Жанр: Фэнтези » Макс Далин » Берег Стикса (страница 35)


Они пробежали больничный двор, в котором стояли заиндевевшие «РАФы» скорой помощи, попали на кладбище, прекрасное морозной ночью, как парк, освещенный холодной луной, пробежали его насквозь; Лариса задыхалась от жестокого мороза, дыхания Ворона было не видно или он не дышал…

Улица около кладбища была пуста, и Ворон обернулся к Ларисе, улыбнулся и подмигнул, и она поняла, что опасность почти миновала, но тут шикарный черный лимузин, похожий на катафалк, на дикой скорости вылетел из-за угла прямо на них. Лариса успела увидеть расширенные вишневые зрачки Ворона, в последний момент перед тем, как он выдернул руку и оттолкнул ее в сторону.

Падая, Лариса еще видела, как тело Ворона врезалось в ветровое стекло и скатилось под колеса, и слышала визг тормозов и хруст костей, и водитель притормозил, остановив задние колеса на переломанных ребрах Ворона, и, опустив стекло, улыбнулся.

За рулем сидел Эдуард.


Лариса проснулась от собственного крика. Еле-еле брезжил рассвет. Все кости ломило от неудобной позы; голова раскалывалась, но была на удивление ясна. Лариса не без труда добрела до ванной, чтобы принять душ. Некоторое время постояла перед зеркалом, разглядывая черные круги под собственными глазами. Усмехнулась, ушла в кухню варить кофе. Она пила кофе в тишине, так и не осмелившись включить музыкальный центр. Потом закурила и задумалась.

Ты с ума сходишь, сказало новое «я». И скоро сойдешь такими темпами. Только сумасшедшие во всем видят тайные знамения. Знаешь, милочка, в чем твоя беда? Ты никак не можешь смириться с тем, что твой парень мертв. Что нет его уже. Нигде. Вот это тебе надо принять. А ты слушаешь психов и сама потихоньку дуреешь. И от тоски готова принимать галлюцинации за откровения свыше.

Я, действительно, не могу смириться, сказало старое «я». Я неверующая, но я не верю и в это «нигде». И он был не только моим парнем, видишь ли. Он был моим другом, моим близким другом – многие женщины могут таким похвастаться?! Мы были двумя бойцами в одном строю, мы дрались за себя, сколько могли, нас не понимали, нас принять не хотели, нас слишком мало любили, а мы спиной к спине дрались за право быть услышанными и увиденными… и любимыми… и я выжила, а он погиб. Мужчины не так терпеливы и терпимы, им конформизм ненавистен, они смиряться не умеют… и он использовал героин, как обезболивающее, когда открывались раны.

Нас одними сапогами пинали.

У меня, вероятно, может быть муж, могут быть дети, но у меня больше не будет Ворона, вот в чем дело. Поэтому…

Поэтому в жизни нет никакого смысла, ты хочешь сказать?

А какой? Есть, спать, может быть, еще и трахаться, танцевать для этих уродов под потрясающую музыку Ворона, которую они не то, что слышать – видеть аудиокассету с ее записью не достойны… и еще – терпеть то снисходительно-похотливо-добродушное отношение, какое ты всегда получаешь от мужчин, если ты женщина, если ты красивая женщина, если ты имеешь несчастье родиться блондинкой.

Что можно увидеть в глазах блондинки? Заднюю стенку черепа. Будь оно все проклято!

Ух ты! Тогда пойди да и повесься, бедняжечка, съязвило новое «я». Слабо?

Слабо мне, слабо. Иначе я бы вместе с ним ширялась этим чертовым героином… И что же мне теперь делать? Что? Опускаться, раскисать по бабьей слабости, да? Спиваться, что медленнее, чем скалываться, не так надежно и гораздо противнее? Может, еще замуж выйти – за какую-нибудь благополучную насекомую тварь с формулой бытия «Пива – ив койку»?!

Внезапно Лариса ощутила, как в душе поднимается холодная волна тихой ярости. Тоже мне – одинокий боец. А ну – смирно! Утри сопли. Жрать меня захотели, значит? Жрать меня, да? Ну хорошо, жрите. Но я уж позабочусь застрять у вас в глотке.

Лариса заварила кофе термоядерной крепости, выдавила в чашку пол-лимона и положила столовую ложку меда. Отхлебнула горячей, горькой, кислой, сладкой черноты, закурила и с удовлетворением почувствовала, как проясняются мысли.

Внутренний компьютер занялся подбором и сортировкой нужных файлов. Видеоплеер крутил куски снов. Стоп-кадр: Ворон за решеткой. Ведь не было же между нами этой решетки. Откуда она взялась? Стоп-кадр: мерзкая улыбочка Эдуарда из окошка автомобиля. Сопроводительный текст: сны эти – это попытки Ворона докричаться до меня и еще чьи-то попытки ему помешать. Эдуард?

Руки Ларисы сами собой сжались в кулаки, так что ногти врезались в ладони. Эдуард. Умершие во сне продолжают делать вид, что они правят, снова запел в записи Бутусов или, скажем, Ворон. Вот о чем. Ну-ну. Только я ж, мой усопший начальник, кол осиновый забью в твою… поганую яму. Очень глубоко.

Лариса рассмеялась нервным злым смешком. Да они же там и вправду мертвые! Они же действительно, взаправду мертвые! И почему это, хотела бы я знать, одни мертвецы мешают другому вступить со мной в контакт?

О, я поняла – голод! Они не такие, как Ворон. Они – голодные твари.

Ну погоди, подумала Лариса в каком-то злом упоении. Я тебя накормлю. Досыта. Не обрыгайся.

В тишине неожиданно резко зазвонил телефон. Определитель высветил номер Антона.

Лариса взглянула на этот номер, и яркая мысль полыхнула, как молния. Римма, как будто, предлагала через Тошечку поставить какую-то там защиту в моей квартире. От Ворона.

Ты на кого работаешь, гадина?!

Лариса взяла трубку. Краем глаза увидела в зеркале суровое лицо Мата Хари.

– Лар, это я, привет, – сказал Антон, и его голос прозвучал как-то не очень

уверенно.

– Привет, – ответила Лариса холодно. – Чего изволите?

– Лар… я тут с Риммой поговорил, – пробормотал Антон. – Знаешь, я, вроде бы, ее убедил… Она согласна с тобой поговорить. Ты извини…

Поговорить. Так-так. Звуковая дорожка. «Эта идиотка, тупая, как пробка», – сказал Ворон. О чем это мне с ней разговаривать? И где же это твой, Тошечка, кураж и крутость?

– Я с ней разговаривать не хочу, – сказала Лариса. – А тебя, помнится, просила договориться насчет вызова духа, а не насчет светской беседы.

– Понимаешь, – замялся Антон, – вообще-то она не хочет… Но ты все-таки с ней поговори, может, она…

– Знаешь что, – голос Ларисы был сущим гибридом полярного льда и скандинавского боевого меча. – Идет твоя Римма в задницу под барабанный бой. Вместе с разговорами.

– Лар, я… – начал Антон, но Лариса швырнула трубку, не дослушав. У нее щеки горели от жестокого удовольствия.

Не теряя боевого пыла, Лариса набрала номер «Берега».

– Ночной клуб «Берег», старший менеджер, – гнусаво ответили на другом конце города. Голос вдруг показался Ларисе ужасно похожим на другой голос, такой же гнусавый, который в свое время она случайно услышала у Ворона в мобильнике: «Ой, девушка… скажите Ворону, ему по делу звонили…»

По делу. Дело по венам. Проколы в вене называют «дорогами». В могилу… И даже если я обозналась…

– Это Дэй, – отчеканила Лариса. – Мне нужен господин Эдуард.

– Подождите минуточку, – ответили так же гнусаво, но гораздо любезнее.

Заиграла музыка, какая-то сладенькая классика. Шопена им, Шопена! Похоронный марш им, а не Вивальди!

– Эдуард слушает, – воткнулся в ухо жестяной манекенный голос.

– Это Дэй, – сказала Лариса, прикрывшись злостью, как щитом, не чувствуя ужаса, только гадливость и отвращение. – Вы говорили, что я могу взять выходной. Мне нужен завтрашний день.

– Нет, – отрезал Эдуард.

– Почему? Вы сами мне предлагали. Я плохо себя чувствую, – черт тебя побери, прибавила Лариса мысленно – и это отлично отразилось в интонации.

– Я отпущу вас в среду. Не завтра.

– Вы обещали. Вы меня обманули?

– Извините, Лариса. Завтра вы работаете. Это не обсуждается. До свидания.

Трубка запищала. Лариса посмотрела на нее, как на удушенную крысу. Отказ Эдуарда не расстроил ее, а разъярил еще больше. Ах, не обсуждается? Ну хорошо же, падаль. Посмотрим.

Не успела трубка коснуться рычага, как телефон зазвонил снова. Антоша. Дьявольщина, не дом, а пресс-центр!

– Что надо? – рявкнула Лариса.

– Лар, ты меня не так поняла, – умоляюще промямлил Антон. – Римма же не против. Она просто говорила, что хочет тебя о чем-то предупредить перед сеансом, вот и все… Ты не сердись, пожалуйста…

– Много чести – на вас сердиться, – буркнула Лариса, изобразив, как меняет гнев на милость. Но это она только изображала. – Когда?

– В понедельник, в полночь. Хочешь, я тебя отвезу?

Да пошел ты, подумала Лариса. Не трогай папину машину, папу рассердишь.

– Я сама доберусь, – сказала сухо и жестко. – Точное время?

– Да, Римма уточнила только что… Лар, я…

– Все, пока, – сказала Лариса и оборвала разговор.

Закурила и открыла форточку. За окном стоял серый день, моросил дождь – водяная пыль, но пахло уже не морозом, а нежной сыростью марта. Лариса вздохнула полной грудью.

Мы сломаем эту решетку, думала она, дыша ароматом новых рождений вперемешку с сигаретным дымом. Как бы то ни было, что бы нам не понадобилось сделать – решетки больше не будет.


Воскресный вечер был прекрасен.

Сырая улица окуталась туманом. Туман слоился и плыл, окружая фонари мягкими ореолами золотистого мерцания. Автомобили всплывали из туманной пелены, обдавая прохожих желтым рассеянным светом фар, на миг обретали очертания – и снова растворялись, как сахар, в буром чае сумерек. Все было влажным, все было нежным, весь мир был – сплошное ожидание.

Лариса шла нарочито медленно, улыбаясь… До тех пор, пока из тумана не всплыл Паромщик.

Харон, подумала Лариса. Чертов Харон на своей уродской ладье. Кем это вы себя вообразили? Виртуозами смертей? Ну только разозлите меня еще чуть-чуть – я вам популярно объясню, что такое настоящий виртуоз.

Охранник шарахнулся в сторону, будто Ларисина злость имела осязаемую плотность и могла ненароком его прибить. Чудненько.

Лариса ногой распахнула дверь в костюмерную. В костюмерной неожиданно оказалась дама-тролль.

– Круто, – процедила Лариса сквозь зубы.

– Здрасте, – сказала Света и сделала лучезарную улыбку.

– Здравствуйте, – ответила дама. В этот раз на ней было платье с вырезом и колье на каменной шее сияло семью бриллиантовыми огнями. – Я должна вас предупредить…

– Пошла вон, – бросила Лариса.

Света посмотрела на нее дикими глазами. Дама опешила и сделала шаг назад.

– Я только хотела сказать, – забормотала она, отступая, – что сегодня в клубе присутствует гость чрезвычайной важности. Все его желания должны быть выполнены – вплоть до личной беседы, если он вдруг пожелает. Ваш контракт…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать