Жанры: Биографии и Мемуары, История » Анатолий Иванов » Скорость, маневр, огонь (страница 1)


Анатолий Иванов

Скорость, маневр, огонь

Предисловие

Тяжел, но и почетен труд военных летчиков. Смелые и мужественные юноши с пламенными сердцами приходят в нашу авиацию. Они приходят сюда, чтобы научиться летать, покорять необъятные просторы неба, стоять на его страже.

Все могущество и ударную силу своих самолетов они держат в постоянной боевой готовности. Чтобы не загрязняли небо дымы пожарищ, летчики повседневно совершенствуют боевое мастерство, черпают опыт и вдохновение у своих предшественников – героев Великой Отечественной войны.

Будто на крыльях удивительной мечты взлетает впервые юноша на фанерном планере, потом на учебном самолете… Радость свободного полета! Теперь уже ничто не собьет его с избранного пути. Опытные учителя-пилоты помогу! с течением времени овладеть примудростями летной науки, мастерством ведения воздушного боя.

Так начинали свой путь в авиацию многие и многие тысячи юношей нашей страны, затем грудью вставшие на защиту Родины в грозные годы минувшей войны. Это было и с каждым из нас, летчиков-истребителей. Забыть годы войны невозможно. В историю боев с хваленой гитлеровской авиацией советские летчики вписали много ярких страниц подлинного героизма и мужества. Об этом и повествует в своей книге «Скорость, маневр, огонь» заслуженный военный летчик СССР полковник запаса А. Л. Иванов.

Автор правдиво и ярко рассказывает о фронтовых буднях смелых и мужественных летчиков-истребителей гвардейского полка, начавшего свой боевой путь от Ростова и закончившего его на подступах к Берлину. Он сражался над полями Кубани и Украины, принимал участие в освобождении Белоруссии и Польши. Эту книгу с интересом прочтут не только авиаторы – ветераны войны, но и те, кто мечтает посвятить свою жизнь авиации. Книга найдет живой отклик в сердцах молодых воздушных воинов, еще сильнее укрепит в них такие замечательные качества, как смелость и мужество, решимость и волю. Порукой тому – их беспредельная преданность своему народу, Родине, нашей славной ленинской партии.

А. ПОКРЫШКИН,

Трижды Герой Советского Союза, маршал авиации

Рождение мечты

Когда меня спрашивают, как я стал летчиком, с ответом на этот вопрос спешить не приходится.

Многие товарищи по профессии, также как и я, не смогут ответить вполне определенно и четко, с чего начинался их путь в авиацию, и тем не менее, у каждого начало летной жизни имеет, в большинстве своем, что-то общее.

Романтика покорения воздушных просторов, смелость и решительность в полетах покоряла многие горячие сердца молодых юношей, полных энергии и силы, желания и уверенности в достижении заветной цепи.

Среди четырех мальчишек в семье я был старшим. Вот уже прошло много лет, а я, будто наяву, помню, как впервые иду в школу. Рядом мама. Но она не держит меня за руку, а степенно шагает, слегка улыбаясь. Как же, первенец отправляется на учебу.

Школа имени Крупской с того времени стала для меня вторым родным домом. Это было небольшое старое здание, но мне казалось что лучшей школы нет во всем Ленинграде.

Учили нас хорошие педагоги. Особенно мы любили Фаину Исаковну – учительницу математики, нашу классную руководительницу. Она как-то по особому умела преподнести нам скучные цифры, словно букеты цветов, и по математике не было неуспевающих.

Очень яркое воспоминание осталось от учителя рисования, Василия Спиридоновича. Этот предмет я очень любил и наверное потому, что отец мой хорошо владел карандашом и кистью. Он-то и привил любовь к рисованию. Василий Спиридонович сумел развить это чувство в кружке по рисованию, которым сам и руководил.

В школе были разные кружки: художественной самодеятельности, литературный, радиолюбителей, авиамодельный и другие. Словом, бездельничать ребятам не приходилось. Одни были заняты музыкой, пением, физкультурой, других увлекали технические кружки.

Как все мальчишки и девочки я интересовался многим. Не тянуло меня пока только в авиамодельный кружок. Но однажды и туда заглянул.

– Ты что, пришел записаться? – спросил инструктор.

– А примут?

– Конечно примут. Только у нас дисциплина строгая, многие не выдерживают.

– А я выдержу!

– Ну, тогда пойдем, покажу, чем занимаются в нашем кружке ребята.

Посмотрел я какие замечательные модели мастерят школьники собственными руками и забыл, кажется, все на свете. Теперь уже квартира завалена картоном, фанерой, моделями самолетов, банками с клеем и краской. – Что же это такое? Кастрюлю некуда поставить, – успокаивал ее ворчала мама.

– Ничего, парень делом занимается, отец.

Отец мой, Леонид Георгиевич, работал на вагоноремонтном заводе. Был он трудолюбив и ко всем моим мальчишеским делам относился одобрительно.

Я с увлечением мастерил модели самолетов и не думал о том, что в конечном итоге стану летчиком. Была, правда мысль, что когда-нибудь смогу стать конструктором. И чем больше взлетало в небо моих моделей, тем сильнее становилось это убеждение.

Как большинство мальчишек, я стремился ко всему и ни к чему конкретному. Я шел по жизни бездумно и радостно, стараясь все успеть сразу. Однако постепенно меня все больше стал увлекать авиамодельный спорт.

…Наконец окончена семилетка. По тем временам это было «солидное» образование. Теперь я уже могу пойти работать и помочь отцу содержать большую семью. О своих планах я ничего не говорил родителям, а пошел на завод «Большевик», разыскал отдел кадров и заявил:

– Примите на работу.

Посмотрели на меня внимательно и улыбнулись. Перед ними стоял щупленький, маленького роста парнишка.

– В школу ФЗУ, учеником, пойдешь?

– Куда угодно пойду, – выпалил я.

– Ого, да ты решительный, – засмеялся начальник отдела кадров. – Тогда пиши заявление.

Домой я примчался, как на крыльях. Но перед самой дверью в дом оробел.

– Ты, что же, голубчик, на обед опоздал? – строго спросила мать.

Отец, читавший газету, приподнял голову, но ничего не сказал.

– А я был на заводе. И на работу поступил! Газета, за которой скрывался отец, медленно опустилась на его колени.

– Сначала я буду учиться в школе ФЗУ, – почти шепотом добавил я в оправдание своего самовольства. Тебе, папа, ведь тяжело одному семью кормить…

Родители удивленно переглянулись. Но я заметил, как потеплела у отца глаза. У мамы на ресницах тоже заблестели слезинки.

– Вот те на! А мы с отцом думали осенью пойдешь дальше учиться.

Я опустил руки. Но отец ласково привлек меня к себе и на душе повеселело.

– Ну, что ж, раз решил, значит

так тому и быть, – ; сказал он. – Профессия рабочего – тоже почетное дело?

Младший брат Ленька умчался на улицу сообщать всем новость.

– А наш Толька поступил на завод! – слышался его голос.

В школе фабрично-заводского обучения вначале мы изучали токарный станок, технологию обработки металлов, а затем начали выполнять простейшие операции.

Месяцев через шесть мы уже освоили более сложные работы и перешли на сдельную оплату труда.

Все «фабзайчата» были разными, но Ваня Мясюнас, комсорг ФЗУ, сумел найти с нами общий язык и сплотить а дружный, трудолюбивый коллектив.

Однажды он собрал всех и сказал:

– Ну, ребята, я такую кашу заварил! Только не пугайтесь.

– Да не томи ты нас, рассказывай, – послышались голоса.

– Ладно, слушайте и мотайте на ус. Был я недавно в аэроклубе, нашел там хорошего инструктора: будем изучать планерное дело.

Ура! – заорали мы от восторга.

– Вот это здорово!

– А девочкам можно будет учиться летать на планере? – неуверенно спросила черноглазая Нинка.

– Всем можно, – улыбнулся комсорг.

В кружок по изучению планерного дела записалось больше десятка ребят. С того времени после работы уставшие, но бодрые духом, мы погружались в изучение планера и всего того, что связано с его парением в небе. Много читали книг об авиации, восхищались подвигами Чкалова, Громова, Серова, Полины Осипенко и других выдающихся летчиков.

И хотя мы еще не летали, но у нас в мечтах будто начали вырастать крылья. Через год работы и учебы в ФЗУ из нас получились квалифицированные рабочие. Я стал токарем. Работа интересная. Я находил в ней большое удовлетворение, прилично зарабатывал.

Первая получка меня поразила: в руке оказалась крупная сумма денег. Я стоял в сторонке ошалелый от радости и не знал, что делать. Рабочий день закончен. Хотелось сразу побежать в магазин и купить маме подарок. Да такой, чтобы она ахнула.

На следующий день мама приготовила завтрак посытнее. А настало воскресенье – и у меня появился костюмчик поприличнее.

– В следующую получку и вам обновы купим, – пообещала мать остальным братьям.

Отец улыбался.

Я продолжал работать на заводе и занимался в планерном кружке. Читал много книг о подвигах летчиков, и мечта о полетах все сильнее овладевала воображением.

Небольшая площадка в двух километрах от завода с маленьким ангарчиком, в котором хранились два плане-Ра и всякое имущество планеристов, стала местом учебы и бурных споров.

В группе было двенадцать ребят и одна девчонка, Нина Жученко. Нам очень не хотелось, чтобы Нинка была в группе: не будь ее, мы бы не были «чертовой дюжиной» Но небольшого роста, шустрая Нинка оказалась сильнее дюжины ребят и прочно закрепилась в кружке планеристов на равных правах.

– Я хочу летать, – каждый раз твердила она. – И мне наплевать с высоты птичьего полета на все ваши каверзы.

Пришлось смириться.

И вот мы начали осваивать технику полета. Вначале ставили планер против ветра на бревно. Ученик садился в кабину и начинал балансировать, удерживая планер против ветра так, чтобы он не свалился на крыло.

Поначалу казалось, что удержать планер в равновесии относительно продольной оси дело не особенно сложное, однако оказалось, что необходима снаровка.

Закончив балансировку планера, приступили к пробежке на земле; натягивали резиновый амортизатор, инструктор кричал «Старт!», и планер, срываясь с места, пробегал метров триста.

Вот и я уселся в кабину планера. Инструктор Федоров дает команду:

– Натягивай!

Курсанты тянут. Ведущий находится на самом конце амортизатора. Он считает количество сделанных группой шагов и после каждого десятка кричит: «раз!», следующий десяток – «два!».

– Три десятка! – слышу голос Федорова. – Старт!

Планер побежал вперед.

Для того чтобы он оторвался от земли и взлетел, надо было натяжку амортизатора делать большей. После четырех-пяти десятков шагов планер уже мог сделать небольшой подлет, а затем сесть на землю.

Но, осваивая полеты на планере, мы были еще мальчишками – смелыми, любознательными и озорными. Дошла очередь взлетать на планере и Нине Жученко. Она уселась в кабину, и мы потянули амортизатор. Все было бы хорошо. Но ребята сговорились кричать «раз» не после десятка, а через каждые пятнадцать шагов, увеличив таким образом силу натяжения амортизатора в полтора раза.

– Пусть Нинка взлетит повыше, – с ехидцей посмеивались мы друг другу.

И вот натяжка для подлета на планере Нины Жученко готова. Подана команда Федорова. Планер вместо пробежки и подлета стремительно поднимается в воздух. Кольцо, прикрепленное к концу амортизатора, вместе с ним падает на землю. Нина Жученко летит!

Она не ожидала такого, отдала ручку от себя. Планер опустил нос и устремился к земле. Нина растерялась, бросила управление и закрыла лицо руками. Удар о землю – и фанера развалилась. Подбегаем к Нине, а она сидит, облокотившись на растрескавшийся обтекатель и горько-прегорько плачет.

После этого Нина ушла из группы и «чертова дюжина» перестала существовать. Всем нам крепко досталось от инструктора. Да мы и сами поняли, что с воздухом шутить нельзя ни при каких условиях.

Подлеты продолжались. Теперь мы взлетали все выше и выше. Полеты стали более продолжительными. Наконец инструктор поздравил с окончанием обучения и вручил удостоверения, в которых значилось, что мы являемся планеристами, закончившими обучение по программе первой ступени.

– Итак, идите ребята на завод и продолжайте работать, – попрощался инструктор.

Прошло три месяца. Однажды, в конце рабочего дня, нас кружковцев-планеристов, пригласили в комитет комсомола.

Аэроклуб предлагает Вам продолжать обучение планерному делу, – сказал молодой человек с голубыми петлицами на гимнастерке. Только теперь вы будете обучаться по программе второй ступени. Учеба и полеты рассчитаны на два месяца. Как вы на это смотрите? Мы с удовольствием приняли предложение.

– Недалеко от Ленинграда есть населенный пункт Юкки. Местность там холмистая, и, когда подует ветер, образуются сильные восходящие потоки. Там мы и будем учиться летать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать