Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Семеро Тайных (страница 51)


— Эй, — сказал он громко, — есть здесь кто-нибудь?

В двух шагах мутная вода забурлила, словно там забил мощный источник. Мелкие листья разбежались, разогнанные невидимой рукой. Олег отступил на шаг, а из бурлящей воды неспешно поднялась голая, как колено, голова. Олег поежился, глаза не только без бровей, но и без век, смотрят немигающе, а мутные потоки, бегущие по лицу, вроде бы не мешают...

Толстогубый рот задвигался, но сперва Олег услышал только хриплые квакающие звуки, словно колдун не мог вспомнить человеческую речь.

— Кто ты, смертный?

— Все смертно, — ответил Олег мирно. — Даже бессмертные боги. Меня зовут Олег, я младший волхв, что вознамерился достигнуть мудрости побольше. Но одни мне отказывают, другие перебрасывают друг другу как игрушку. Или... забавного дурака. Видать, жизнь у колдунов скучна, позабавиться не над кем.

Вода ручьями сбегала с лоснящегося, как у вымытого кабана, тела колдуна. Запах шел мерзостный. Олег непроизвольно отодвинулся. Чародей буркнул насмешливо:

— Что, не нравится?

— Если ты живешь так, — ответил Олег уклончиво, — значит, это чем-то вызвано. Я слишком мало знаю, чтобы судить.

Чародей на миг ушел под воду, а когда вынырнул, пробурчал недоверчиво:

— Ух ты... Я привык, что всяк сразу же решает, как правильнее, будто он здесь прожил, а не я. Ладно, не морщи нос. Меня зовут Ковакко, я здесь хозяин. Но я не зрел, как ты прошел!

Олег сказал осторожно:

— Ты мыслил о высоком, не заметил...

— Скорее о глубоком, — буркнул колдун. — В Лесу или в горах так не переплетаешься с миром... Здесь я чую кожей, где и что происходит! Как будто через мой пот, мою мокрую кожу в меня входит не только болотная вода... слышу не только голоса людей, зверей и подземных гадов, но рост травы, движение корней за тридевять земель. Я заранее знаю, когда дрогнут горы! Я даже не колдун или чародей, как меня зовут, я просто часть этого мира. Но я не зрел, когда и как ты прошел!

Олег медленно наклонил голову:

— Чтобы вывести реку наверх, сдвинуть гору или заставить в пустыне появиться еще одному оазису, тебе стоит только захотеть и пошевелиться самому... Так?.. А здешняя земля отзовется.

Ковакко сказал польщенно:

— Ты слишком... но вообще-то все верно. Только тут гор нет, как и... что такое пустыни? Но реку в самом деле могу... Если тебе это важно, я могу взять тебя в ученики. Через тридцать — сорок лет уже что-то сможешь. Может быть, сможешь. Если, конечно, тебя влечет такая мощь. Тебя как звать?

— Олег.

— Олег? Странное

имя.

— Почему?

— Не знаю. Все имена что-то да значат, потому и даются. А что значит Олег?

— Это знают только мои родители, — ответил Олег. — Тридцать лет... это страшно. Но ты первый, кто сказал, что можешь взять меня в ученики.

Колдун хмыкнул:

— Могу. Так как, говоришь, ты прошел?

— Я не говорил... Меня сюда перебросил или перенес, словом, открыл дверь в твой мир колдун Беркут.

От мокрого колдуна пошла волна гнусного запаха. Олег задержал дыхание. По болоту кое-где высовывались мокрые головы, он чувствовал упорные немигающие взоры, затем ощущение исчезало, но хлюпало в другой стороне, он находился под прицелом выпуклых глаз и все время был в досягаемости зеленых перепончатых лап.

— Опасно близко, — пробормотал Ковакко, — опасно... В двух саженях начинается моя первая защитная полоса... У всех колдунов такие! Каждый окружает себя в два-три ряда, чтобы никто не вторгся незваным. Но то, что этот Беркут не прибил сразу... гм... я слышал о нем разное... Гм... Наверное, в самом деле чем-то... Ладно-ладно! Я же вижу, не рвешься в болото. Молчи, видно. Если такой уживчивый, то я мог бы направить тебя к Сосику! Это единственный, кто мог бы научить на самом деле.

Мир качнулся под ногами. Олег ощутил боль в груди, прямо из сердца вырвалось отчаянное:

— И даже ты... даже ты спихиваешь меня куда-то, кому-то! Никто не хочет, все только перебрасывают меня один другому. У меня уже в голове все смешалось, все ваши гнусные рожи... э-э... прекрасные лица путаю!

Ковакко на миг опустился в грязную воду, а когда его мокрая голова поднялась на поверхность, на лысину прилипли мелкие листочки ряски, к ней прижался брюхом крохотный лягушонок.

— Ты даже не зришь своего везения, — пробулькал болотный колдун с отвращением в голосе. — Тебя не остановили!.. Дали пройти так далеко!.. А ты ждал, что принесут на печь? Или что сразу же за порогом счастье и справедливость? Ты прошел от одного к другому... как тебе зрится, зазря, но каждый что-то дал... даже сам того не желая!.. Вернее, ты сам взял, если не полнейший пень, каких в лесу... да и среди людей хватает. Если не хочешь... смотри, была бы честь предложена.

Сапоги Олега погрузились уже почти до колен. Болотная жижа медленно поднялась до краев голенищ, застыла, вздуваясь валом, как вокруг городища, Ковакко шелохнулся, может быть, нарочито, и мерзкая теплая грязь хлынула в сапоги.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать