Жанр: Научно-образовательная: Прочее » Знак вопроса, Юрий Росциус » Гадание: суеверие или…? (страница 9)


Конечно, это всего лишь забава, способ убить время – гадание, но все же любопытно. Казахи считают Мухтара Мухтаровича чуть ли не пророком. Он еще в лагере военнопленных якобы предсказал, когда кончится война. Они спокойны: знают, что с ними будет, хотя нам не говорят. Мухтар Мухтарович всегда спокоен. На его лице нет морщин, глаза умные, ясные, и он очень чистоплотен, каждый день чистит зубы! Своеобразная личность!

– Пожалуйста, – отвечает мне Мухтар Мухтарович, закончив молиться. Сейчас он особенно умиротворенный, с тихим сиянием на лице.

Я опускаюсь рядом с ним на корточки.

Мухтар Мухтарович расстилает перед собой белую тряпицу, достает небольшой мешочек и вмтряхиваег из него сухую глянцевитую фасоль. Я вижу на ней какие-то крапинки – вообще-то ибыкновенная фасоль. Он протягиьает раскрытте ладони с длинными пальцами, слегка шевелит ими и делает плавные, как бы парящие движения. Я смотрю вовсю, и мне кажется, что фасолины капельку двигаются (!-Ю.Р.), хотя, я вижу это отчетливо, он не прикасается к ним (!!! – Ю.Р.). Зрительная галлюцинация, должно быть.

Мухтар Мухтарович на минуту закрывает глаза, лицо его напрягается и застывает. Потом, открыв глаза, разводит руки, вглядывается в крапинки на фасоли, говорит еле слышно и монотонно:

– Число твоих лет нечетное, число членов семьи четное. Один член семьи приемный…

Я поражен: мне двадцать один год – число нечетное; наша семья состояла из восьми человек – четное; один наш член семьи приемный – моя сестра Мария. Вот чудо-то! С числами еще могло быть случайное совпадение, но вот приемный член семьи – невероятно!

– Документы твои хранятся в большом городе… – как сквозь сон вещает Мухтар Мухчарович, и я опять поражаюсь: правда, аттестат отличника и некоторые мои справки должны храниться в Ленинграде, в институте. – На левой руке твоей, у плеча, шрам («Верно, верно, ранение»), в твоем мешке есть пестрый костюм и книга («Тоже верно. Откуда, дьявол побери, он знает?»).

Мухтар Мухтарович снова закрывает глаза и сосредоточивается. Теперь он скажет главное: что ждет меня. Он всегда так делает: сперва скажет, что с человеком было, что у него есть, – а затем – что будет, я замечал. И удивительно, я чувствую, как учащенно бьется мое сердце.

А Мухтар Мухтарович снова смотрит на фасолины. И опять монотонно, как во сне, журчит его голос:

– Еще год – и вернешься домой. Будешь большим человеком. Хорошо жить будешь.

Я страшно рад, и потрясен, и я ему верю. Я обязательно вернусь домой, пусть через год. Я обязательно буду хорошо жить, он прав. Он прав, но что же это такое? А может, наука когда-нибудь объяснит это явление?

Благодарить за гадание не полагается. Я возвращаюсь к себе. Милованов посмеивается. Он единственный, кому еще не гадал Мухтар Мухтарович. Ампилогин тем временем уже сидит перед «пророком». И вот ведь что интересно: всем власовцам Мухтар Мухтарович предсказал встречу с домом лишь по прошествии семи лет, а чистым пленным – через год, как и мне.

– Чепуха! – заявляет Милованов, но тоже

глядит во все глаза на Мухтара Мухтаровича.

– Сходи, Колька, ничего не потеряешь.

– Нет. – А сам не сводит взгляда с сияющего лица казаха.

– Сходи, не мучайся.

– Откуда ты знаешь, что я мучаюсь? Я жрать хочу… Да он больше и не будет гадать. Теперь разве после вечерней молитвы. И то правильно. Мухтар Мухтарович гадает только утром и вечером, и не более чем двоим кряду. Казахи говорят, что он очень устает. Действительно, всякий раз после гадания Мухтар Мухтарович ложится на боковую.

Я вижу чуть страдальческую мину на небритом лице Ампилогина. Потом вижу его широкую улыбку, глубокие морщины бегут от самого рта до ушей. Он выпрямляется и идет к нам.

– Год? – спрашивает Милованов.

– Даже поменьше, – отвечает Ампилогин.

В его глазах уже нет тоски… Славный все-таки Мухтар Мухтарович! И если даже он нас мистифицирует – хотя для чего ему нас мистифицировать? – он все равно славный. Человеку надо верить в свое будущее".

Сбылось ли предсказанное Мухтаром Мухтаровичем Юрию Евгеньевичу Пиляру? К моменту нашей первой встречи в середине шестидесятых годов он стал писателем. Его первый роман был представлен на соискание какой-то крупной и звучной премии. Правда, что-то помешало ее присуждению. Мы изредка встречались. Собирались встретиться снова, но каждый раз что-то мешало. В марте 1990 года я позвонил. Ответила его дочь… Сказала, что Юрия Евгеньевича уже нет в живых. Он умер 10 апреля 1987 года после тяжелой болезни. Хочется отметить некоторые моменты приведенного свидетельства. К сожалению, техника гадания в повествовании не раскрыта. Видны энергозатраты. Просматривается необходимость в какой-то перестройке при переходе в режим определения будущего после постижения прошлого и настоящего. Видно, что Мухтар Мухтарович способен был абсолютно точно воспроизвести все прошлое клиента до мелочей, зная даже сокрытое от глаз и, по мнению автора романа, весьма успешно справился с получением информации о будущем.

Следует обратить внимание читателей на странное замечание Юрия Пиляра о том, что «фасолины капельку двигаются и переворачиваются», хотя он и видел четко: все это происходило без прикосновения! Пиляр полагает, что это зрительная галлюцинация.

А что, если это реальность? Ведь известны, например, работы доктора Раина (США), посвященные дистантному воздействию человека на игральную кость, словно бы подчиняющуюся его желанию. Возможно, мы столкнулись с подобным воздействием Мухтара Мухтаровича на аксессуар – фасоль? Что из этого вытекает, сказать пока трудно. Но нельзя отрицать возможность дистантного воздействия. Такой подход позволяет нам искать ответ, а это уже хорошо! И, в конце концов, отметим благотворную, гуманную, я бы сказал психотерапевтическую, роль гаданий Мухтара Мухтаровича, несомненно облегчавших жизнь заключенных!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать