Жанры: Биографии и Мемуары, История » Анатолий Иванов » Скорость, маневр, огонь (страница 11)


Тут же подоспел Сергей Азаров, с ходу вошел в атаку, открыл огонь. «Мессершмитт» задымил, а затем рухнул на землю. Завязалась напряженная воздушная схватка. Вскоре мы почувствовали, что израсходовали боеприпасы и постепенно начали выходить из боя. Вероятно, и немцы оказались в таком же положении и прекратили преследование нашей группы.

Сбитый Сергеем Азаровым истребитель противника был первой нашей победой и предметным уроком настоящего воздушного боя. После посадки мы долго качали Сергея, а он отмахивался и сопел:

– Ну, чего хвосты задрали, как телята! Это Николая Алвахашвили надо качать: если бы не его смелый бросок на защиту своего командира, черта с два я сбил бы этого паршивого гитлеровца.

– Нет, друг мой, это твоя добыча, – возражал Алвахашвили. – У нас в Грузии говорят: «Не тот хозяин фазана, кто его согнал, а тот, кто его подстрелил».

Капитан Картузов подошел к Азарову и искренне поздравил его с открытием победного счета в полку. Потом подошел к Алвахашвили и протянул ему руку:

– Спасибо за выручку!

Алвахашвили молча стиснул руку капитана.

Дела наши пошли успешнее. За первые три дня мы сбили три самолета противника.

Прошла еще неделя, и мы уже значительно обогатились опытом, стали воевать более надежно, сбили еще два самолета: «Хейнкеля-113» и «Мессершмитта-109». Потом Володя Шаталов прикончил «Хейнкеля-111». А дело было так.

Фашистский самолет выскочил на аэродром с бреющего полета. Шаталов сидел в кабине своего «ишачка» в готовности номер один. Не успели мы разбежаться в Укрытия, как он поднял свой истребитель в небо.

Недалеко от Азова Владимир догнал фашиста и с третьей атаки сбил его. Истребитель соседнего полка, поднявшийся чуть позже Шаталова для преследования того же «хейнкеля», в бой не успел вступить – противник уже пылал на земле. Мы выехали на место и увидели груду обгоревшего металла.

Но через несколько дней погиб Володя Шаталов. Его самолет был подбит над Таганрогом зенитным огнем во время разведки. Шаталов не мог дотянуть до берега через Азовское море и пошел на посадку с выпущенным шасси. Лед был очень торосист, самолет скапотировал и взорвался.

На выполнение боевых заданий группы водили чаще всего комиссар эскадрильи Ильин и командир Картузов. Я тогда был рядовым летчиком и часто летал ведомым у Ильина. Однажды четверкой самолетов вылетели на разведку в район реки Миус.

Здесь нас и атаковала четверка «мессершмиттов», всеми силами стараясь помешать выполнению нашей задачи. К этому времени наши наземные войска овладели городом Ростовом. Противник был отброшен в сторону Таганрога, и линия фронта стабилизировалась по этому рубежу.

Капитан Ильин, умело маневрируя, сбил самолет ведущего первой пары, и фашисты бросились наутек. Группа успешно выполнила разведывательный полет.

Затем группа И-16 получила задание разведать аэродром Таганрог. Восьмерку повел капитан Картузов. При подходе к Таганрогу мы заметили сначала четверку, а потом, выше нее, еще две пары «мессершмиттов». Аэродром Таганрог совсем рядом, видим как с него взлетают еще четыре вражеских истребителя. Двенадцать «мессершмиттов» против восьми И-16.

На высоте в три с половиной тысячи метров И-16 продолжали полет. Отдельные пары противника начали атаковать, но мы не ввязывались в бой, а только парировали: отобьем атаку и снова примыкаем к группе.

Немцы, наверное, догадывались, что мы хотим либо разведать их аэродром, либо проштурмовать его. На стороне противника полуторное превосходство и занятая территория. Все двенадцать «мессершмиттов» бросились в атаку, однако попытка врага раздробить наши боевые порядки не удалась. Продолжаем лететь вдоль берега Азовского моря по дороге Ростов – Таганрог.

До Таганрога остается не более десяти километров, там крупная фашистская авиабаза. Ее надо разведать. Но «мессершмитты» имеют задачу не пустить нас туда. Немцы усиленно маневрируют, атакуют сверху и снизу одновременно четырьмя парами. Построить против них контрудар очень трудно.

Наши самолеты в горизонтальной плоскости маневрируют лучше «мессершмиттов», и мы энергичным разворотом становимся в вираж. Сделали его в плотном строю, не отрываясь друг от друга, и снова пошли своим курсом на вражеский аэродром. Попробовали фашисты нас взять в клещи – тоже не удалось. Тогда немцы развернулись для лобовой атаки. Мы ее приняли и вновь отогнали «мессершмиттов» пушечным огнем.

Капитан Картузов упорно продолжал вести группу к Таганрогу. Атаки противника следовали одна за другой, Наша группа избрала тактику отражения атак, избегая боя. Немцы разгадали ее и ожесточенно атаковали с разных направлений. Вдруг один «мессершмитт» густо задымил и пошел на снижение. Не долетев до земли, он взорвался. Это Сергей Азаров записал на свой счет еще одного сбитого стервятника.

На Таганрогском аэродроме оказались сосредоточенными до сорока бомбардировщиков и истребителей. Все летное поле заполнено самолетами. Эх, штурмонуть бы! Но мы не имели такой задачи, к тому же и Картузов не принадлежал к числу командиров, которые проявляют безрассудную смелость. Как в предыдущих боях, так и в этом полете мы убедились в его летном и тактическом мастерстве, умении разгадывать замысел противника, исключительной сообразительности и находчивости.

Задача разведки была выполнена. Группа И-16 развернулась и пошла в обратном направлении через Азовское море.

Но фашистские истребители еще более

яростно стали атаковать наши самолеты. Теперь их уже было пятнадцать против нашей восьмерки. Пришлось очень туго. В безоблачном небе с ревом моторов носятся более двух десятков самолетов, и клубок этот катится в сторону Азова. Мы уже над городом. До аэродрома остается километров двадцать, а немцы продолжают атаки.

Подбит самолет Картузова, и он пошел на вынужденную посадку. За ним последовал ведомый Николай Алвахашвили. Он, как ястреб, смело налетает на наседающих фашистов и не дает им добить самолет своего командира. Комиссар эскадрильи Ильин становится во главе группы. Я иду у него ведомым. Еще подбит и тоже пошел на вынужденную посадку самолет младшего лейтенанта Панфилова.

Мы всячески выручаем друг друга, отражая атаки противника, заходящего кому-либо в хвост. Фашистские летчики буквально ошалели. Комиссар развернулся и пошел в лоб паре истребителей противника, я за ним. Сближаемся и открываем огонь. Немцы не отворачивают, В последнее мгновение ведущий вражеской пары не выдерживает и уходит в сторону, подставляя брюхо. А у комиссара, как на зло, кончились боеприпасы!

Второй «мессершмитт» нахально прет на меня.

«Идет в лобовую атаку!» – мелькнула мысль. Нервы у меня на пределе. По спине пробежали мурашки. Будь, что будет! Мы ожесточенно стреляем друг в друга, боковым зрением вижу, что пулевые трассы противника идут рядом с моим самолетом. Ага, вот «мессершмитт» в центре прицела. Нажимаю гашетку: огонь!.. И мы на огромной скорости проносимся один над другим. Разворачиваюсь для новой атаки, но немец исчез из виду. Иду к своей группе и пристраиваюсь к Ильину.

Вот и Азов. Немцы наконец отстали, а мы идем на посадку, Сели и ужаснулись: у самолета Алексеева на плоскости отбит элерон – одни тряпки болтаются. Некоторые самолеты буквально изрешечены пулями и осколками зенитных снарядов. Без пробоин нет ни одного истребителя.

– Где капитан Картузов? – с тревогой спрашивает командир полка.

– Сел на вынужденную в районе Азова, – докладывает комиссар. – Его прикрывал и вместе с ним сел младший лейтенант Алвахашвили. – Если бы не он, не сдобровать Картузову.

– Послать за ними машину и техников, – приказал Осипов.

К аэродрому мчится чья-то «эмка». Подъехала, остановилась. Из нее вышел невысокого роста генерал-майор авиации, представился. Оказалось – начальник противовоздушной обороны Ростова Степан Георгиевич Король.

– Кто у вас парой шел в лобовую атаку? – спросил генерал.

– Я со своим ведомым, младшим лейтенантом Ивановым, – ответил капитан Ильин.

– Молодцы, товарищи!

– Это Иванов молодец, – улыбнулся комиссар, – а у меня в тот момент уже не было чем стрелять.

– Верно, в лобовой атаке сбил немецкий самолет ведомый. Я наблюдал за ходом боя, видел, как был сбит «мессершмитт» и даже, как он догорал на земле.

– Во время боя я не мог видеть, куда девался самолет противника после лобовой атаки, – ответил я.

– Я официально подтверждаю, что самолет противника сбит ведомым летчиком пары истребителей, атаковавшей «мессершмитты» в лоб. Кто это был, вам виднее – сказал генерал.

– Да, это младший лейтенант Иванов, – еще раз подтвердил комиссар эскадрильи.

Сбитый «мессершмитт» был записан на мой личный счет.

Чу, что ж, приглашайте товарища генерала отведать жареного гуся, – кивнул командир полка.

– А что это у вас за гуси? – поинтересовался Степан Георгиевич.

– У нас появилась такая традиция, у соседей переняли: за каждый сбитый самолет противника жаловать летчика жареным гусем. Сегодня они на столах у летчиков Азарова и Иванова.

– О, это здорово придумано! – восхитился генерал Король. – Я бы тоже с удовольствием отведал гусятины, но дела требуют к себе. Спасибо за приглашение и желаю вам успеха.

Генерал уехал. У всех было хорошее настроение: задачу по разведке выполнили, людских потерь нет. Залатать же дыры в самолетах было хотя и не просто, но вполне возможно. Эту работу сделают наши техники. Только самолет Алексеева придется сдать в ремонтную мастерскую.

Наши учителя, летчики соседнего полка, имели на своих столах гусей почти к каждому ужину, но вскоре и мы не стали от них отставать.

В этот вечер ужин у меня проходил в особо торжественной обстановке: первый сбитый самолет – не шутка! И гусь, старательно обжаренный, лежал на блюде во всей своей красотище.

– Вот бы так почаще! – смеются ребята.

– А это, между прочим, от вас зависит, – причесывая волосы, говорит начальник штаба Апаров.

Наутро – снова боевые полеты, радости и тревоги. Воздушные бои под Ростовом научили нас воевать. Мы постоянно стали видеть противника, грамотно вести с ним бои, используя отдельные преимущества самолета И-16 и недостатки фашистских истребителей. Освоили тактику атаки бомбардировщиков «Хейнкель-111», «Юнкерс-88» и успешно сбивали их.

Научились вести и разведку наземных войск, аэродромов, прикрывать с воздуха свои войска, сопровождать бомбардировщики и штурмовики, а также штурмовать живую силу и технику врага.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать