Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Данилов » Произвол судьбы (страница 8)


Я попытался в двух словах изложить Деймору точку зрения отца. В двух словах не получилось, то ли Деймор был такой непонятливый, то ли я так «хорошо» объяснял. В конце концов я заявил, что меня уже тошнит от политики, и перевел разговор на интересующую меня тему.

— Ты видел огненный меч?

— Видел, конечно. Я, в отличие от тебя, был на приеме с самого начала. Так ты из-за меча так переживаешь? Признаться, я думал, что король тебе его сразу отдаст. Он, кстати, о тебе спрашивал, как только гномы ему этот меч преподнесли. Да только ваше высочество изволили где-то шляться. Так что сам виноват, Малыш.

Я зло выругался. Оказывается, и королевские приемы могут иногда быть достойны внимания. Эх, знать бы раньше!

— Знаешь, что самое противное, Деймор? — пожаловался я. — Чтобы получить меч, я должен теперь выполнять все королевские прихоти! Ты только представь!

— Ну и что такого? Мы все тут только этим и занимаемся. Правда, нам за это платят. Но такой меч, как тот, что получишь ты, по-моему, просто бесценен! За такой меч нас всех с потрохами купить можно!

— Но я не наемник, Деймор! Я не умею, не могу, не хочу выполнять ничьих приказов! На свете нет таких сокровищ, за которые я стал бы служить кому бы то ни было! Почему бы отцу не оставить меня в покое? Вот уйду куда глаза глядят…

— И как же ты в таком случае собираешься получить свой меч? — усмехнулся лорд Деймор. — Шел бы ты лучше спать, Малыш, а то ты, по-моему, еле на ногах стоишь от усталости. А на твои красные глаза просто страшно смотреть! Сколько суток в седле провел?

— Да не смогу я заснуть, — буркнул я и потер глаза, которые и вправду держать открытыми было трудновато.

— Выпей пару бутылок и заснешь как младенец, — посоветовал Деймор.

«Как же, как младенец», — про себя вздохнул я, но идея выпить мне понравилась. Может, на душе станет не так погано. Мы с лордом Деймором плюнули на проверку постов и отправились в винный погреб. Да только выпить нам с ним так и не удалось. Королю зачем-то понадобился начальник стражи, и лорд Деймор, пообещав, что присоединится ко мне позже, поспешил в королевские апартаменты.

В винном погребе меня ждала еще одна неприятность в виде запертой двери. Сколько я себя помню, дверь этого гостеприимного местечка всегда стояла нараспашку. На пороге обычно мирно похрапывал толстый рыжий слуга Раф, если, конечно, не пробовал в это время какое-нибудь вино в недрах погреба. Сейчас же дверь была плотно закрыта, а храп Рафа раздавался откуда-то изнутри. Я постучал, сначала очень вежливо, потом не очень, потом ногой. Раф за дверью в последний раз громко хрюкнул и замолк. Потом раздались шаркающие шаги и осипший голос, бормотавший что-то вроде: «Будь прокляты эти гномы! Сколько им нужно пива? Кати уж им всю бочку, чем с кувшином туда-сюда бегать, человека от дела отрывать!»

Дверь приоткрылась, и из щели показался красный нос Рафа, напоминавший гигантских размеров ягоду земляники.

— Ладно, давай сюда свой кувшин, и чтоб в последний раз! — строго сказал он и вдруг увидел меня.

Раф побледнел до такой степени, что его обычно красное веснушчатое лицо стало похоже на ромашковую поляну, и уставился на меня, как будто увидел призрак. Наверно, такое лицо было у того слуги, скелет которого стоит около двери вот уже сто с лишним лет у меня в Закатной башне, когда он впервые увидел Роксанда. Старый призрак утверждал, что бедолага умер от страха. Неужели я так похож на привидение? Видно, неспроста лорд Деймор говорил, что у меня красные глаза. Я обнажил блестящий, как зеркало, серебряный кинжал и стал рассматривать "свои глаза в узкой полоске металла. Глаза как глаза, никакие не красные, а серые, как сталь. Веки, правда, красноватые и опухшие от постоянного недосыпания, но у пьяницы Рафа глаза вообще еле открываются, хотя он спит целыми днями. Придя к выводу, что выгляжу вполне безобидно, я сунул кинжал назад в ножны и обратился к застывшему, как изваяние, Рафу:

— Эй, Раф, я что, такой страшный? — Мой голос вывел его из оцепенения. И зря вывел — Раф тут же попытался захлопнуть дверь у меня перед носом. Это ему, естественно, не удалось, я успел вставить в щель ногу. И тут на меня обрушился целый поток слезливых просьб.

— Ваше высочество, умоляю, не губите бедного слугу! — причитал Раф. — Я ведь никогда не желал вам зла, так пожалейте и вы меня! Уйдите отсюда, ради всех богов!

— Ты рехнулся, что ли, или допился до белой горячки? Я пока что

не собирался тебя убивать. Или тебе это во сне привиделось?

— Нет, не вы, конечно, ваше высочество! Это все король! Он сказал, что казнит меня, обязательно казнит! — И Раф снова зарыдал. Я стоял, тупо глядя, как рыжий слуга хлюпает носом и вытирает сопли, и никак не мог понять, зачем отцу казнить Рафа, и если ему все-таки приспичило его казнить, то почему Раф до сих пор на свободе, а не в темнице, и какое все это имеет ко мне отношение. В конце концов я не выдержал:

— Может, ты все-таки объяснишь, что произошло, и дашь бутылки три-четыре эстариольского, четыреста тридцать восьмого года для меня и лорда Деймора? А лучше сначала принеси вино, а потом можешь хоть до вечера рассказывать, за что король хочет тебя казнить, или рыдать, как тебе будет угодно.

— Не могу я, — продолжал хныкать Раф. — Король прикажет казнить меня, если я дам вам еще хоть одну бутылочку!

— С какой стати? — изумился я.

— А помните, когда вы в последний раз сюда приходили? Еще стражники с вами были, которые обычно у моста стоят и на Полуночной башне, они еще обычно без дела по замку шастают, и еще начальник ихний был с вами, этот самый Деймор, и шут со своей лютней.

— Я что, по-твоему, каждую попойку помнить должен?

— Ну, вы тогда еще у орков казармы сожгли, а на другой день куда-то уехали.

После такого описания трудно было не понять, о чем речь, — все-таки не каждый день я устраиваю пожары, тем более что. вокруг лес, а его поджигать у меня никогда не было желания.

Я собирался в поход на лорда Урманда, и это надо было отметить, вот мы и воспользовались услугами Рафа. В тот день мы значительно уменьшили содержимое королевского винного погреба. Обычно я не злоупотребляю запасами отца, но так сложились обстоятельства, что в «Сломанном мече» кончилось хорошее вино, а торговцев из Эстариоля ждали только дня через два.

Повеселились мы на славу! Когда было выпито все старое эльфийское вино, которое мы смогли отыскать без помощи Рафа, заснувшего после первых же бутылок, мне приспичило поквитаться со своими любимыми врагами — орками. А поскольку пьяные наемники готовы были поддержать любую мою безумную затею, то те, кто еще был в состоянии держаться на ногах, вернее, в седле, отправились в Жабий Лог и подожгли казармы орков.

Это надо было видеть! Орки были в панике. Они вышибали двери и окна и с воем выбегали наружу, оставив одежду, оружие и менее расторопных своих товарищей гореть вместе с казармами… В жизни не видел ничего забавнее!

Смеялся я долго, наверно, дольше, чем Раф рыдал. Наконец он не выдержал и жалобно произнес:

— Вам-то, конечно, весело! Вы этих треклятых орков спалили и уехали. Оркам-то, так им и надо! Они, говорят, детей малых крадут да едят живьем. Так что туда им и дорога, оркам этим. Только король их больно любит. Он на другой день весь замок на ноги поставил и вас разыскать велел и к нему привести. Целый отряд стражи за вами вдогонку послали. Так вас разве догонишь! Хотя, может, они, стражники эти, догонять-то не особенно спешили. Не знаю я этого. — Раф звучно высморкался прямо в подол залитой вином рубахи, вытер нос рукавом и продолжил: — А потом стражники меня прямо к королю привели. И он, король то есть, сказал, что, если я вам еще хоть одну бутылочку вина выдам, он меня сначала на кол велит посадить, потом кожу содрать и в масле сварить, а потом то, что останется, скормить собакам!

— Не много ли для одного?

— Король сказал, в самый раз будет, — вздохнул Раф.

— Слушай, Раф, — вдруг осенило меня, — а откуда король узнает, что ты дал мне маленькую бутылочку? Я ведь ему не расскажу, а ты можешь неплохо заработать.

— Что вы, ваше высочество! — испуганно зашептал Раф. — Король всегда все узнает, и тогда мне несдобровать! Пожалейте бедного Рафа, идите лучше в трактир.

Король всегда все узнает, это точно. В Черном замке у стен есть не только уши, но и глаза. Я не стал больше изводить беднягу Рафа, который и так был в состоянии, близком к обмороку, и отправился в «Сломанный меч». Только не через главный вход пошел, а через тайный подземный ход. Решил, что так ближе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать