Жанр: Боевая Фантастика » Йен Дуглас » Лунная пехота (страница 21)


— У-р-р-а-а!!! — завопил он, потрясая винтовкой. И сам не заметил, как вскочил на ноги.

Примерно в сорока метрах произошел очередной беззвучный взрыв. Мелкие обломки реголита угодили в шлем Фрэнка.

— Камински, черт, ты бы хоть пригнулся! — крикнул ему Дэвид Александер. — Прешься в самое пекло!

Голос археолога привел Фрэнка в чувство, и он тут же упал на колени.

— Думаю, вы правы. Посмотрим, нельзя ли пробраться в укрытие получше… Ползком, за мной!

Они поползли. Оглянувшись, Фрэнк увидел, что Александер взял с собой найденную статуэтку.

— Бросьте ее, профессор, — посоветовал Камински. — Много от нее проку будет, если вас убьют?

— Ты не волнуйся, Ски. Ползи, знай. Я от тебя не отстану.

Фрэнк заколебался. Доктор Александер — человек штатский и не обязан подчиняться его приказам. Не принуждать же доктора силой?! И так уж один раз дал рукам волю…

Мысленно пожав плечами, Камински пополз дальше.

— Морпехи и «береты»! — послышался голос лейтенанта. — Внимание! Приближаются друзья, на два часа к югу! Открывать огонь только по целям, находящимся на поверхности Луны!

Свои! Камински перестал ползти и начал всматриваться в южную часть неба. Сначала ничего не было видно… но вскоре, «жучок» включил посадочные огни.

Четыре ослепительные звезды осветили дно кратера. Десантный космический корабль плавно спустился рядом со сбитым ооновским транспортом. Открылся люк, и из корабля начали выходить люди. Все они были с зелеными метками.

Камински очень обрадовался. Как здорово, что командование или Кэтлин Гарроуэй догадались оставить второй взвод подразделения «Альфа» в резерве, спрятав его за валом кратера!

Увидев, что противник получил подкрепление, ооновские штурмовые отряды разбились на маленькие группы и начали пробиваться к своим кораблям.

— Ски! — неожиданно крикнул Дэвид — Слева!!!

На экране прибора ночного видения появилось пять-шесть красно-оранжевых фигур. Зеленых меток у них не было. Эти люди направлялись к вражескому транспорту Дэвид и Камински оказались у них на пути.

Фрэнк тут же прикончил двух противников. Затем убил и третьего. Оставшиеся в живых укрылись в траншее и открыли ответный огонь.

— Отставить стрельбу! — кричала по радио Кэтлин Гарроуэй. — Камински, мать твою так, прекрати огонь! Это наши ! О, Господи…

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Понедельник, 21 апреля.


Центр по подготовке новобранцев;

остров Парис;

07:25 по восточному поясному времени.


Джек Рэмси — вернее, рядовой Корпуса морской пехоты США Джек Рэмси — стоял по стойке «смирно» на плацу, не смея пошевелиться. Его взгляд был устремлен на макушки росших вдалеке карликовых пальм. Говорили, что остров Парис медленно погружается в воду, так как уровень Мировою океана продолжает подниматься. Ходили слухи, что остров Парис уже опустился ниже уровня моря, как Нидерланды. Только многочисленные волнорезы, дамбы и плотины, построенные армейскими инженерными войсками и несколькими тысячами морских пехотинцев, мешали Атлантическому океану полностью поглотить остров Парис.

Однако в данный момент Джек и думать забыл о том, что сильный ураган может уничтожить остров. Его гораздо больше волновало совсем другое стихийное бедствие. Несколько мгновений назад рекрутский взвод № 4239 познакомился со своими инструкторами. По старинной и всеми уважаемой традиции, сложившейся в морской пехоте, инструкторы провели смотр новобранцев, а старший инструктор взвода, сержант Гарольд Нокс, обратился к рекрутам с приветственной речью:

— Никогда, никогда за все время службы в морской пехоте я не видел столь жалкого сборища недотеп! — говорил сержант Нокс, важно прохаживаясь вдоль строя новобранцев.

По выражению его худого лица было ясно видно, что сержант пришел в ужас от зрелища, которое он, к несчастью, вынужден созерцать. Сержант Нокс на всю морскую пехоту славился командным голосом, который, благодаря резкости и мощи, был отлично слышен даже во время сильного урагана… или решительного сражения. Новобранцы стояли, словно зачарованные, полностью поддавшись гипнотическому влиянию этого протяжного голоса.

— Мне тошно даже помыслить, что когда-нибудь моя любимая морская пехота окажется в ваших хилых и неуклюжих руках!

Голос все звучал и звучал, а Джек, слегка покачиваясь, продолжал стоять по стойке «смирно». Парень весь измучился от суеты и недосыпания. Сейчас ему казалось, что он провел в учебном лагере много-много дней, хотя оказался здесь лишь нынче утром. Похоже, суета и недосыпание были устроены нарочно, чтобы помешать новобранцам быстрее освоиться с новой жизнью…

Каждая минута предыдущих недель была посвящена подготовке к встрече с сержантом Ноксом и другими инструкторами. Сначала вербовщик, штаб-сержант Хенсон, провел с Джеком собеседование, потом была медицинская комиссия в Питтсбурге, потом принесение присяги в вербовочном центре. Накануне, поздно вечером, Джек воспользовавшись монорельсом, приехал из Питтсбурга в Чарлстон. Однако грохочущий автобус, который должен был доставить парня в центр по подготовке новобранцев на острове Парис, по каким-то таинственным причинам не спешил отправиться в путь. Рекруты прибыли на базу только в два часа ночи (в два-ноль-ноль, как принято говорить в морской пехоте)

Джек подозревал, что это было подстроено нарочно. Когда новобранцы посреди ночи вышли из автобуса, их встретили сержанты и сразу же приказали выстроиться на желтых следах, нарисованных на асфальте. Дальше начались крики и муштра. Группа новобранцев, состоявшая из сорока трех парней и девушек, поняла, что прежняя жизнь теперь так же далека от них, как самый удаленный кратер на обратной стороне Луны.

После первой ознакомительной лекции девушкам было приказано отправиться на женскую половину учебного лагеря. Из всех четырех основных видов войск только в морской пехоте рекрутские взводы подразделялись на мужские и женские. А потом наступил кошмар. У новобранцев слипались глаза, а их заставляли стоять в строю, бегать, снова стоять в строю, выслушивать инструкции орущих сержантов. Это мучение длилось всю ночь и большую часть утра. После завтрака вновь прибывших новобранцев официально зачислили во взвод № 4239, благодаря чему количество рекрутов в нем увеличилось до восьмидесяти. Затем новобранцев отправили в казарму, где им выдали форму и остригли волосы. После этого инструкции возобновились. Новобранцам приказали начинать и заканчивать каждое высказывание словом «сэр». Им объяснили, как полагается

стоять, если дана команда «Смирно!» Их предупредили, что запрещается разговаривать в строю. Можно только отвечать на вопросы командира. Кроме того, новобранцев проинструктировали, что получив приказ, нужно ответить «Есть, сэр!» Эта старинная фраза означает: «Я вас понял и готов выполнить ваше распоряжение». Измученные чрезмерным волнением и напряжением, невыспавшиеся рекруты едва с ног не валились, когда им было приказано идти на ленч.

А потом новобранцев построили на плацу, чтобы познакомить с инструкторами. Тут рекруты и встретились с Гарольдом Ноксом…

Джек испытывал благоговейный трепет перед этим энергичным, подтянутым человеком в безупречной форме морского пехотинца и традиционной шляпе с загнутыми полями. Парень был уверен, что большинство новобранцев понятия не имеют, что означают многочисленные разноцветные ленточки, почти полностью закрывающие левую половину идеально отглаженной рубашки сержанта Гарольда Нокса. Старший инструктор был награжден «Серебряной Звездой» и «Бронзовой Звездой». За ранение в бою он получил медаль «Пурпурное Сердце». У него были благодарственные награды президента США, а также награды за участие в Колумбийской войне и за операцию в Андра-Прадеш.

Но больше всего Джек удивился, когда увидел на груди у сержанта коричневато-желтый с золотом треугольник, полученный за участие в экспедиции на Марс. В этой же экспедиции побывал и Дэвид Александер.

Не смея шелохнуться, вспотевшие новобранцы стояли в строю и изнывали от апрельской жары. Сержант Нокс прохаживался вдоль строя, сверля рекрутов пронзительным взглядом, словно собирался пересчитать им все позвонки и подробно изучить содержимое их желудков.

Наконец сержант Нокс остановился перед шестым от Джека новобранцем.

— Скажи-ка мне, парень, кем ты теперь стал?

— Сэр, я стал морским пехотинцем, сэр!

Нокс мастерски держал себя в руках. Его голос зазвучал тише, но командный тон полностью сохранился.

— Извини, приятель, но ты ошибаешься. Ты всего лишь рекрут. А на будущее имей в виду, что тебе запрещается говорить "я", когда речь идет о твоей жалкой персоне. Новобранец всегда должен говорить о себе в третьем лице: «этот рекрут». Раз и навсегда запомните: вам запрещается якать, потому что никаких яков среди вас еще нет, есть пока только козлы! Ты меня понял?

— Сэр, так точно, сэр!

— Во-первых, вы не имеете права говорить о себе в первом лице! Во-вторых, вы не имеете права называть себя морскими пехотинцами! Я вот уже двадцать лет воспитываю морских пехотинцев из жалких засранцев и недоумков, вроде вас. Можете не сомневаться, я точно знаю, что такое морские пехотинцы. Вы на них совсем не похожи, уверяю вас! — Сержант Нокс подошел к следующему рекруту. — Великий Боже! Могу я узнать, что такое у тебя на роже?

Со своего места в строю Джек видел только карликовые пальмы, растущие вдалеке, но он знал, к кому обратился старший инструктор. Лонни Константино приехал вместе с Джеком из Чарлстона. У него на лбу была сделана татуировка, которая при жаркой погоде начинала светиться. Татуировка представляла собой странную желто-красную восьмиконечную звезду, являвшуюся каким-то таинственным символом. Джек был почти уверен, что уже видел эту звезду раньше, когда смотрел видеоматериалы, посвященные находкам, сделанным в Пещере Чудес на Марсе.

— Ну, это, вроде, мой знак, сэр! Я, вроде, принадлежу к церкви Древних Астронавтов. Может, слыхали? У нас каждый волен исповедовать любую религию, сэр!

Наступило долгое молчание. Джек пробовал представить, как развопится сейчас сержант Нокс. Инструктор выпучил глаза, а на шее у него появилась пульсирующая жилка. Джеку показалось, что сержант разыгрывает сцену… Если так, то ему полагается «Оскар» за великолепное актерское мастерство.

Джек затаил дыхание. Конечно, Лонни был славным парнем, но хорошего морского пехотинца из него не получится.

— Морская пехота не станет запрещать тебе исповедовать религию, которую ты для себя избрал, сынок, — кротко, почти по-отечески ответил Нокс. Внезапно его голос обрел прежнюю резкость и властность. — Однако я не буду спокойно стоять и ждать, пока какой-нибудь чертов снайпер продырявит твою сраную башку, а после прикончит кого-то из твоих боевых товарищей. Ведь эту светящуюся татуировку только дурак не заметит. Значит, у тебя есть два выхода. Если хочешь, могу выписать тебе направление к полковому священнику. Он позаботится, чтобы тебя отчислили из морской пехоты по религиозным убеждениям. Или ты можешь отправиться в медсанчасть и попросить, чтобы врач удалил твою… эмблему. В морской пехоте не место парню со светящейся мишенью в башке! Что выбираешь?

— Я останусь на службе, сэр.

— Тогда отправляйся в медсанчасть. Знаешь, где это?

— М-м-м…

— Брайс!

— Что прикажете, сержант? — бодро откликнулся один из младших инструкторов, сопровождавших Нокса во время смотра.

— Проводите нашего благочестивого друга в медсанчасть.

— Есть, сержант!

Однако на этом мучения Лонни не завершились.

— В медсанчасть отправитесь позже, рекрут, — сказал Нокс. — А сейчас приказываю вам пятьдесят раз отжаться. Это за то, что у вас хватило дурости появиться здесь со звездой в башке.

— М-м-м… есть, сэр!

— А потом отожмитесь еще двадцать пять раз. За то, что не усвоили инструкцию и не говорите о себе в третьем лице. Раз и навсегда забудьте слово "я". Вы теперь не "я", вы — рекрут! И вы будете действовать и говорить, как полагается рекруту, черт побери! Потому что вы ни малейшего понятия не имеете, как должны действовать и разговаривать морские пехотинцы. А теперь приступить к отжиманию!

— Есть, сэр!

Лонни начал вслух отсчитывать, сколько раз он отжался. Сержант Нокс продолжал смотр.

— Вы, шпаки, просто отвратительны! Никакие вы не морские пехотинцы. В данный момент я вообще очень сильно сомневаюсь, что кто-то из вас сможет стать морским пехотинцем. Я не позволю, чтобы вы позорили мою любимую морскую пехоту, называя себя ее бойцами. Вам так же далеко до морских пехотинцев, как китовьему дерьму до Луны!.. Эй ты, что зубы скалишь? Смеешься надо мной, что ли?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать