Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Данилов » Произвол судьбы (страница 9)


Глава 4

ТАИНСТВЕННАЯ ДВЕРЬ

Все тайные ходы замка создавались черными колдунами для каких-то им одним ведомых нужд и были совершенно не приспособлены для нормального человека, не умеющего рассеивать тьму взглядом или зажигать огонь на собственной ладони, как это любит проделывать мой друг Энди. Зачем колдунам понадобились эти запутанные лабиринты коридоров, когда они могут пройти сквозь любую стену или попросту появиться, где захотят, я понять не мог, да особенно и не задумывался, просто пользовался заброшенными ходами, и все.

Захватить факел я, как всегда, не удосужился, но ходить по лабиринтам Черного замка я мог и с закрытыми глазами, а подземный ход, ведущий за его пределы, и назвать лабиринтом можно было только в состоянии очень сильного опьянения. Главное было спуститься пониже и свернуть в нужный коридор, а дальше хоть на лошади скачи — такой он прямой, широкий и ровный. Только с потолка капает и под ногами хлюпает, потому что вокруг замка озеро, а подземный ход прямо под ним.

В сущности, винный погреб находился уже в подземелье. Чтобы попасть на нужную мне лестницу, достаточно было свернуть в узкий боковой коридор, успевший со времени моего последнего посещения зарасти паутиной до самого потолка, открыть потайную дверь, которая делала вид, что она кусок каменной стены, а на самом деле была деревянной и довольно трухлявой, и не угодить в неизвестно для кого поставленную ловушку.

Лестница начиналась в храме богов Хаоса, спиралью вилась до самого подножия скалы, на которой в древние времена был построен Черный замок, и, прилепившись к стенке колодца, куда черный колдун выкидывал жертвы Темным богам, уходила дальше вниз, куда-то в Бездну и, по-моему, не имела конца.

Идти по лестнице надо было осторожно, вокруг царила кромешная тьма, даже мои привычные к темноте глаза не видели абсолютно ничего, а ступени местами попросту отсутствовали. Можно было запросто свалиться вниз, правда, не в царство Хаоса, а всего-навсего на следующий виток лестницы, но все равно высоко и больно. Однажды в детстве я бежал по этой самой лестнице, перепрыгивая через ступеньки, и в результате слетел вниз и даже сломал ногу. Страшно вспомнить, как я потом выбирался. С тех пор по этой лестнице я бегом не бегаю, разве что с факелом. Так что шел я медленно, можно сказать плелся, вел рукой по стене, считая боковые коридоры, чтобы не пройти нужный, и злился на отца. У всех отцы как отцы, думал я, а у меня вместо отца — король, которому только и нужно, чтобы ему беспрекословно повиновались. А я для него не сын, а просто один из многочисленных подданных, и плевать он хотел на меня так же, как на любого из слуг. Мою сестру Линделл он вообще проклял. Боюсь, скоро и до меня очередь дойдет. Правда, как раз это меня волнует меньше всего. Кроме родового проклятия фаргордских королей на мне еще не меньше десятка проклятий, которыми меня наградили враги перед своей смертью. Одним проклятием больше, одним меньше, роли не играет. Так что пусть проклинает, если ему это доставит удовольствие. Я могу вообще уйти из замка куда глаза глядят и никогда не вернуться. Посмотрим, что он тогда скажет! А то даже выпить нельзя в собственном замке, приходится в трактир тащиться!

Внезапно раздалось тихое шуршание, и я ощутил, как кто-то прикоснулся к моему лицу. Я даже не успел сообразить, что произошло, а моя рука уже выхватила меч, взмахнула им в воздухе, резким движением стряхнула с лезвия кровь и водворила меч обратно за спину. На ступеньку шмякнулось что-то мягкое, наверное, останки летучей мыши. «Что-то я какой-то нервный стал. Скоро от комаров начну мечом отмахиваться, — с досадой подумал я. — Надо все-таки выспаться сегодня ночью, а то уже сам не соображаю, что мои руки делают».

На ум пришел давний разговор с отцом. Мне тогда было лет двенадцать, и отец в очередной раз пытался объяснить мне, что орков убивать не стоит, потому что они составляют больше половины дворцовой стражи и неплохо справляются со своими обязанностями. «Ты наследный принц, моя правая рука, — пытался втолковать он мне. — Представь себе, что твоя рука начнет сама по себе убивать всех, кого захочет, и перестанет тебе подчиняться… » Я тогда даже и представить не попытался, просто заявил отцу, что его правая рука — не я, а черный колдун, а левая — лорд Готрид, я же сам по себе и буду убивать орков, пока они все не сдохнут. Только так я смогу отомстить за брата, который, как и я, был ему родным сыном и на которого ему, как и на меня, было глубоко наплевать! В общем, наговорил много разных дерзостей, убежал, тут же ввязался в драку с целым отрядом орков и едва не погиб.


Шел я медленно, можно сказать, еле ноги переставлял, аккуратно ступая на каждую следующую ступеньку и ожидая того момента, когда опоры под ногой не окажется. Я прошел уже коридоры, ведущие к темницам, к арсеналу и к королевской сокровищнице, и теперь ждал провала в лестнице, когда надо будет прыгнуть в темноту, чтобы оказаться на ее продолжении. Рукой я по-прежнему держался за стену — просто чтобы сохранить равновесие, когда нога провалится в пустоту. Внезапно вместо холодного, чуть влажного камня, кое-где покрытого шершавым лишайником, моя рука ощутила сухое дерево. Я как слепой начал ощупывать деревянную поверхность, изо всех сил напрягая уставшие глаза, чтобы хоть что-нибудь увидеть, хотя и так уже знал,

что это такое. Ошибиться было невозможно, передо мной была Таинственная дверь! Она выделялась на черном фоне каменной стены более светлым прямоугольником в человеческий рост и как будто смотрела на меня вырезанными на ней огромными деревянными глазами, которые при свете казались живыми, а сейчас в темноте были похожи на сгустки желтого тумана.

Таинственная дверь была еще одной загадкой Черного замка, которую мне пока не удалось разгадать. Она могла появиться в любой стене и, если в нее войти, приводила в самые невероятные места, иногда расположенные на другом конце замка и уж обязательно на другом ярусе. Про Дверь рассказывали множество разных историй, начиная с детских сказок о проходимце, который нанялся работать на королевскую кухню, случайно зашел в Таинственную дверь, попал в сокровищницу и набрал там столько золота, что выдал себя за эльмарионского принца и женился на принцессе, и кончая страшными историями о том, как один лорд зашел в эту дверь и попал вниз, в Бездну, со всеми вытекающими из этого последствиями. Рассказов было много, думаю, гораздо больше, чем людей, которые заходили в Дверь со дня основания Фаргорда. Роксанд говорил, что Дверь появляется только перед теми, в чьих жилах течет королевская кровь. Может, он и прав, потому что среди моих знакомых не было ни одного, кто видел Таинственную дверь своими глазами. Самому мне Дверь встречалась только однажды, в детстве. Через нее я впервые попал в Закатную башню, к которой мне было запрещено даже подходить и где я сейчас успешно проживаю. Ни разу после этого я не находил Таинственную дверь, хоть и обследовал все закоулки нашего древнего замка. И вот надо же, какая удача! Я на время забыл обо всех своих неприятностях, распахнул Дверь и шагнул в неизвестность.

На какое-то время я попросту ослеп от хлынувшего мне в глаза яркого света. Я немного постоял, крепко зажмурившись, потом с трудом заставил себя приоткрыть один глаз, чувствуя себя так, будто мне в этот несчастный глаз ткнули раскаленным железным прутом, и понял, что попал всего-навсего в Большую библиотеку. Несмотря на полное отсутствие окон, в библиотеке было светло как днем. На потолке, на полу и на многочисленных полках, уставленных тысячами книг, горели маленькие, но очень яркие звездочки. Казалось, что в библиотеке собрались миллионы светлячков, сверкающих, как искры от костра.

— Силы Тьмы! — восхищенно выдохнул я, когда наконец раскрыл оба глаза и как следует рассмотрел всю эту красоту.

— Не Тьмы, а Света! — откуда-то сверху раздался голос Энди. — Здорово, правда?! — Я поднял голову и увидел своего друга, сидящего верхом на лесенке-стремянке, которая использовалась, чтобы доставать книги с самых верхних полок. В руках он держал огромнейший фолиант в кожаном переплете, раскрытый на самой середине и угрожающий свалиться прямо мне на голову. — В этой книге столько всяких полезных заклинаний, ты себе не представляешь! — похвастался маленький колдун. — Сейчас я тебе такое покажу!

Энди взмахнул рукой и собрался произнести заклинание, но тяжеленная книга не удержалась и полетела вниз. Я аккуратно подхватил ее и захлопнул.

— Может, не надо, Энди? Ты же знаешь, как я отношусь к магии.

— Но тебе ведь понравились мои огоньки?

— Понравились, — честно признался я.

Энди спрыгнул на пол:

— Сейчас еще больше понравится! Смотри!

Взмахом руки Энди погасил все огни, так что мы оказались в полной темноте, а потом начал одно за другим говорить заклинания. И как он их только помнит! Что тут началось! Вся библиотека озарилась светом, а под потолком заплясали искры, почти такие, какие бывают, если в костер из очень сухих дров в безветренную погоду бросить толстое полено. Только искры у Энди были разноцветные, очень яркие и складывались в чудесные картины. Действительно красиво! Я завороженно смотрел, раскрыв от восхищения рот, и к тому времени, когда последняя вспышка света погасла, успел передумать уходить из замка куда глаза глядят. Не могу же я бросить Энди тут совсем одного! И в «Сломанный меч» идти передумал. Решил, что раз уж вечно занятый Энди все-таки выбрался из Черной башни, надо этим воспользоваться и по крайней мере постараться узнать, чего отец потребует от меня в ближайшее время. А выпить при наличии собственного волшебника можно где угодно, хоть в библиотеке.

— Будь другом, Энди, — попросил я, опускаясь в массивное старинное кресло и вытягивая ноги, совсем уже потерявшие всякую чувствительность от усталости. — Достань из винного погреба бутылочку эстариольского вина урожая четыреста тридцать восьмого года, а лучше две или три, если умеешь, конечно. — Что Энди умеет, я не сомневался. Просто он терпеть не мог, когда я пью, и ни за что не стал бы обеспечивать меня выпивкой, если бы я не усомнился в его способностях.

— С чего это ты взял, что я не умею? Я умею все, что и мой старик, и даже больше! — тут же начал хвастаться Энди, и мне осталось только чуть-чуть подтолкнуть его:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать