Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Семеро Тайных (страница 8)


— Но и у меня в голове, — возразил Олег. Поправился: — Хочу, чтобы в голове!

— Гм... С такими мышцами, таким ростом, такой статью... В чем твоя болезнь? Пусть скрытая, но без нее не обойтись. Не мог же ты восхотеть стать колдуном просто так! Силачи в колдуны не идут.

Олег поник, признался хриплым голосом:

— Тебе откроюсь в самом стыдном для мужчины. Я — трус. Редкостный... Я не просто боюсь, меня покрывает липким потом, внутри все холодеет, руки трясутся, будто курей крал, а ноги уже не ноги, а две гнилые колоды!.. Другие сородичи... в бой как на пир. Ломятся, как к столу с вином, глаза полны восторга, морды сияют, каждого прямо распирает, драка рвется изнутри! А я хоть и знаю, что должен чувствовать... э-э... упоение в бою и бездны мрачной на краю... но трясусь и слабею все больше. Будь я калекой или хилым, то еще понятно, хотя у нас и хилые не просто прут в драку, а прямо летят навстречу брани, забыв даже про сытный обед... Я же здоров, особенно среди этого люда! В Лесу я не казался здоровым. Все равно не могу заставить себя драться даже с этими... не шибко крупными! Хоть человечек и мелок... а может, как раз потому, он может пырнуть ножом в бок, швырнуть камень в спину, а если еще и по затылку... Б-р-р!.. Ты видишь, я уже побледнел, а я ж только подумал!

Кровь в самом деле отлила от лица, Олег ощутил холодок, все тепло разом ушло вовнутрь, оставив кожу холодной, чтобы в случае раны кровь почти не текла, береглась, спешно заращивая поврежденное мясо...

Колдун проронил с сочувствием, но Олег видел, что старик отводит взор, словно брезгует видеть труса в таком здоровенном парняге:

— Зато на тебе раны заживают быстрее, чем на собаке.

— Да я их не получаю! — воскликнул Олег.

Колдун оглядел его с ног до головы с новым интересом:

— Как же тебе удается? Ты, судя по всему, прошел немало. А не бывает, чтобы пройти и не подраться. Даже труса бьют. Может быть, даже чаще. И злее.

Олег развел руками:

— От своей трусости я творю черт-те что... Мрак бы просто вышиб пару зубов у дурака... был у меня такой друг, а я со страху — всю челюсть. А то и голову, как чашку со стола... Сколько хороших людей зашиб! Они ж только по пьянке покуражиться хотят, перед своими девками себя показать... Пару раз бы дали по шее, только и делов. Ну, кровоподтек под глазом, а то рубаху бы порвали, вот и все. А из-за моей трусости то в одном селе, через которое шел, пара увечных прибавилась, то в другом — пара могилок!.. Все понимаю, но до свинячьего визга боюсь, когда вижу

чужие кулаки! Просто не могу, чтобы меня били.

Колдун слушал, кивал, глаза из насмешливых стали грустными, понимающими. Олег с холодком видел, что от его трусости у Россохи лечения нет. И колдун, словно видя его понимание, сказал сочувствующе:

— Да, это не та трусость, которую можно истравить травами или заклятиями. Это внутри тебя... Это заложено самим Родом...

— Зачем? — воскликнул Олег горестно.

— Чтобы охранить.

— Что?

— Ценности.

Олег удивился, оглядел себя, даже похлопал по бокам:

— Где же эти ценности?

— Раз твоя натура бережет твое тело, — сказал Россоха значительно, — то они внутри. Что это — не ведаю. Значит, ты призван свершить нечто. Для того и рожден, чтобы свершить! А когда свершишь, то и бояться перестанешь! Как свершивший, как исполнивший. Как выложивший на свет то, что в тебя вложили при рождении. Другие храбрые только потому, что рождены лишь драться, защищать рубежи, быстро наплодить детей, дабы те тоже дрались и защищали кордоны. А ты предназначен для чего-то. И чтобы сдуру не погиб в пьяной драке из-за сельской девки или даже из-за мешка золота, Род вложил в тебя страх!.. Тебя будет трясти, пока ты не свершишь...

Олег слушал жадно. Из глубины души вырвалось:

— Значит, когда я свершу, страх меня отпустит?

— Но вряд ли раньше, — сказал колдун сочувствующе.

Кровь бросилась в голову, Олег не мог усидеть, вскочил, вскрикнул:

— Но что? Что от меня требуется?..

Россоха развел руками. Стоит ли говорить этому несчастному, что Род, возможно, ничего и не требовал. Просто, создавая удачных человечиков, он, желая продлить им жизнь, наделял страхом, чтобы те избегали драк. А эти, удачные, взматерев и набравшись мудрости, на то они и удачные, в самом деле могут что-то свершить заметное для всего рода человеческого, ведь Род не делит людей на куявов, артан или славов, он вообще может не отличать их даже от жителей Песков, все — его дети! И тогда страх уйдет, ибо человек свое творение ценит выше себя самого, он перестает беречь себя, если сумел создать то, что переживет его и во что уже вложил душу. Чего так уж трястись за тело, если душа только что обрела бессмертие в новом учении, новом способе седлать коней, если приручил, скажем, рыб, как раньше другой такой же особо ценный приручил коров и передал это знание всем людям?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать