Жанр: Русская Классика » Елена Нестерина » Маленький мальчик нашел пулемет (страница 2)


...Опарышей печеных

И сопли мертвецов!

Не унимался Сережа.

- Сережа, прекрати! - закричала бабушка. - Или выходи из-за стола! Не порть нам аппетит!

Сережа, схватив с тарелки кусок колбасы, убежал в комнату, продолжая во все горло кричать свою песенку. Он слышал, как от волнения Тихоновна опрокинула тарелку борща себе на юбку и взвизгнула. Бабушка бросилась смывать с подругиной одежды жирный борщ и сметану, ошпаренная Тихоновна кряхтела и охала.

Отмщенный Сережа вновь уставился в окно. Дождь, похоже, зарядил навсегда. Не сказать, чтобы Сереже на улицу сейчас хотелось. Но словно какой-то чертенок толкал под руку - рвись, рвись на улицу! Зачем? Да только затем, чтобы сделать бабке назло.

Сережа отыскал куртку, влез в свои любимые ботинки и направился к выходу. Проходя через комнату, он увидел, что бабушка и её гостья уже сидели чаевничали.

- Не ходи на улицу! - бросилась к нему бабушка. Вид у неё был несчастный и замученный. Сереже даже стало её жалко.

- Ну, чего пристала. - буркнул он, вырываясь из бабушкиных рук. - Да я только на крыльце постою.

Бабушка вздохнула и села на свое место. Антонина Тихоновна покачала головой, но ничего не сказала. Сережа вышел на крыльцо. На улице дул холодный ветер, задувал косой дождь на крыльцо. И Сереже пришлось зайти обратно в дом, только чуть-чуть дверь на улицу приоткрыть и высунуть туда нос.

"Да, на улице не фонтан. - подумал Сережа. - Ишь ты, Тихоновна, ещё будет головой качать. Нашлась, тоже мне... А на улицу и правда, носа не высунешь."

...Стал задыхаться - высунул нос.

Добренький дяденька спичку поднес.

Вдруг вспомнилось Сереже, и он усмехнулся, представив, как это все могло бы происходить. А ещё бы смешнее было, если б Тихоновна из бочки с бензином нос высовывала... Постояв где-то минут десять, Сережа продрог и вернулся домой. Войдя в большую комнату, он только хотел бросить куртку на диван, но увидел, что на нем расположились бабульки. Они жевали булочки, пили чай и рассматривали альбом со старыми фотографиями. Оторвавшись от своего занятия, бабушка с подругой посмотрели на Сережу. Сережа усмехнулся, деловито показал им язык. Тихоновна вздохнула:

- Мы не такими детьми были. Не огрызались со старшими, язык им не показывали.

- Да. Другое время было, другие люди... - согласилась Сережина бабушка, - смотри-ка, Тоня, вот наша общая фотография. Это мы во втором классе. Октябрята. Со звездочками, все в школьной форме. А это Леня - наш пионервожатый.

Тихоновна, склонившись над пожелтевшей черно-белой фотографией, долго возила по носу очками, как будто наводила резкость.

- Ну надо же - наш отряд октябрят! Какими же мы были хорошими детишками. - наконец, сказала она. - Добрыми, послушными. Не то что современные дети. Ни стыда у них, ни совести.

Сережа тоже взглянул на мутную фотографию, где сидели в три ряда, сложив ручки на коленочках, примерные детишки. Затем презрительно хмыкнул, вышел на середину комнаты и продекламировал:

Бантики, гольфики, тапочки в ряд

Трамвай переехал отряд октябрят.

А вот кулачок. И флажок в нем зажатый

Это задорный пионервожатый!

Бабушка и её подруга остолбенели.

- Какой же ты злой мальчик, Сережа... - пробормотала бабушка, и Сережа увидел, как задрожали у неё губы и на глазах показались слезы.

Антонина Тихоновна схватила полотенце и с криком: "Я вот тебе по языку за такие гадости!" принялась гоняться за Сережей. Несколько раз он больно получил краем полотенца по шее, обиделся ещё больше и юркнул в чулан. Запыхавшаяся Тихоновна плюхнулась на диван и принялась успокаивать свою подругу.

- Не плачь, Матреша! - говорила она.

Потихоньку бабушка пришла в себя. Они с Тихоновной выпили ещё по чашке чая, а затем успокоившаяся бабушка громко крикнула, не сомневаясь, что Сережа слышит ее:

- Так и знай! Пока родители не приедут, дома будешь сидеть! Гулять я тебя не пущу!

Ха! Какая-то бабка деревенская будет ему запрещать! Сережа, который все ещё сидел в чулане, яростно пнул старый фанерный чемодан. Кажется, даже дырку в нем пробил. Вскоре Сережа услышал, как бабки принялись мотаться из комнаты в кухню, вынося грязную посуду.

"Ну-ка я вас напугаю!" - решил Сережа. Он притаился, собираясь резко выскочить прямо перед носом у Тихоновны и заорать, когда она пойдет мимо него с чашками.

Вскоре послышались шаркающие шаги Антонины Тихоновны. Сережа схватился за ручку двери. Тихоновна приближалась. И только он рванул дверь на себя и сделал небольшой шаг назад, как под ногу ему опять попался старый чемодан. От неожиданности Сережа потерял равновесие, взмахнул руками. Пальцы уцепились за какую-то коробку. Она соскользнула с полки, упала на Сережу, порошок, который был в ней, рассыпался и завис в чулане тяжелым едким облаком. Сережа вдохнул этого порошка, а-апчхи! - оглушительно чихнул и стукнулся затылком о стиральную доску. Одновременно Сережу ударило по голове медным тазом для варенья. Мальчик, ещё раз чихнув, упал на пол...

Глава II

Подарок добренького дяденьки

В голове у Сережи странно гудело. Он открыл глаза. В чулане было все так же темно. Сережа поднялся с холодного цементного пола, уселся на чемодан, почесал нос и протер глаза.

- Мальчик! Эй, мальчик! - вдруг позвал кто-то из недр чулана.

- Что? - вскрикнул Сережа, оглядываясь, но никого не замечая. - Кто ты? Где ты?

- Здесь! Я - очень добренький дядя. Я хочу тебе помочь. - с этими словами к Сереже шагнул из темноты высокий тощий человек.

Под потолком вдруг осветилось чуланное окошко - его явно

кто-то открыл. В чулан проник дневной свет. Теперь Сережа мог разглядеть дядю как следует. Правда, ничего приятного для себя Сережа не увидел. Наоборот, дяденька оказался крайне противным: на нем болтался кривобокий мятый пиджак, тонюсенькие ножки стояли циркулем, носы облезлых ботинок загибались кверху. Но самым противным оказалось лицо дядьки - длиннющий нос крючком да ещё и украшенный россыпью бородавок, маленькие хитрые глазки, редкая щетина на подбородке. Натуральный бомж. Только во взгляде какое-то вдохновенье. На это и купился Сережа, сразу забыв о неприглядной внешности чуланного гостя.

- Ограничивают твою свободу? Не дают развернуться? Знакомо, мальчик, знакомо... Ну так беги! - дядя показал костистой рукой в направлении окошка. - Беги смело куда хочешь! Погуляй, порезвись! Ты же мальчик-то ещё маленький! Только и делать тебе, что резвиться на свободе. А там, на улице, самая настоящая свобода и есть! Что ты тут с бабками сидишь. Мотай туда, на вольный простор! Тебя ждут головокружительные приключения!

- Да! - согласился Сережа. - Я давно на улицу хочу! А эти бабки...

- Лезь в окно! Я тебя подсажу! - дяденька услужливо подхватил Сережу подмышки. - Помни, что это я тебя спас! Добренький дяденька! Вперед, мальчик! Приключения начинаются!

Сережа радостно полез по полкам к узкому окну. Падали и разбивались о цементный пол банки с вареньем, летели вниз кастрюли и коробки, из которых тоже что-то вываливалось и высыпалось. Но Сереже было на это плевать. Он пробирался к свободе. У самого окна он оглянулся и увидел, что дяденька машет ему рукой. Сережа махнул в ответ и просунул голову в окошко. Дождь на улице перестал, словно его никогда и не было.

Сережа вылез на крышу террасы и посмотрел вниз. Спрыгнуть было невозможно - там, внизу, стояли бочки с водой и корыто с кормом для поросят. Оставалось одно - перебраться на крышу соседского дома и уже оттуда пробираться на волю. Тем более, что дом соседей стоял так близко к дому бабушки. Сережа осторожно подтянулся к шиферному скату крыши, перебросил ногу. И вот он, пыхтя от напряжения, уже забрался на соседскую крышу.

Маленький мальчик на крышу залез.

Пришел на ум Сереже забавный стишок. Прокрутив его в памяти, он усмехнулся и подумал: "Ну надо же! И я залез на крышу. И что, интересно, дальше?" Он осмотрелся и стал карабкаться на крышу, чтобы с другой стороны соседского дома спрыгнуть на огородные грядки и бежать гулять. И вдруг Сережа увидел, что под яблоней стоит сосед дедушка Ваня и целится в него из обреза охотничьего ружья! Мурашки пробежали по спине Сережи. Он беспомощно оглянулся по сторонам. А в голове, вместо мыслей "Что делать?" крутилось:

Маленький мальчик на крышу залез.

Дедушка Ваня достал свой обрез.

Грянули выстрелы...

Но в этот момент героический Сережа выхватил из кармана пистолет и двумя выстрелами уложил деда. Тот даже пикнуть не успел. Ружьишко вылетело у него из рук и упало в траву.

Грянули выстрелы. Деда упал

Мальчик свой маузер раньше достал!

Торжествующе закричал Сережа. Не выпуская пистолета из рук, он подумал: "Вот это класс! Будут тут всякие деды в меня из обрезов целиться. Можно подумать, по крышам полазить нельзя. А мне все можно! Ох, я теперь и погуляю! Только вот откуда у меня в кармане пистолет взялся? Да ещё такой здоровенный. Маузер. Ничего не понимаю. А дед умер по-настоящему или притворяется? Игра такая, что ли? Ладно, будем думать, что игра. Но все-таки на всякий случай надо слезть и проверить, как там дедушка." Решив так, Сережа бросил пистолет на шиферную крышу. Он упал с громким стуком, а затем медленно съехал вниз. Да, что и говорить. Такая игра нравилась Сереже. Полазить по крышам, побегать, пострелять из настоящего оружия! И все вживую, а не на экране телевизора или компьютера! Вот привалило счастье, вот какой крутой подарочек устроил ему незнакомый благодетель тощий дядька с бородавчатым носом!

Сережа собрался слезать с крыши. До мягких грядок, которые начинались сразу под домом, было высоты всего метра два. Сережа только спустил ноги и приготовился к прыжку, как вдруг почувствовал, что его нога упирается во что-то твердое. Он посмотрел вниз и... глазам своим не поверил! Вместо крыши одноэтажного деревенского дома он висел на краю крыши высоченного небоскреба! А ноги Сережи едва-едва упирались о карниз окна самого верхнего этажа и скользили по нему. Хотя Сережа ни на какое окно забираться и не собирался. А внизу... Что там творилось внизу! Люди, точно букашки, сновали по тротуару, по дороге ездили крохотные машины. Этажей двадцать, никак не меньше!

"Вот это подлянка! Как же я тут оказался? - с ужасом подумал Сережа. Ведь я точно помню, что на крышу соседского дома забрался! А вместо этого на небоскребе повис! Я же не могу так долго висеть. Надо как-то на этот карниз влезть." Руки отказывались держать его. Пальцы совершенно онемели. Продолжая висеть между небом и землей, Сережа пытался нашарить ногой устойчивый карниз, но руки отпустить боялся. Вот, кажется, встать можно. Поверхность казалась ровной и устойчивой. Сережа разжал пальцы - он был уверен, что спрыгивает на карниз. Но вместо этого вдруг услышал насмешливый голос:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать