Жанр: Русская Классика » Елена Нестерина » Маленький мальчик нашел пулемет (страница 15)


Со всех сторон начали доноситься крики боли и отчаяния. Особенно пронзительно визжал дяденька, растянутый на игрушечной дыбе. Из его ручонок с треском стали выворачиваться суставы.

Профессора Ферзика позвали к дальнему столу, и он отошел от Сережи и Любочки. Ребята остались одни. Зрелище мучений добренького дяденьки, который совсем недавно издевался над ними, было невыносимым.

- Все-таки обманул нас этот сантехник Потапов! - воскликнула Любочка с возмущением. - Я говорила! А ты не послушался! "Он нас выведет! Он нас спасет от этого монстра!" А вот теперь мы попали к настоящим маньякам!

Сережа тоже понял, что здесь нечисто. Неужели это продолжается искаженная реальность?

- Они ведь пообещали, что будут дядьку перевоспитывать, а сами мучают! - в отчаянии произнес он.

- Кто пообещал? - резонно заметила Любочка. - Какой-то сантехник Потапов? Он мне сразу показался подозрительным. А теперь я понимаю - это агент, а никакой не сантехник... Уж лучше бы мы в милицию дяденек отнесли! Там бы с ними гораздо гуманнее поступили!

- Это точно... - вздохнул Сережа.

Дяденька, которому на дальнем конце стола медленно дробили кости, прокричал что-то требовательное, но неразборчивое, и жалобно взвизгнул.

- Все, я не могу больше на это смотреть! - с этими словами Любочка решительно подошла к стоящему ближе всего к ней колесу, на котором четвертовали непрестанно вопящего поэта злобной литературы, и принялась распутывать на нем кожаные ремни, сдернула дяденьку с четвертовального колеса, поставила на пол, чуть подтолкнула в спинку и крикнула:

- Беги, дяденька, тебя больше никто не будет мучить! Только веди себя хорошо!

Со всех сторон к Любочке бросились ученые.

- Как не стыдно мучить маленьких и беззащитных! - обратилась она к окружившим её взрослым. - Вы все маньяки. Кровожадные злодеи! Добренький дяденька со своими злобными стишками - добрый барашек по сравнению с вами. Немедленно перестаньте терзать этих бедняжек! Отпустите нас!

- Девочка, что ты такое говоришь? - со смехом произнес один из ученых.

- Пытки в двадцать первом веке! Позор! Это нужно остановить немедленно!

Любочка сделала шаг к следующему дядьке, которого жестокие псевдоученые посадили на кол. Злобный поэт кривил свою раскрасневшуюся физиономию, кряхтел, но терпел. Любочка уже почти сняла несчастного дядьку с кола, но вдруг оглянулась на первого своего спасенного и увидела, что вместо того, чтобы бежать из ужасной лаборатории, одуревший дяденька вновь полез на колесо для четвертования, громко крича:

- Пытайте меня! Привязывайте обратно и пытайте!

В полном недоумении переглянулись Любочка и Сережа, который под шумок тоже принялся отвязывать дядьку от дыбы. Профессор Ферзик и лаборант Перцев с улыбками взять детей за руки.

- Нет! - закричала Любочка, вырываясь. - Вы и меня сейчас на электрический стул отправите! За то, что я вас разоблачила! Но я не дамся! Отпустите меня быстро!

Подоспевший лаборант Перцев схватил Любочку на руки. Она вырывалась и брыкалась, но, увидев, что ничего с ней пока не делают, притихла.

- Ребенок переволновался. - заметил профессор. - Надо срочно принимать меры.

А тем временем со всех сторон стали доноситься крики:

- Мучайте меня еще!

- Смолы мне погорячее!

- Побольнее!

- Поддайте жару!

- Пытайте меня, пытайте! - дергался от нетерпения классик злобной поэзии, прикованный к аппарату, который при помощи системы дощечек и веревочек сдавливал его суставы и кости. Возле поэта стояла Аля и не торопилась закручивать пыточный механизм.

- Не буду мучить. - твердо говорила она дяденьке.

А тот извивался и жалобно просил:

- Ну пожалуйста, помучай!

- Не буду. Пока не скажешь...

- Не скажу! Мучай, мучай! - требовательно вопил дядька, и его голосок сливался с хором, который кричал те же самые слова.

- Вот это дяденька дает... - только и смогла проговорить потрясенная Любочка.

- Поняли, ребята, - сказал профессор Ферзик, вместе с лаборантом Перцевым, Любочкой и Сережей выходя из этой лаборатории, - им нравится, когда их пытают и мучают. Такой вот аномальный субъект этот поэт-песенник, автор кровожадных произведений. Отклонения, ничего не поделаешь. В природе ещё и не такое, к сожалению, встречается.

- Так почему же вы их то мучаете, а то не мучаете? - Сережа пока мало что понимал.

- Только так можно узнать о том, где сейчас находятся остальные части доброго дяденьки. Они ж разбежались по свету. А раз это один и тот же человек, он-то про себя все знает. Так что захочет ощутить свои любимые пытки, покричать, помучиться - все и расскажет. Они ж ведь врать ещё горазды... Но скоро они все один за другим расколются. А мы уж потом вышлем за ними специальную группу и отловим злодеев.

- А дальше что с ними будете делать? - Любочка не вполне доверяла словам профессора.

- Это известная практика, - ответил он, открывая дверь соседнего кабинета, - такое случается раз в пятнадцать лет. Подрастает новое поколение детей, и появляется такой добренький дяденька, который начинает учить ребят всяким гадостям. Он вроде Кощея Бессмертного, живет вечно. Наша задача схватить его и посадить в изолированную камеру. Раньше он только и сидел там, больше ничего с ним сделать не могли. Но сейчас наука шагнула вперед. Мы при помощи современного оборудования как следует промоем ему мозги...

- И перевоспитаете?

-

Может быть. - ответил профессор. - Попытаемся научить его делать что-то полезное - писать рекламные тексты, плакаты. А нет - варежки шить, работать на деревообрабатывающем станке. Только вы вот нам удружили вместо одного злобного поэта сделали тысячу. Так что теперь нам понадобится приложить для работы с ним в тысячу раз больше усилий. Да и затраты, сами понимаете...

- Извините, мы же не знали... - пробормотал Сережа, смутившись.

- Мы защищали свою жизнь! - заявила Любочка.

- Ну ничего, - улыбнулся профессор, - теперь все плохое позади. А впереди вас ждет трудная работа. По освобождению от влияния кровожадного поэта.

- Так все запущено? - удивился Сережа.

- Да, - вздохнул профессор, - ведь ещё бы чуть дольше продлилось его влияние, и вас ждало бы весьма незавидное будущее. Как и всех тех, на кого он уже успел повлиять.

- Мы бы все-таки записались в его кружок кровожадных поэтов? встревожилась Любочка.

- Не только. Кружок кровожадных поэтов - это цветочки. Вы бы выросли, причем, в сто раз быстрее, чем все нормальные дети. И влились бы в его "гвардию". Кто-то из детей, навеки подверженных его влиянию, превратившись во взрослого человека, непременно становится кровожадным поэтом, или писателем-человеконенавистником, который будет сочинять злобные, но завораживающие гадости. Или станет такой человек сочинять мрачную музыку, писать пугающие картины. А может быть, примется снимать жуткие фильмы, после которых зрителям будет хотеться или выходить на улицу и всех подряд убивать, или просто застрелиться, повеситься, броситься под трамвай... Из страха перед жизнью, которая будет видеться им только в мрачных и кровожадных красках. А ещё от тоски и безысходности...

Профессор Ферзик перевел дыхание и увидел, с каким ужасом Любочка и Сережа слушают его рассказ.

- Но чаще всего, - подхватил рассказ профессора лаборант Перцев, такие люди становятся маньяками или убийцами. Такому человеку будет хорошо в мире, который остался у него в голове...

- А нам плохо! - заявила Любочка. - Нам это не нравится. Я не хочу быть маньяком и убийцей!

- И я не хочу! - присоединился Сережа.

- Мы хотим остаться такими же, как все нормальные дети! - Любочка просительно сложила ладошки.

- Вылечим, - улыбнулся профессор и подвел ребят к столу, на котором был накрыт обед, - но сначала подкрепитесь и отдохните. Есть хотите?

- А то! - воскликнул Сережа.

- Тогда мойте руки и приступайте! - сказал профессор, уходя из кабинета. - А потом мы вами займемся.

Ребята со скоростью света здесь же, в кабинете, помыли под краном руки, уселись за стол и набросились на еду. В первый раз за все это безумное время Сереже стало по-настоящему спокойно. Он верил, что впереди все будет без кошмарных затей добренького дяденьки.

Глава XII

Мозги набекрень

После обеда ребята отдыхали, сидя в мягких креслах. Любочка задремала, и Сережа не стал её будить. Он сидел и думал над тем, что произошло за это время. Больше всего ему хотелось видеть маму, папу, брата Сашку. И бабушку. Но что сейчас с ними, ведь он успел натворить такого...

Дверь открылась, и в кабинет вошел профессор Ферзик.

- Скажите, когда мы домой вернемся? - Сережа тут же подскочил к нему. - А что с моей деревней стало? Ведь помните, когда я нашел пулемет, то что натворил? Теперь в деревне не живет никто? А как же там моя бабушка Матрена - без подруг, без односельчан? Расстрелял я их всех... А брат мой двоюродный... Эх, да что там говорить! Я так виноват!

И Сережа грустно опустил голову. Он понимал, что ему нет прощенья.

- Не переживай, Сережа. - профессор взял его за плечо. - Цела твоя деревня. И все, кто в ней живет, целы. Даже с кошкой бабушки Матрены ничего не случилось!

- Правда? - воскликнул Сережа так громко и радостно, что Любочка проснулась. - А брат мой Сашка и его родители, которые... в моих костях копались?

- Все с ними в порядке. А не веришь, вон телефон на столе, позвони им. - с этими словами профессор Ферзик снял трубку и подал её Сереже.

Услышав в трубке звонкий Сашкин голос, Сережа от волнения ничего путного сказать не смог. Он пробормотал только: "Сашка, приезжай скорее в деревню. Скучаю я. И бабушка тоже..." и положил трубку.

- Спасибо. - произнес он. - Ну а... С октябрятами как? Которых вместе с вожатым трамвай переехал? Они все погибли...

- Не было этого. - с уверенностью сказал профессор Ферзик. - Это было оптическими обманками, то есть все теми же проделками твоего добренького дяденьки.

- Ага, а меня трамваем совершенно конкретно ударило... - потер бок Сережа. - Без обмана. Ух, я летел...

- Тебя-то ударило на самом деле. - заявил профессор. - Только тоже как бы понарошку. Этот так называемый добренький дяденька обладал большими способностями. Одни его виртуальные мертвецы на ненастоящем кладбище чего стоили... Мастерская работа. Что и говорить, большой он специалист создавать необычные реалии и пространства. Ты же помнишь про его искаженную реальность?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать