Жанр: Психология » Мэри Нэф » Личные мемуары Е П Блаватской (страница 29)


О процессе "осаждения" Учитель К.Х. дает Синнету следующие объяснения: "Мне надо это сначала продумать, сфотографировать в мозгу каждое слово, каждую фразу, и лишь потом можно передать их "осаждением". Так же как фотокамера, фиксирующая изображение предмета на химически подготовленном светочувствительном слое, требует предварительной правильной фокусировки, ибо в противном случае, как это быват у плохих фотографов " ноги сидящего не получатся пропорциональными по отношению к голове и т.д., " так же нам, приходится сперва каждую фразу, каждое слово запечатлевать в мозгу. То, что должно появиться на бумаге, сначала становится видимым и прочитывается. Пока это все, что могу сказать. Когда наука узнает больше о тайне литофила и о том, каким образом отпечатки листьев появляются на камнях, " тогда я смогу вам лучше объяснить этот процесс...

Но вы должны знать и помнить одно: мы только следуем природе и стараемся копировать ее деятельность". [16, с.22]

"Когда Учитель велит чела "осадить" записку или письмо Его почерком, потому что кто-то горячо просит об этом и просьба его созвучна Учителю по оккультным законам, и если "адресат" " человек ответственный и уважаемый Учителем, то он получает по заслугам, " говорит Е.П.Б., " Тогда Учитель, который не имеет возможности сам спуститься до нашего уровня, дает соответствующий приказ своему чела и тот следует приказу, проявляя все свое умение. Если при этом произойдет отклонение от правильного пути, " это вина чела и того, кто побеспокоил Учителя своими мелкими житейскими делами. Но всегда, когда просьба о вмешательстве Учителя горяча и достаточна чиста (хотя в Его понимании может быть и глупа), Учитель говорит челе: "Успокой его таким и таким образом". [23, февраль, 1908]

Учитель К.Х. говорил: "Когда мы переписываемся с внешним миром, мы доверяем чела передать наше письмо или какую-нибудь весть. Часто наши письма " за исключением редких случаев, когда речь идет о чем-то очень серьезном или тайном " бывают написанными нашими чела нашим почерком. В последние годы некоторые мои адресованные вам письма были осаждены, и когда это осаждение по какой-либо причине прерывалось, то тогда мне только надо было привести в порядок свои мысли, принять соответствующее положение и думать, а моему верному чела оставалось лишь собрать мои мысли и стараться как можно реже ошибаться". [16, с.296]

Было ли это "копирование" мыслей Учителя тем, чему училась Блаватская в Мингрелии? Ее сестра говорила: "...казалось, она находится в состоянии комы", хотя Блаватская сама утверждала, что это "не кома, а состояние глубочайшего сосредоточения, когда малейшее рассеяние приводит к ошибкам" [20, с.115]

Учитель К.Х. так описывает этот процесс: "Проведенные недавно в Обществе экспериментальные исследования помогут вам понять процесс этого ментального телеграфа. В этих опытах геометрическая или какая иная фигура создается в активном мозгу и постепенно, как бы серией репродукций, внедряется и запечатлевается в воспринимающем пассивном мозгу. Нужны два фактора, чтобы в ментале воспринимающего появилась эта телеграмма " сильная концентрация мысли ее автора и полная пассивность ума принимающего сообщение. Если один из этих факторов отсутствует, то результат, соответственно, получается неудовлетворительным. Читающий послание не видит отиска в мозгу телеграфирующего, он как бы рождается в его собственном мозгу. Если мысли его блуждают вокруг, ток прерывается, единение нарушается и передача не получается". [16, с. 422, 423]

Блаватская так комментирует осаждения, сделанные челами (особенно теми, которые не знали английского языка): "Как много раз я (не Махатмой) была пристыжена, напугана, когда мне показывали письма, написанные Его почерком (это способ, который был принят в Т.О. и которым пользовались челы, но никогда это не делалось без Его специального разрешения или приказа) " с грамматическими ошибками, и в которых Его мысли были выражены на таком плохом языке, что содержание их совершенно искажалось...

Очень редко Махатма К.Х. диктовал свои мысли слово за словом. Обычно Он говорил: пиши так и так, " и чела писал, часто не зная ни слова по-английски. Так и мне теперь приходится писать по-еврейски, гречески или на латыни и других языках (это было в 1886 году, когда она писала "Тайную Доктрину"). Два или три раза челы, не знающие английского языка, осаждали письма в моем присутствии и тогда мысли и выражения они брали из моей головы". [10, с.IХ, Х, ХI]

Выше было много сказано о том, как происходит осаждение челами мыслей Учителей, но им приходилось также учиться и тому, как посылать сообщения Учителям. Об этом Блаватская говорила:

"Письма "посылались" двумя-тремя способами:

1. Я кладу запечатанный конверт на свою голову, затем предупреждаю Учителя, чтобы Он был готов принять сообщение, и позволяю исходящему от Него току принять содержание письма, отраженное в моем мозгу. Так происходит, когда письмо написано на языке, который я знаю, но все происходит иначе, если письмо на неизвестном мне языке;

2. Я вскрываю письмо, читаю написанное, не понимая слов, призываю внимание Учителя и тогда письмо преображается на его собственном языке. После этого, чтобы быть уверенной, что не произошло ошибки, я сжигаю письмо на огне, добытом с помощью имеющегося у меня камня (спички и обыкновенный огонь не годятся), получается зола, частицы которой мельче атомов, а затем происходит рематериализация, как бы далеко это не происходило от места, где находится Учитель". [23, декабрь,

1907]

Эти уроки, полученные Блаватской в Ашраме Учителя в Тибете, отразились на ее эзотерическом состоянии, подготовили ее к предстоящей работе во внешнем мире. Это была оккультная тренировка, разнообразная подготовка тела для того, чтобы она смогла быть хорошим проводником для Учителя и оповещать людей внешнего мира о существовании другого мира. Ее деятельность в России в период с 1859 по 1863 год подтверждает это.

Когда началась эта оккультная тренировка говорит один фрагмент из книги Синнета "Эпизоды из жизни Блаватской". Он пишет: "Чтобы сделать это понятным, приведу ее собственное объяснение. Она никогда не скрывала, что уже с детства, примерно до 25 лет, была очень сильным "медиумом". После этого периода, благодаря регулярным психическим и физическим упражнениям, она потеряла эту пугающую всех способность, и все медиумические проявления вне ее воли и контроля были подавлены". [20, с.84]

Итак, следовательно, ее упражнения под руководством Учителя начались, когда ей исполнилось 25 лет. Это время, когда она во второй раз была в Индии в 1855-1857 гг. Когда в 1864 году ее путь приводит ее к жилищу Учителя, эти упражнения внутреннего порядка активизируются и ускоряются. Об этой стадии мы сможем узнать лишь тогда, когда сами подойдем к этому в своем внутреннем опыте.

ГЛАВА 23

КРАТКОВРЕМЕННАЯ ПОЕЗДКА В ЕВРОПУ

В биографии, составленной А.Безант, отмечена ее кратковременная поездка в Италию в 1867 году. Поездка эта была полна приключений. Прежде всего, она отправилась с больным ребенком, которого взяла в Болонье, в надежде спасти ему жизнь. Ей не удалось довезти его живым к гувернантке, выбранной для него Бароном, и его похоронили в небольшом городке на юге России. "Не сообщая об этом родным, я вернулась в Италию с тем же паспортом", " писала она.

"Затем следуют Венеция, Флоренция, Ментана. Что я делала там, об этом всю правду знают лишь Гарибальди (сыновья) и еще Синнет, " и некоторые мои родные, но сестра не знает". [14, с.144] "Я была в Ментане в 1867 году в октябре, во время битвы. Уехала я из Италии в том же году, в ноябре. Была ли я туда послана или попала туда случайно, это вопрос, который относится лишь к моей частной жизни". [8, т.ХIХ, с.292]

В первом альбоме вырезок Блаватская записала свой отклик на статью "Воинственные женщины", в которой она названа "начальником штаба гарибальдийцев": "Каждое слово в этой статье " ложь. Никогда я не состояла в штабе Гарибальди. С друзьями поехала в Ментану, чтобы помочь бороться против папистов, но сама оказалась раненой. Никого это не касается, и меньше всего " репортера".

Полковник Олькотт пишет: "Она мне говорила, что была свободомыслящей и сражалась вместе с Гарибальди в Ментане, в кровавом бою. Как доказательство, она мне показала перелом левой руки в двух местах от удара сабли и попросила прощупать в своем правом плече пулю от мушкета и еще другую пулю в ноге. Также показала мне рубец у самого сердца от раны, нанесенной стилетом. Рана эта вновь открылась, когда она была в Читтендене. Она попросила тогда моего совета и потому показала мне рану. Это была более старая рана; еще в 1859 или 1860 году она открывалась в Ругодеве... Мне иногда кажется, что никто из нас " ее коллег, вообще не знал действительную Е.П.Б., что мы имели дело только с искусно оживленным телом, настоящая ее джива была убита в битве под Ментаной (2 ноября 1867 года), когда она получила эти пять ран и ее, как умершую, извлекли из канавы" [18, т.1, с.9, 263, 264]

От полученных ран она излечилась во Флоренции. Она пишет: "Сербского господаря убили в 1868 году, когда я была во Флоренции после Ментаны, перед отъездом в Индию через Константинополь. ...Вы же знаете, что было в Ментане в октябре 1867 года (Олькотт более точен, упоминая ноябрь). Во Флоренции я была около Рождества, может быть на месяц раньше... Из Флоренции я поехала в Антемари, по дороге в Белград, где в горах я должна была встретить и сопровождать до Константинополя (как повелел Учитель) известного от Сербии до Карпат... (имя в тексте не указано). Пожалуйста, не говорите про Ментану и про Учителя, я вас очень прошу..." [14, с.151-153]

Ссылка на смерть сербского господаря затрагивает интересную тему " ее совместную работу с Учителем Илларионом. Это тот Учитель, которого Махатма К.Х. назвал "Адепт, который пишет рассказы вместе с Е.П.Б." ("Письма Учителей Мудрости", т.1). Один из его рассказов озаглавлен "Одухотворенная скрипка" и подписан "Илларион Смердис, Т.О., Кипр, 1 октября 1879" (Е.П.Б. иногда называла его "Кипрским Адептом"). Рассказ помещен в ее "Таинственных рассказах" (Nightmare Tales), которые вышли в 1892 году. Другой рассказ " "Может ли двойник убить?" основан на факте " смерти сербского господаря. Его можно найти в "Теософисте" за январь 1883 года, в первый раз он появился в журнале "New York Sun" в 1870-х годах в серии "Необыкновенные рассказы", которые Е.П.Б. публиковала под псевдонимом "Хаджи Мора". Нет ли в этом псевдониме завуалированного указания на ее паломничество в Мекку? Может быть это имя, которое она использовала в том путешествии?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать