз к краю, глаза безуспешно пытались проникнуть взглядом в черноту. Когда в небе зажглись облака, он уже заглушил боль. Хотя руки и ноги дрожали от слабости, перевалился через край, медленно начал ощупывать ногами выступы.

Если тот мудрец, Магабхана, спускался к своей воде, а потом, напившись, поднимался наверх и шел в село говорить с людьми, то ему проделать то же самое будет совсем просто...

Он спускался и спускался, страшась посмотреть вниз. Перед его глазами стена скользила вверх, а когда он рискнул вскинуть голову, на немыслимой высоте края трещины почти сомкнулись, от неба осталась узкая полоска.

Внезапно край заискрился, блеснуло. Он поспешно опустил голову, пряча глаза от солнца. Выходит, он опускается уже полдня?

То-то руки онемели, ноги трясутся. Каким бы мудрецом Магабхана ни был, но чтобы вот так опускаться, а потом еще и карабкаться наверх...

Сперва казалось, что чудится, но воздух стал влажнее, а когда через пару десятков сажен он все же рискнул скосить глаза вниз, там темнело целое озеро. Поверхность была темная и густая, как застывшая смола. Он подумал в страхе, что зря пробивался сквозь гору, могло высохнуть, испариться за века и тысячелетия, но воздух снизу поднимался все же чересчур влажный, а когда из-под ноги сорвался камешек, внизу глухо булькнуло.

Здесь было настолько темно и мрачно, что он решился создать свернутую в шарик молнию, очень злую и своенравную. Она сразу же зло зашипела, пошла сыпать колючими искрами. Стены казались мертвенно-бледными, а красные жилы гранитной стены выглядели лиловыми, как вены утопленника. Сдерживая дрожь, он медленно сползал, камни под ногами держались крепко, но от испарений стали скользкими, обросли мхом. Подошвы соскальзывали, он несколько раз повисал на кончиках пальцев, взмок. Сердце пыталось выпрыгнуть из горла, в глазах мутилось.

Он сам не помнил, как опустился целым, трусость оберегла не только от ссадин, упал на камни возле самой воды, жадно хватал широко раскрытым ртом воздух. Глаза не отрывались от темной поверхности. Неужели вода раньше была черной? Или же это только в полумраке...

Совсем недавно, а кажется, что очень давно, пришлось столкнуться с живой и мертвой водой, но это ни та, ни другая, это вода того мира, предыдущего, странного и непонятного, ибо зачем Род решился заменить всю воду, как не затем, чтобы попробовать таким образом заменить одних людей другими?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать