Жанры: Биографии и Мемуары, История » Анатолий Иванов » Скорость, маневр, огонь (страница 23)


Перелетели. Кроме нашего полка, здесь никого нет. Разместились в землянках. Я пересел на исправный самолет. Продолжаем штурмовать противника.

Идет автоколонна – мы встречаем ее метким огнем. Сначала подожжем переднюю автомашину, потом замыкающую. Фашисту – ни назад, ни вперед. И вот тут начинается «молотьба» до полного израсходования боеприпасов.

Но враг все лезет и лезет вперед. Четыре дня штурмовали наши И-16 автоколонны противника.

На разведку вылетели капитаны Орлов, Терпугов и старший лейтенант Платонов. День подходил к концу. Летчики возвратились домой вечером, произвели посадку и тут же доложили Осипову:

На Краснодарском аэродроме фашисты танками давят самолеты соседних полков.

– Не может этого быть! – усомнился командир полка.

– Мы видели это собственными глазами. – Сейчас доложу командованию дивизии. Осипов связался со штабом.

– Да, немцы уже в Краснодаре, заняли школьный аэродром. Вашему полку немедленно перебазироваться ближе к Новороссийску, – приказал штаб дивизии.

Через несколько минут летчики выстроились перед командиром.

– Всем автомашинам немедленно выехать в сторону станицы Крымской. Не доезжая до нее – наш новый аэродром. Самолетам вылетать немедленно.

Взлетаем в сумерках, темнота наступила быстро. Во главе с командиром мы отправились в неожиданный ночной полет. Но почему неожиданный? Да потому, что все время летали в дневное время, ночное оборудование давно не проверялось, и на многих самолетах бортовые огни не светились. Темно. Один только самолет командира летит впереди и мигает огнями. За ним гуськом летят остальные.

А вот и станица. Уже совсем темно. Видим, в поле стоит огромное облако пыли, метров на сто поднялось.

– Неужели сюда уже немцы добрались, – обжигает сознание страшная мысль.

Присмотрелись и поняли, что сюда слетаются самолеты с разных наших аэродромов. Летчики, севшие первыми на рабочую площадку аэродрома, пытаются обозначить ее границы ракетами. Но ракеты летят со всех сторон: попробуй разберись что к чему. Наконец сели и мы.

– Сегодня всем спать у самолетов, – приказал командир полка, приняв рапорт о посадке. – Устраивайтесь!

Душная ночь, пыль забивает горло, во рту сухо до горечи, хочется пить, на душе тревожно.

Все устали и были голодны, ужинать никому не пришлось. Майор Осипов где-то раздобыл автомашину и поехал в станицу. Вернулся часа через два, привез несколько бидонов, мешок сухарей и две корзины помидор.

– О, на ночь полезно молочком с сухариками подзаправиться – затараторил Саша Алексеев, – даже медицина рекомендует…

Но в бидонах оказалось не молоко, а вода.

Ребята набросились на сухари и помидоры. Ели их без соли и запивали водой. Как только успокоились наши проголодавшиеся желудки, легли отдыхать.

С рассветом улетели «яки», за ними – штурмовики. На аэродроме остались только наши И-16.

Немцы начали уже наводить переправы через реку Кубань.

В один из вылетов на штурмовку вражеских войск в районе станицы Елизаветинской летчики заметили, как со стороны Краснодара, к нашей группе приближается шестерка «Мессершмиттов-110». До этого нам не приходилось вести с ними боев, хотя и видели их в воздухе под Ростовом и в Ейске. Иногда вылетали наперехват, пытались догнать, но безуспешно.

А вот теперь встретились лицом к лицу.

По габаритам можно было предположить, что в бою эти самолеты неуклюжи. Однако предположения наши оказались ошибочными. Двухмоторный «Мессершмитт-110» маневрирует отлично, и фашистские летчики охотно идут в лобовую атаку, так как фюзеляж самолета свободен от моторов и в нем размещено мощное пушечное вооружение.

Минут десять

возились мы с «мессершмиттами», но ничего не получилось. И все же Терпугов с Орловым подбили одного фашиста. Самолет задымил, энергично спикировал и ушел на бреющем полете в сторону Краснодара. Мы попытались его добить, но не тут-то было: остальные «мессершмитты» так на нас ополчились, что мы вынуждены были встать в круг и, заняв оборону, постепенно отойти к своему аэродрому.

В общем-то «ишачки» и на этот раз показали неплохие качества. Жаль только скорости у них не хватало.

На полевом аэродроме возле станицы Абинской жили мы незавидно. Расположились под открытым небом. Спали на соломе рядом с самолетами. Но летний свежий воздух вполне устраивал.

Только вот с питанием было плоховато. Тылы никак не могли организовать доставку продуктов, особенно горячей пищи. А вылетать на выполнение боевых заданий приходилось по пять-шесть, а иногда и семь раз за день. Бывало, возвратимся из полета голодные, как волки, а нам на обед – арбузы в неограниченном количестве. Разве это пища? Привозили изредка сухари.

– Ну, как навитаминились? – острил Виктор Савченко. – Вот если бы к арбузам и помидорам привозили еще витамины «К» и «X», тогда была бы не жизнь а малина.

– Таких витаминов в природе не существует.

– Как это не существует?

– Витамин «К» – это колбаса, а витамин «X» – это хлеб насущный.

– Да иди ты к черту! – ругали Виктора летчики и снова брались за сладкие, сочные, но не сытные арбузы.

В это время наши войска отходили к Новороссийску. И эшелоны один за другим двигались мимо аэродрома.

Смотрим, на погрузочной станции стоит один эшелон товарных вагонов.

Решили командировать своих представителей взглянуть на этот эшелон. Оказалось, он никем не охраняется. Только в хвостовом вагоне сидит легко раненный старшина и солдат с ним, вооруженный винтовкой. В паровозе – машинист с кочегаром. Эшелон небольшой, всего четырнадцать вагонов.

– Что везете? – спрашивают наши техники у машиниста.

– Не могу знать. Приказано доставить в Новороссийск. Вот и везем.

– А может быть там взрывчатка?

– И то может быть.

– Давай откроем, посмотрим.

– По этому делу обращайтесь к старшине, он тут главный начальник.

Техники идут к старшине, предлагают осмотреть, какие грузы в вагонах.

– Не позволю, – отвечает старшина.

– Но у нас летчики сидят голодные! Ты представляешь, что такое истребитель и как на нем воевать голодному?

– Ну, ладно, будь, что будет. Откройте один вагон и посмотрите.

Открыли вагон, а там и рыбные консервы, галеты, печенье, папиросы и целая бочка коньяку с фабричной наклейкой, нераспечатанная.

– Забирайте все это добро, – сказал старшина, – только мне для отчета перед начальником дайте официально оформленную бумагу с печатью вашей части.

Побежали ребята к начальнику штаба. Так, мол, и так – старшина бумагу с печатью требует.

Это еще что за фокусы? – спрашивает Апаров.

– Но ведь там в вагонах продовольствие, а людям есть нечего!

– Так бы и говорили – продовольствие в вагонах. Для этого дела и печать, понимаете, пришлепнуть можно.

Выдали старшине «бумагу» и теперь возле штаба попка появилось столько продуктов, что лучше и желать не надо. Только вот на бочку коньяку командир полка наложил «вето».

– Сам буду выдавать вечером по окончании боевых вылетов.

Так и стояла эта бочка с коньяком в землянке у командира.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать