Жанры: Биографии и Мемуары, История » Анатолий Иванов » Скорость, маневр, огонь (страница 29)


Сейчас даже не верилось, что в небе каскадом искуснейших фигур связывает боем вражеских истребителей и не дает им покоя один советский летчик.

Не верилось, что на И-16 ведет бой тихий и скромный, очень застенчивый на земле человек. О нем в полку товарищи иногда высказывались добродушно:

– Костя в трезвом состоянии в сутки может произнести три слова, а когда выпьет свою наркомовскую порцию, раскошеливается на шесть слов.

И в самом деле, было именно так: после каждого вылета другие летчики возбуждены, размахивают руками, показывают жестами, как пришлось сражаться с фашистами. А Костя Аввакумов скажет пару слов и все становится ясным.

– Капитан – единственный летчик в полку, который ни разу на нас не крикнул, – говорили техники и оружейники.

И перед этим боем Аввакумов сказал технику:

– Понимаешь, сукин кот, – указывая на пулемет слева, – сразу на пожелал стрелять, а правый стрельнул, но потом тоже замолчал. Да и третий оказался лентяем, а ведь как стрелял всегда…

И все. Больше ни слова. Ни упрека, ни даже сурового взгляда в сторону девушки-оружейницы, от которой зависела работа пулеметов. Девушка стояла и чуть не плакала.

Как и каждого из нас, смерть поджидала Аввакумова всюду, но гораздо чаще, чем нас – ведь он вылетал на выполнение наиболее опасных заданий. Смерть могла настигнуть в стремительной атаке, когда мотор ревел от натуги, она поджидала в глубоком вираже или на горке, в скольжении на крыло или головокружительной восходящей спирали боевого разворота, в каждом маневре, в струях пушечного огня и в трассах пулеметных очередей.

И все это происходило в голубизне бездонного неба.

Там, в небе, Костя Аввакумов перевоплощался в другого человека – смелого, решительного. В его руках самолет становился грозным оружием, несущим врагу смерть, а товарищам выручку.

– Скорее заправляйте самолет! – послышался взволнованный голос Радкевича. – Надо помочь капитану.

– Все

понял! – ответил старший сержант Кучерук, подъехавший на бензозаправщике.

В баки истребителя ринулась тугая струя бензина. Но пара «мессершмиттов» спикировала на аэродром и открыла ураганный огонь из пушек по самолетам, находящимся на земле.

Кучерук снова пытается заправить самолет. И снова атака «мессершмиттов».

Уже более десяти минут длится бой Аввакумова с четырьмя фашистскими истребителями. И вдруг… мотор самолета захлебнулся и… умолк. О планировании на аэродром не могло быть и речи – от горных вершин до самолета высоты осталось не более ста метров.

О чем думал в последние секунды своей жизни этот благороднейший человек? И сейчас представляется, как Костя должно быть добродушно упрекнул заглохший мотор:

– Эх ты, сукин кот! Отказал, не дотянул. Понимаю – горючего не хватило…

А мир вокруг был так прекрасен. Позолотой листвы вздыбились горы. Из-за облаков выглянуло солнце и послало свой последний привет навсегда уходящему от нас летчику-герою.

По ущелью Кавказских гор прогремел гром взрыва: Кости Аввакумова не стало. И долгими были секунды, когда по горам катилось эхо. Казалось, что стонет сама израненная наша земля.

Вечером мы снова разлили по капле порцию Костиного вина, выпили за его светлую память. Он был повсюду рядом с нами. Вот его заправленная койка, на столике образцовый порядок, стопка книг. Брошенный на постель перед самым вылетом томик стихов Лермонтова…

27 ноября полк отпраздновал годовщину пребывания на фронте. Оказалось, что мы немало сделали за этот первый год войны.

Летчики произвели 6560 боевых вылетов, уничтожили 30 танков, 680 автомашин, 40 железнодорожных вагонов, 400 павозок, 10 автоцистерн. Сбили в воздухе 63 и уничтожили на земле 25 самолетов противника.

Восемнадцать летчиков полка пали смертью храбрых.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать