Жанр: Фэнтези » Макс Далин » Берег Стикса (страница 34)


– Света, ты можешь позвонить Дашке?

– На фига?

– Она меня заменит, – сказала Лариса стеклянным голосом. – Она терпимо работает и за пару дней ухватит… на этом уровне. И согласится с удовольствием.

– Ты обалдела? – спросила Света нежно. – Ты обалдела, да?

– Я не могу здесь работать. Мне плохо. Я сейчас пойду к Эдуарду и скажу ему, что найду замену.

Света вскочила с табурета, заслонив собой дверь.

– Ты чего? Никуда ты не пойдешь! Как это ты скажешь Эдуарду?! Я не хочу с Дашкой – я терпеть ее не могу, блядюгу! И вообще, она крашеная, она в такт не попадает, ее не пару дней – ее пару лет надо натаскивать, ты что?!

Лариса вздохнула. Положила Свете руки на плечи.

– Светик-семицветик, послушай меня внимательно. Если я буду продолжать здесь работать, то сдохну. Нехорошо сдохну.

Света закатила глаза.

– Да чем тут плохо? Ну чем, я не понимаю?! В чем дело?!

– Да не знаю я! – голос Ларисы сорвался на крик, но она тут же взяла себя в руки. – Тошнит меня. Боюсь я. Не понимаю, почему. Пока не понимаю. Дура. Истеричка. Спиваюсь. Но работать тут не могу.

Света вздохнула. Обняла Ларису – и ощутила, как ее трясет мелкой дрожью.

– Да, мать, – пробормотала Света уже сочувственно. – Ты совсем плоха.

Лариса взглянула ей в лицо.

– Слушай, что с тобой? – в Светином голосе появилась настоящая тревога. – У тебя глаза запали. Краше в гроб кладут…

– Светуся, милая, меня и положат… в гроб… если я не уберусь отсюда. Аллергия у меня на это место. Ну прости ты меня…

Света снова вздохнула, отпустила Ларисину руку.

– Ну иди, – сказала мрачно, вынимая из сумочки баночку крема и пудреницу. – Я подожду.

Лариса решительно вышла из костюмерной и направилась к кабинету директора. Чем ближе она подходила, тем явственнее ужас стискивал ее горло, леденил спину, выворачивал желудок. Эдуард по непонятной причине вызывал у нее такой страх, что наблюдая за собой, Лариса отстраненно удивлялась. Старое «я» вопило в голос, что нужно просто бежать, наплевав на дела – куда угодно, за границу, в деревню, только бы подальше от этого кошмара. Новое «я» напоминало, что двадцать четыре тысячи долларов неустойки лишат Ларису квартиры, и это еще в лучшем случае.

Лариса стукнула в дверь кабинета, чувствуя, как струйка холодного пота медленно ползет вдоль спины.

– Войдите, – донесся дикторский голос Эдуарда.

Лариса вошла на подкашивающихся ногах. Эдуард растянул в улыбке резиновые губы и принялся крутить свою авторучку.

– Госпожа Дэй? Чем могу служить?

– Разрешите вас спросить… – язык в пересохшем рту ворочался тяжело, как у паралитика. – Я очень плохо себя чувствую… и хочу договориться со своей знакомой… и коллегой… Дарьей Никодимовой, чтобы она заменила меня в номере. Вы не будете возражать?

«Паркер» в белых руках замер и стукнулся об столешницу.

– На сколько дней? – спросил Эдуард, впиваясь в Ларисино лицо странным оценивающим взглядом.

Ларису замутило так, что она без приглашения присела на черное роскошное кресло.

– Насовсем, – еле выдавила она сквозь тошноту.

Эдуард улыбнулся. Эта его улыбка впервые была искренней и, притом, феноменально отвратительной. Сладкая улыбка садиста.

– Дорогая Лариса, – сказал он, и манекенный голос приобрел вкрадчивые интонации телефонного шантажа. – Вы подписали контракт на три месяца. Если вам нужно по болезни или иной причине отсутствовать один вечер – я вам это позволю. Но не больше. Вы должны отработать.

– Я не могу, – прошептала Лариса.

– Я вас понимаю, – Эдуард осклабился. Его лицо выглядело чудовищно. Лариса опустила глаза. – Но дело в том, дорогая моя, что вы понравились моим гостям. В вас есть огонек. И вы отработаете. Я у вас даже неустойку не возьму, если вы вдруг сглупите настолько, что решите ее заплатить. Дело не в деньгах. Дело в том, что вы должны отработать.

– Я не могу, – прошептала Лариса еле слышно, полумертвая от ужаса.

– Я понимаю, моя дорогая, – Эдуард вдруг причмокнул, как охранник, и Лариса еле проглотила комок в горле. – Я понимаю. Но вы все равно отработаете. Вы, уважаемая госпожа Дэй, даже представить себе не можете, какими способами можно убедить капризных девушек выполнить долг перед солидной фирмой. Не заставляйте меня прибегать к крайним мерам. Идите, моя дорогая. Идите. Отдохните и подумайте. Вам не выгодно с нами ссориться, я вас уверяю. У такой ссоры могут быть крайне неприятные… – он снова омерзительно причмокнул, – крайне неприятные последствия…


Лариса не помнила, как добралась до костюмерной и что говорила Свете. Она слегка пришла в себя только на улице, от мороза и свежего запаха ночи, который показался ей восхитительным. У Ларисы ломило все тело и ныл висок, тошнило так, будто кто-то засунул в нее руку и пытался вывернуть ее тело наизнанку.

– Так он тебе что, угрожал? – в Светином голосе сочувствие мешалось с недоверием. – Такой корректный дяденька…

– Я не знаю. Это было… вполне корректно, – Лариса чуть усмехнулась через силу. – Он ничем конкретно не угрожал. Просто предупредил, что я могу влипнуть… А я поняла, что уже влипла. Коготок увяз – всей птичке пропасть.

– Да почему – влипла? Место как место. Что тебя колбасит, не понимаю?

– Света, ну подумай чуть-чуть! Каким местом это место нормальное?! Почему они все такие отвратительные?! И контракт этот…

Света пожала плечами.

– Знаешь что, Ларка… ты просто переутомилась. И накручиваешь себя. На все надо

смотреть проще, проще и веселее. Человек сам творец своего настроения. В общем, хочешь быть счастливой – будь и дели все на шестнадцать…

Хороший совет, вмешалось новое «я». Ну да, добавило старое. Настоящей современной женщине, счастливой и веселой, должно быть наплевать на Эдуарда.

Я – не настоящая современная женщина, заключила Лариса. Я – сумасшедшая. У меня начинается паранойя. Мне кажется, что меня убивают.

Мне очень, очень страшно. Кажется, покончить с собой не так страшно, как дать себя убить.

Я дошла до ручки.


Двор Ларисиного дома был как картонная коробка, промерзшая насквозь и наполненная сумерками. Фонарь не горел; редкие желтые квадраты света из окон примерзли к обледенелым газонам. Только свернув во двор с улицы, Лариса ощутила эту крадущуюся жуть, этот прицеливающийся взгляд неизвестно чего. «Ну да, – сказал с холодной иронией голос в голове. – Эдуард наводит на тебя порчу. Это и есть твои неприятные последствия. Больше общайся с Тошей и с его Риммой»… Лариса усмехнулась, но ускорила шаги.

– Девушка, а который час? – спросил из темноты надтреснутый глумливый голос.

Лариса невольно вздрогнула.

– Не знаю, уже за полночь, – быстро сказала, не оборачиваясь. Торопливо пошла к подъезду.

– Девушка, а как вас зовут? – окликнул тот же отвратительный голос совсем рядом.

Лариса промолчала. Уже открывая дверь, чтобы зайти в парадную, она услышала за спиной:

– Ларочка, а Ларочка! Поужинаем вместе, а? – и это чмоканье под конец фразы, от которого Ларису передернуло с головы до ног.

Она захлопнула дверь за собой, задыхаясь, взбежала по лестнице, еле попала ключом в замочную скважину. Однако, кто бы ни был этот уличный хам, за ней он не пошел.

Только это чмоканье уже хранилось у нее в фонотеке. Там, в каталоге этих голосов: охранника, Эдуарда, дамы-тролля – интересно, она тоже так причмокивает? Пароль какой-то…

Он хотел показать, что знает Ларису и знает Эдуарда. И что…

Лариса выпила виски. И еще немножко выпила. Нужно было хоть чем-то заглушить этот тошный ужас, замешанный на беспомощности.

– Да вот, пью, – сердито сказала она Ворону на афише. – Я осталась одна, мне страшно, а ты мне снишься как-то по-дурацки. Пугаешь меня еще больше. Хоть бы пожалел.

Ворон молчал и улыбался. Это был другой Ворон, не из страшного сна. Ворону на афише было двадцать лет, он еще не пробовал героин и ничего не знал про новую Ларисину работу.

Лариса тронула пальцем его бумажную щеку. Закурила и наугад вытащила диск с подставки. Включила музыку.

– … Умершие во сне не заметили, как смерть закрыла им очи, – запел Бутусов. – Умершие во сне коротают за сплетнями долгие ночи.

Умершие во сне не желают признать, что их слопали мыши.

Умершие во сне продолжают делать вид, что они дышат…

Холодная волна накрыла Ларису с головой. Она опустила руку с тлеющей сигаретой.

– …Боже мой, не проси танцевать на погосте! – пел Бутусов голосом, отчего-то ужасно похожим на голос Ворона, или сам Ворон пел песню Бутусова. – Боже мой, говори, по возможности, тише!

– Вы что, меня предупреждаете? – растерянно спросила Лариса Бутусова и Ворона вместе.

– Умершие во сне не видят, как черви изрыли их землю.

Умершие во сне продолжают делать вид, что они дремлют… – пел чудесный голос встревоженного друга.

Лариса рывком протянула руку и выключила музыкальный центр. Оператор тут же поставил только что смонтированную ленту – эти мертвенные лица, бледные, пустые, бугристые, с мутными голодными глазами… Умершие во сне продолжают делать вид, что они дышат…

Какими способами можно убедить капризных девушек выполнить долг перед солидной фирмой?

Кошка сдохла, хвост облез, кто промолвит, тот и съест. Ни в коем случае не заказывать в зале блюда и напитки. Поужинаем вместе?

Лариса встала, шатнулась, чуть не упала, ушибла бедро о край кухонной мойки, налила себе почти полстакана виски и выпила залпом. Тяжело опустилась на стул, чувствуя во всем теле горячую ватность. Облокотилась на стол и положила голову на руки…


…Она вошла в полутемный коридор, выложенный кафелем, с тусклой лампой дневного света, с полом в выщербленных каменных плитках. У стены стояла больничная каталка с телом, прикрытым простыней – и это было тело охранника, потому что из-под простыни торчали его начищенные ботинки. Охранник был мертв, но караулил, выжидал момент, когда Лариса подойдет поближе, чтобы…

Чтобы – что?

Он был ужасно голоден.

Лариса замерла в тупом беспомощном оцепенении. Двери в коридор распахнулись, мертвый Ворон в черном свитере и джинсах, в которых его хоронили, протянул ей руку и крикнул:

– Ларка, бежим отсюда!

Они выскочили через какое-то место, напоминающее операционную – может, зал для вскрытий – и другой коридор, заставленный каталками с голыми трупами, на грязную лестницу, а потом – на ночную улицу. Пальцы Ворона были холодны и тверды, как резина на морозе, но от него исходила какая-то странная, тяжело описуемая теплая сила – и Лариса не выпускала его руки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать