Жанр: Фэнтези » Макс Далин » Берег Стикса (страница 27)


Несколько месяцев она, когда ее астральный наставник напоминал ей, ставила заслоны на пути тварей из ада. После обряда Римма звонила Антону, который был, похоже, Ларисиным приятелем, и просила его при первой возможности справиться о самочувствии его знакомой. Антон сообщал утешительные новости. С Ларисой все было хорошо. До самого последнего дня.

Наставник пришел к Римме во сне. Была полнолунная ночь.

– Я снова хочу говорить о девушке по имени Лариса, – сказал он из белого свечения.

– Что-то случилось? – спросила Римма встревожено, потому что уже обо всем догадалась.

– Демон сломал щит, – молвил наставник. – Он может вот-вот завладеть ее душой. Ты должна принять меры.

– Я должна, – прошептала Римма истово.

– Зло должно быть уничтожено, – голос наставника раздался в ее голове колокольным звоном.

– Зло будет уничтожено, – прошептала Римма, как клятву.

Проснулась она совершенно умиротворенной. Она знала, что делать.


Ларису разбудило солнце, бьющее прямо в лицо.

Она несколько минут лежала в постели, не открывая глаз, нежась, наблюдая за плавающими под опущенными веками цветными пятнами и рассыпающимися искрами, потом потянулась и села.

С постели в окно было видно только небо, такое ослепительно голубое, такое хрустально ясное, какое бывает только на излете зимы, когда весна еще не идет, а лишь предчувствуется. Лучшая зима – это март, подумала Лариса. Еще свежо, но уже светло.

Она с удовольствием поднялась с кровати. Во всем ее теле была звенящая легкость, легки и прозрачны были и мысли, даже вечные оппоненты внутри Ларисиной души временно примирились и наслаждались безмятежным покоем. Лариса нежно взглянула на кресло, развернутое к кровати. Ты развернул его? Или я? Не вспомнить…

Что это было? Если сон – то чудесный, замечательный сон. Если это и вправду приходил твой дух, наяву – у-у, это еще лучше, чем любой сон. Что бы это ни значило – что ты скучаешь по мне, что зовешь к себе, что пытаешься сквозь несокрушимый барьер смерти докричаться и сообщить, что все еще любишь меня – все равно, все равно прекрасно.

Все, что связано с тобой – все, все прекрасно!

Лариса напевала, готовя завтрак. Боль, тоска, тяжелая память – все ушло из души. Надо было воспользоваться мгновением блаженнейшего отдыха.

Лариса пила кофе, когда зазвонил телефон.

Лариса сняла трубку и услышала голос Антона. Ох уж эти школьные товарищи…

– Алло, Лар, привет, как ты?

– Лучше всех, – промурлыкала Лариса. – Чудесно и замечательно, замечательно и чудесно. А ты?

– Лар, ты очень занята?

– О, очень. Я предаюсь грезам и мечтам. А что?

– Лар… – Антон замялся. – Можно напроситься кофейку попить? А? Или нет?

О, мой застенчивый герой. С тех пор, как – лет уже пять или шесть назад – Лариса выяснила с ним отношения, едва избежав рукоприкладства, Антон не пытался напрашиваться на кофеек сам. Что это с ним?

– Ты извини… надо поговорить…

– Конечно, – а почему это мне отказываться? Мне тоже хочется поговорить. О Вороне. А ты уж точно не сочтешь, что я сошла с ума. Ты же веришь в потустороннюю ахинею. – Только приходи пораньше. Прямо сейчас приходи. Я вечером работаю.

– Хорошо, пока, – сказал Антон ожившим голосом и повесил трубку.

Лариса подмигнула собственному отражению в зеркале. Ей было весело.

Антон зашел минут через двадцать – примерно столько времени и требовалось, чтобы дойти от дома Антона до дома Ларисы. Школа, где в свое время они оба учились, находилась примерно посередине.

Лариса открыла дверь. Усмехнулась, посторонилась, пропуская Антона в квартиру.

До чего же он все-таки был забавен! Тошечка-астролог. Вероятно, его ухоженные волнистые волосы и аккуратная бородка вместе с приподнятыми бровями и правильными, даже слишком правильными чертами подчеркнуто одухотворенного лица и напоминали кому-то с извращенной фантазией Христа в молодости, но Ларисе, далекой от подобного богохульства, Антон напоминал печального спаниеля. Под длинным светлым пальто Антон носил какую-то хламиду золотисто-коричневого цвета, из-под которой торчали бархатные брюки. Китайские деревянные четки болтались на его костлявом запястье, а от одежды сильно пахло сандалом.

Прелесть, что за мальчик, думала Лариса, глядя, как Антон снимает надраенные ботинки и ищет глазами отсутствующие тапочки. А вот и пойдешь по моему пыльному полу в своих чистых носках. Потому что постесняешься спросить. А я тебя не понимаю. Вот такушки.

И он действительно пошел в носках. Уселся на табуретку и поджал ноги, явно думая, что Лариса этого не замечает. Лариса насыпала свежемолотого кофе в турку.

– Ты очень хорошо выглядишь, – мрачно сказал Антон, глядя на старый плакат, прикрепленный булавками к обоям: с него юный Ворон в шипастой и кожаной рокерской сбруе улыбался, обнимая гитару. На шее – стальной скарабей на широкой цепочке. Его команда звалась «Жук в муравейнике».

– Ты мне или Ворону? – спросила Лариса, дожидаясь, пока кофе дойдет.

– Конечно, тебе. Знаешь, я жутко рад, что ты выбираешься из депрессии. И что снова улыбаешься. Это очень хорошо, потому что при существующем положении вещей силы тебе понадобятся.

– А что, – развлекалась Лариса, – звезды Сад-ад-Забих противостоят созвездию Водолея?

– Лар, я серьезно.

Лариса выжала в чашку с кофе кусок лимона, добавила ложечку меда – придвинула угощение Антону. Улыбнулась.

– И я серьезно. Я верю. Я заранее под всем подписываюсь. Я

становлюсь медиумом, как ваша сумасшедшая Римма. Причем я – круче. Я сегодня разговаривала с Вороном.

Антон поперхнулся первым глотком кофе и закашлялся. Лариса с самым услужливым видом похлопала его по спине.

– Ты – действительно серьезно, что ли? – спросил Антон, отдышавшись.

– Я серьезно, и ты серьезно, и мы серьезно оба. Тошечка, Ворон приходил этой ночью. Объяснил смысл этих Римминых каракулей и на гитаре мне играл.

Антон смотрел на Ларису, и глаза у него были, как блюдца, а кофейная чашечка стояла на столе совершенно неприкаянно.

– Ты меня обманываешь, – пробормотал он наконец. – Не может быть.

– Ну почему, – Лариса отпила кофе и со вкусом откусила печеньину. – Почему великая Римма или великая Ванга могут прозревать будущее и общаться с духами, а я – нет? Чем я хуже?

– Ты не просветленная, – лицо Антона даже сделалось строже на пару мгновений. Этакий страж Истины, скажите пожалуйста. – Ты… Да ты не говорила бы таким тоном, если бы с тобой это действительно случилось. Не может быть.

– Да почему?

– Когда к обычным людям являются мертвые, они заикаться начинают. И это еще – по меньшей мере, а ты так об этом говоришь, будто твой Витька к тебе с концерта заскочил.

– Не исключаю такой возможности. Не знаю, дают ли концерты в тонком мире, но если дают, то, может быть, и с концерта. И играл замечательно. Тошечка, он играл замечательно! И был мил, мил невероятно.

– Погоди, погоди… он… как дух может играть на гитаре, ты понимаешь, что говоришь? Он был как сгусток эктоплазмы? Да?

Лариса рассмеялась.

– Как ты себе это представляешь – Ворон и сгусток чего-то там? Да он просто вошел и сел. И сидел со мной полночи. Разговаривал и играл для меня. А что такое эта твоя плазма – я понятия не имею.

Антон нахмурился и скрестил руки на груди.

– Все понятно. Я должен тебя предостеречь, Лариса. Римма права. Она звонила мне сегодня, сказала, что твоя душа вся окутана темным облаком. Я просто занервничал. Я даже посмотрел твой гороскоп, а там у тебя сущий кошмар. Ты не сердись, ладно? Просто теперь я понимаю, что Римма имела в виду.

– А я вот – нет.

– Слушай, пожалуйста, выслушай серьезно. Духи в таком виде смертных не навещают. Это был демон.

– О, круто. Значит, Ворона повысили.

– Лар, ну пойми! Тут же душа в опасности, твоя душа! Знаешь, визитеры из…

– Мест, не столь отдаленных?

– Да не перебивай одну минуту! Гости из…

– Чтобы сердцу легче стало, встав, я повторил устало: «Это гость лишь запоздалый у порога моего, гость – и больше ничего»…

– Лар, я…

– Каркнул Ворон: «Never mort!»

– Лар, ну как ты можешь…

– А ты как можешь, Антон? Демон, да? Ну чего там – давай уж сразу Молох, Люцифер и Азраил. И Волан-де-Морт заодно. И все – за моей душой. А почему это ты и твоя Римма так заботитесь о моей душе? Может, я сама разберусь?

Антон встал.

– Лар, прости, у тебя, кажется, не так уж много друзей?

– Да, правда, – ответила Лариса, тоже вставая. – Не так уж много… осталось… в толстом мире. Правда. И что?

– Да то, что до твоей депрессии никому нет дела, и до твоей души никому нет дела. А человек иногда нуждается в помощи…

– О, свыше?

– Лар…

– В помощи, значит? – Лариса вдруг почувствовала, что постепенно начинает выходить из себя. Утренней свежей легкости – как не бывало. – В помощи? А где вы с Риммой были, когда я действительно по стенам шарилась от боли и думала, как бы ухитриться вены не вскрыть? Когда аптечку в мусоропровод спустила, чтобы таблеток не нажраться? Я тебя не упрекаю в том, что ты тогда не заходил – я понимаю, баба в соплях – это скучно. Но скажи, за каким чертом мне помощь сейчас? А? Когда мне хорошо? Когда мне в первый раз за этот чертов год хорошо?

Пока Ларису несло, Тошечка-астролог слинял с лица.

– Лар, прости, мы потеряли много времени, так вышло… но все можно исправить, – заговорил он торопливо, заглядывая Ларисе в глаза преданно и виновато. – Римма очень просила тебя зайти сегодня или завтра. Она совершит ритуал на изгнание бродячих духов и квартиру твою закроет. И тогда все будет действительно хорошо…

– Нет.

– Что «нет»? – спросил Антон оторопело.

– Нет, не пойду. Нет, не будет. Нет, я не хочу закрывать свой дом от Ворона, живой он или мертвый, дух, ангел, черт – не хочу. И все.

– Он тебя убьет. Или – хуже, – изрек Антон замогильным голосом. Весь его вид был – живое воплощение заботы, печали и сочувствия. – Римма предупреждала, что он теперь может на тебя воздействовать. Как ты не понимаешь, что тут уже один шаг до беды?

– Нет.

– Да что – «нет»?

– Ворон не причинит мне вреда, – твердо сказала Лариса.

Антон сделал попытку схватить ее за руку, якобы в порыве неодолимого чувства, но потерпел фиаско.

– Как же ты не понимаешь! – вскричал он в отчаянии. – Мертвый – не то же самое, что живой! Он уже не принадлежит нашему миру! Он уже совсем не такой, как раньше! Лар, знаешь, как в древности говорили – слишком долгая скорбь по покойнику смерть зовет…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать