Жанр: Психология » Мэри Нэф » Личные мемуары Е П Блаватской (страница 57)


"В чем дело? Что произошло?" " спросила я их. Вместо ответа они забросали меня вопросами: что случилось со мной? И как я могла говорить, что ничего со мной не произошло? Я ничего не помнила, но конечно, было странным, что тогда было утро вторника, а теперь они говорили, что был субботний вечер. Что касается меня, то эти четыре дня бессознательного состояния показались мне одним мгновением. Хорошенькое дельце! Только представь, все они считали, что я умерла и хотели предать мое тело огню. При этом Учитель телеграфировал Олькотту из Бомбея: "Не бойтесь, она не больна, а отдыхает, с ней все будет хорошо." Учитель был прав. Он знает все, и в самом деле я была абсолютно здорова. Единственное, что я ничего не помнила. Я встала, потянулась, выслала их всех из комнаты и села писать. Ужасно представить, сколько накопилось работы. Я не могла найти ни одной мысли для писем." [19, март, 1895]

"Е.П.Б. по различным причинам вынуждена была стать американской гражданкой.* Это очень беспокоило ее, так как подобно всем русским она была страстно предана своей стране", " вспоминала ее племянница миссис Джонстон в журнале "The Path". Е.П.Б. писала своей тете госпоже Фадеевой:

"Моя дорогая, я пишу тебе, потому что меня теснят странные чувства. Сегодня, 8 июля, знаменательный день для меня, но только одному Богу известно, добрый это знак или дурной. Сегодня ровно пять лет и один день, как я приехала в Америку, и вот сейчас я пришла из Верховного Суда, где принимала присягу в верности Американской Республике. Теперь я равноправная с самим президентом Соединенных Штатов гражданка... Это все прекрасно: такова моя оригинальная судьба; но до чего противно было повторять за судьей тираду, которой я никак не ожидала, " что-де я, отрекаясь от подданства и повиновения Императору Всероссийскому, принимаю обязательство любить, защищать и почитать единую конституцию Соединенных Штатов Америки... Ужасно жутко мне было произносить это подлейшее отречение!.. Теперь я пожалуй, политическая и государственная изменница?.. Приятно!.. Только как же это я перестану любить Россию и уважать Государя?.. Легче языком сболтнуть, чем на деле исполнить." [19, февраль, 1895]

В интервью газете "New York Star" 28 июня 1878 года по поводу приближающегося события (она была первой русской женщиной, натурализовавшейся в Соединенных Штатах), Е.П.Б. сказала: "Американцы лучше, чем русские, они с большим почтением относятся к женщинам."

" "Вы являетесь сторонницей избирательных прав для женщин?"

" "Я не хочу голосовать сама, но не вижу причины запрещать это. Все женщины должны иметь это право. В моих бумагах сказано, что я являюсь гражанской, а разве не все в этой стране свободны и независимы? Женщины в России имеют право голоса, и это не привилегия, они обязаны это делать. Я поражена, что здесь все по-другому. Но я не вижу большой разницы между теми, кто голосует и кто лишен этой возможности. Замужем? Нет, я вдова, счастливая вдова и слава Богу! Я не стала бы рабой и самому Всевышнему не то, что человеку." [22]

После ее прибытия в Индию в 1879 году, (которое могло стать невозможным из-за ее русского подданства) она некоторое время подозревалась как русская шпионка. Вопрос о ее гражданстве обсуждался в печати. Она дала пояснение по этому поводу в "The Bombay Gazette" в мае 1879 года:

"В тот день, когда я вернулась после месячного путешествия, американский Консул показал мне две газетные заметки: одна из ваших газет, называющая меня "русской баронессой" и другая в "Times of India", автор которой хотел блеснуть остроумием, но преуспел только в дерзости и клевете. В этой заметке обо мне говорят, как о женщине, называющей себя "русской принцессой"...

"Моя задача сейчас устроить нагоняй "Gazette" за то, что она напялила на мою непокорную голову корону баронессы. Запомните раз и навсегда, что я не "графиня", не "принцесса" и даже не скромная "баронесса", по крайней мере не обладала этими титулами до июля. В то время я стала обыкновенной гражданкой Соединенных Штатов Америки " титул, которым я дорожу больше, чем любым другим, дарованным мне Королем или Императором. Будучи ею, я не могла быть ни кем иным, если бы и пожелала; так как каждому известно, что если бы я и была принцессой королевской крови, то принеся клятву на верность, я потеряла право на все благородные титулы.

Помимо этого пресловутого факта, мой личный опыт, и в частности по поводу всех этих павлиньих перьев, укрепил мое презрение к титулам, поскольку ясно, что русские князья, польские графы, итальянские маркизы и германские бароны имеют гораздо большее влияние у себя на родине, чем за ее пределами. Позвольте мне заявить "Times of India" и стае других злобных мелких газетенок, занятых поисками макулатурных сенсаций, что никогда не имела титулов и всем могу доказать, что являюсь честной женщиной, гражданкой Америки, страны, принявшей меня, самой свободной страны в мире." [23, август, 1931]

Основатели Теософского Общества покинули Америку 19 декабря 1878 года и прибыли в Бомбей 16 февраля 1879 года. Их отъезд сопровождался большим переполохом в нью-йоркской прессе. Примером тому может служить статья в "New York Herald":

РАСПРОДАЖА ЛЮБОПЫТНОГО

"Мадам Блаватская, автор "Разоблаченной Изиды", проживала в Нью-Йорке более пяти лет. Ее жизнь в основном прошла в восточных странах, она одна из немногих европеек с либеральными взглядами, ставшая на путь ориенталистики не только в склонностях, но и в религии.

Ее дом за последние два года стал

центром движения современной мысли, привлекшей внимание всего мира. В исследованиях Спиритуализма она рассматривала феномены как подлинные, объясняя их даже более удивительной философией, чем сами спиритуалисты.

Под ее руководством было основано Общество, объединившее тех людей, кто, действительно, верил в магию и кто преуспел в ее изучении. История Розенкрейцеров повторилась в Нью-Йорке. Общество было тайным, но общественность получила достаточное представление о предмете, возбудившем сильную оппозицию и насмешки в различных слоях. Обосновавшись в квартире на 8-й Авеню и 47-й Стрит, мадам Блаватская обставила ее самым любопытным образом и в каждой комнате расположила странные трофеи своих путешествий. Всевозможные редкости от сиамских идолов до парижских безделушек переполняли гостиную, чучела животных и тропические растения красовались по углам. Дом был всегда открыт и для друзей и для их друзей, это был Дом Свободы. Диспуты на религиозные и философские темы всегда были здесь в порядке вещей, каждый был свободен в своих высказываниях, и это не являлось привилегией. Сюда приезжали со всех концов света, а также частыми посетителями были некоторые известнейшие люди Нью-Йорка.

"Разоблаченная Изида", опубликованная год назад, обратила на себя внимание своим вызовом догматизму религии и современной науки и привлекла большое количество ученых в "Ламасери". Среди ее ближайших друзей " философ доктор Д.А.Вейс и профессор Александр Вильдер, княгиня Раковиц (ныне жена нью-йоркского журналиста) и графиня Пашкова входили в число ее титулованных гостей. Генерал армии Соединенных Штатов Даблдей, Джон Л.О. Шулливан, экс-министр Португалии и его жена встречались там с епископом методистской церкви, католическими священниками, художниками, артистами, писателями-атеистами, журналистами, спиритуалистами, врачами, масонами и другими выдающимися людьми.

Генерал Чейл Лонг, исследователь Африки, друг дяди мадам Блаватской, генерала Фадеева, русского военного и дипломата, любимца Великого Князя Александра, был частым гостем в "Ламасери". Масоны высокого ранга часто бывали там, так как эта дама к своим разносторонним интересам прибавила знание масонства, непревзойденное многими Великими Мастерами. Она получила диплом из Англии, высланный ей Джоном Яркером, о высшем посвящении по Обряду Мемфиса.

Социальная значимость этих вечеров в маленькой гостиной в большой степени способствовала успеху движения. Общество приобрело всемирную известность. Английские, немецкие, турецкие, индийские и русские газеты многократно упоминали о нем. Поскольку отделения Общества возникли по всему миру, была налажена связь с Арья Самадж в Индии, которая является великой реформаторской силой в Ведийском Обществе. Мадам Блаватская признает свою связь с тайными обществами Востока; она постоянно говорила, что как только выполнит свою миссию в Америке, то сразу же вернется в Индию. По ее словам это время пришло, и отъезд не будет отложен ни на один день. Поэтому аукционный флаг развевался у ее двери, и все ее редкости еще не проданы по наивысшей цене." [22]

Несмотря на свое американское гражданство госпожа Блаватская всегда оставалась истинной русской патриоткой. Ее сестра Желиховская писала: "Наступила война России с Турцией, и не стало покоя Елене Петровне. Ее письма, написанные в 1876-1877 годах переполнены тревогой за своих соотечественников и страхом за своих близких родственников, принимавших в ней активное участие*. Она забыла свои антиматериалистические и антиспиритуалистические статьи, чтобы направить огонь и пламя против врагов русской нации...

Когда она услышала о знаменитой речи Пия IX, в которой он наставлял верующих, что "рука Божия может руководить и мечом баши-бузука" и дал свое благословение мухаммеданскому оружию, используемому против языческой ортодоксальной Греческой Церкви, она заболела. Затем она разразилась серией таких язвительных статей, что вся американская пресса приковала к ним свое внимание, и папский нунций в Нью-Йорке, шотландский кардинал Мак-Клоски, счел необходимым послать священника для переговоров с ней. Он мало выиграл от этого тем не менее, а Блаватская написала об этом в своей следующей статье, сказав, что она попросила бы этого прелата быть настолько любезным, чтобы обратиться к ней через прессу, и она тогда наверняка ответит ему...

Все заработанные ею деньги за статьи в русских газетах,а также первые выручки за публикацию "Разоблаченной Изиды" были отосланы в Одессу и Тифлис для раненых солдат и их семей или в Общество Красного Креста. В октябре 1876 года она дала новый пример своих способностей к ясновидению. У нее были видения того, что происходило на Кавказе на границе с Турцией, где ее двоюродный брат Александр Витте, майор Нижегородского драгунского полка едва избежал гибели. Она упоминала об этом факте в одном из писем к своим родственникам. Когда она, как и прежде, описывала нам призраки людей, предупреждавших ее о своей смерти за несколько недель до того, как об этом можно было узнать из официальных источников, мы были не сильно удивлены." [15, январь, 1895]



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать