Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Семеро Тайных (страница 70)


Глава 43

Сладоцвет трудился долго и успешно. Война все не начиналась, что дало ему возможность после третьей линии защиты заняться четвертой. Он уже и так перекрыл все долины, пусть чужие войска достигнут третьей защиты обескровленными, откуда до второй доберутся только самые великие герои... А если и там кто-то уцелеет, то самые мощные ловушки ждут вблизи жилища.

Трудность в любом колдовстве в том, что чем дальше пытаешься дотянуться, тем слабее видишь, хуже чувствуешь, а твоя мощь ослабевает с расстоянием чересчур резко. Конечно, хватило бы и одной-двух линий. Четвертая — это так, от вынужденного безделья и напряженного ожидания. Она никого не остановит, разве что напугает или поцарапает. Зато первую не пройти даже чародею.

«Впрочем, — подумал он хмуро, — как и мне не войти ни к одному из числа сильнейших. Хотя кто знает... Где-то есть неведомые земли, а там иные чародеи, иное колдовство».

Из глубины горы донесся странный треск. Он на миг замер, вслушиваясь. Горы тоже стареют, как и люди, но человеку не дано заметить их морщины.

Треск повторился, а затем стена качнулась, по ней пробежала вертикальная трещина. На пол посыпались мелкие камешки. Сладоцвет застыл в страхе: пещера окружена десятком самых мощных заклятий, что из года в год усиливаются, старательно выбирая частички магической мощи из окружающих гор, воздуха, света. Ни один чародей...

Под ногами дрогнуло. Края трещины пошли в стороны, треск пошел непрерывный, мучительный, словно рвались каменные жилы, а гора кричала от боли. Он отступил, отступил еще. Мелькнула мысль, что это просто гора, они тоже стареют, раз в тысячу... или в сто тысяч лет появляется новая морщина... как вот сейчас...

Он бегом метнулся в дальний угол. Там в пламени вечного факела блистала толстая дверь, перегораживая доступ в другую пещеру, поменьше, с которой он когда-то начал обживаться в этой горе.

И уже когда захлопывал дверь, сзади загрохотало оглушающе. Тяжелые удары падающих глыб сотрясали даже воздух. Он чувствовал себя мышью, которую запихнули в корзину и пинают ногами.

Грохот приближался, стены начали подрагивать. Он принялся связывать новое заклятие, с ужасом чувствуя, что не успевает, что разрушение приближается чересчур быстро...

От металлической двери раздался звон, Сладоцвет присел, оглушенный, в черепе словно взорвалась бочка с кипящим маслом. Уши вспыхнули в огне, даже кости заныли от металлического звука.

Дверь тряхнуло второй раз, и, он не поверил глазам, литая медная доска в руку толщиной внезапно выдулась как пленка бычьего пузыря, в которую с той стороны швырнули булыжником. В следующий миг там зиял провал, а дверь пронесло через всю комнату, как осенний лист, подхваченный ураганом.

В черном зияющем проеме возник человек. Сладо-цвет, который уже начал было подниматься, вскрикнул и снова опустился на пол. Через порог ступила сама смерть в облике пылающего огня. На голове было косматое пламя, сквозь страшные нечеловеческие глаза извергалось зеленое пламя.

Сладоцвет никогда не видел таких шкур, да неужто на свете могут быть такие громадные волки, а этот страшный запах лесного зверя, когда не удается разделить запахи от шкуры и от этого человека...

Грудь незнакомого волхва тяжело вздымалась, ноздри раздувались, как у хищного зверя. Нечеловеческий взгляд уперся в Сладоцвета с такой силой, что он ощутил, как начинает дымиться одежда.

— Кто ты... — проговорил он, собирая все мужество, — кто ты... могучий...

Человек с горящей головой прорычал:

— Я тот... которого ты назвал болваном... Я тот, который пришел, чтобы ты сказал это мне в глаза!

Сладоцвет сказал, дрожа как лист на ветру:

— Ты... пришел убить меня?

— А ты того стоишь? — осведомился незнакомец грозно.

— Теперь уже не знаю, — ответил Сладоцвет, собрав все мужество. — Если бы ты посмотрел на меня вчера... или сегодня утром...

Олег смотрел бешеными глазами. Грудь тяжело вздымалась, голые плечи блестели, словно политые маслом.

— Кто, — спросил Олег сдавленным голосом, — доставил мертвую воду в царство царевны Миш?

Сладоцвет грянулся на колени:

— Я даже не знал, что это возможно!

— Почему?

— Нет чародея, сумевшего бы пройти в царство мертвых и вернуться живым!

Олег несколько мгновений смотрел подозрительно:

— Да? А если источник мертвой воды пробился наружу?

Сладоцвет трясся, чувствуя холодок смерти:

— Я... никогда... не слышал! Не знал!.. И не знаю таких, кто бы знал!.. Пощади! Что ты... хочешь? Я признаю твою мощь, я стану твоим слугой, если ты оставишь мне жизнь!

Олег исподлобья оглядел помещение. Уютно, широкие столы с множеством древних книг, глиняных пластинок, бронзовых дощечек, даже плоских каменных глыб с дивными колдовскими знаками. Колдун в тиши, вдали от суетного мира предается изысканиям, как хотелось и ему самому. Но вот-вот грянет истребительная война... Неужели он тоже смог бы вот так, не глядя, что по всему свету горят дома, рыдают вдовы, а кони топчут хлебные поля?

«А что я делал три года», — сказал он себе, вслух же произнес, морщась от стыда:

— А кто мог слышать?

— Не знаю!

— Кого знаешь из колдунов, чья мощь выше твоей?

Сладоцвет всхлипнул, развел руками, но, взглянув в грозное лицо человека Леса, запричитал:

— Я никого не считаю сильнее... но если тебе нужен другой колдун... то ты его

отыщешь за тремя реками к северу... Он ушел далеко под землю, чтобы ничто не отвлекало от... ха-ха!.. мудрых мыслей, как будто что-то мудрое придет в голову под землей, как будто мудрое не высоко в горах...

Страшный человек посмотрел пронзительными зелеными глазами. Кожа на скулах напряглась, желваки вздулись и не исчезали. Голосом, не предвещающим ничего доброго, процедил:

— Я отыщу его и под землей. А не отыщу, приду за тобой.

— Но что я... — пролепетал Сладоцвет, он снова рухнул в пучину отчаяния. — Меня за что, могучий?

— За сговор, — процедил Олег ненавидяще. — Старый седобородый козел!.. Да, я привык в Лесу чтить стариков, но не все старики заслуживают почтения. Ты и другие... вы кучка драчливых детей, что деретесь... не понимая, что есть нечто выше, чем та мелочь, ради которой бьетесь!

Сладоцвет пробормотал осторожно:

— Но чтобы понять, надо прожить долго, очень долго.

Олег закричал зло:

— А я не могу и не буду ждать! Мне уже двадцать весен... да нет, больше, а что я умею? И ничего не сделал!.. Так и тридцать когда-нибудь стукнет, совсем старость, а я буду ходить и просить, чтобы разрешили пошевелить хоть пальцем!..

Сладоцвет с великим изумлением понял, что этот разъяренный гигант выше его ростом не на версту, а разве что на полголовы, а годами совсем ребенок. Что еще скажет, когда исполнятся те самые немыслимо далекие тридцать лет... А на голове вовсе не жаркий огонь, а удивительно красные волосы!

Но из глаз в самом деле идет колдовской свет, ибо самые могучие колдуны бывают как раз с зелеными глазами, к умению прибавляется еще и врожденное, как умелому воину нужно еще и крепкое сложение, что зависит не столько от него, как от его отцов-прадедов.

Когда этот странный чародей повернулся, Сладо-цвет смотрел вслед со страхом, как на зверя или женщину, ибо от тех и других не знаешь, чего ждать, ни те, ни другие не слушают разума... у них его просто нет, ведомы низменными чувствами...

На поверхности Олег затянул потуже поясной ремень. Пришлось проткнуть еще дырку. Постоянный голод терзает внутренности, как волк по весне, что готов глодать даже кору с деревьев. Руки стали тоньше, браслеты болтаются, как после долгой хворобы.

С ним что-то происходит, каждая жилка трясется, в тело вливаются неведомые силы, он смутно ощущал их мощь, хотелось то плакать, то визжать по-детски, без причины наворачивались слезы, уже потерял всякую скорлупу, душа настолько голая, чувствительная... что будет чудом, если через пару дней не рухнет от истощения.

Раздражение, что терзало последние дни, наконец-то прорвалось. Если не получается уговорить, то остается либо отступить, как вообще-то надо сделать, либо тупо переть вперед, как сделал бы, скажем, Мрак. Но именно Мрак их вел, с ним все получалось, в то время как его мудрость часто заводила в топь...

Переводя дух, он на всякий случай почистил ножны обоих швыряльных ножей. Он привык, что из ножен выходят с легкостью, но еще когда пробирался через лес, набилось чешуек коры, сухих листьев, и в нужный момент может потерять то мгновение, в какое оценивается жизнь человека, будь он даже трижды магом.

Он тупо уставился на быстро приближающийся смерч. Не сразу сообразил, что это он вызвал, а если не он, то это горячее сердце подмяло под себя мозги и возопило о крови и сладком отмщении за Колоксая, за свое унижение, за насмешки!

Кольцо серых гор увидел уже сквозь бешено вращающиеся стенки вихря. Тот несся расширяющейся воронкой, круглые стены сходились в узкую щель, где страшно выла пугающая чернота, и когда среди искаженных вершин показались те, что напомнили кольцо, он решился на глупость, которая могла разом покончить со всеми его планами. Собрал всю волю, закрыл глаза, представил кольцо гор яснее, чем видел сквозь стенки вихря, послал Слово Разрушения.

Из груди вырвало сердце, он закричал от боли, его понесло вниз. Стенки стали мутными, расплылись розовым. Он знал, что это кровь хлещет из носа, изо рта, может быть, даже из ушей, потому что слышит только страшный грохот в голове...

Внизу горы рушились, очень медленно взвились тучи снега, похожие на облака. Его несло высоко, и, оглянувшись, успел увидеть, что вместо кольца высоких гор медленно двигается серая масса, похожая на плывущую грязь.

Дальше в глазах померкло, он страшным усилием воли удерживал сознание, иначе вывалится из вихря... а чтобы убиться с такой высоты, как говорил Мрак, вовсе не надо пяти верст, хватит и четырех...

В окна светили сто тысяч солнц, но в помещении оставался полумрак, и когда там повисла слабо светящаяся точка, Россоха сразу насторожился.

Держа защитные заклятия наготове, он отступил в дальний угол, ждал. Серые точки разрослись до пятен, медленно сдвинулись, начали натыкаться друг на друга, сливаясь в пятна побольше, начали светиться.

Он с нарастающим раздражением смотрел, как в полутьме выступило человеческое лицо, бросил неприязненно:

— Достаточно!.. Ты же знаешь, что есть для меня яркий свет!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать