Жанры: Биографии и Мемуары, История » Анатолий Иванов » Скорость, маневр, огонь (страница 39)


Нередко экипажи возвращались из полета и вынимали из кабины раненого кинооператора, отснявшего драгоценные кадры для будущего фильма о героических крылатых сынах Родины. С большим уважением относились мы к этим смелым людям.

К началу октября группировка фашистских войск на Таманском полуострове была ликвидирована и полуостров очищен от оккупантов.

В это же время на базе нашего полка была сформирована новая, истребительная авиадивизия. Гвардии полковник Александр Алексеевич Осипов был назначен командиром этой дивизии. Полк принял майор Василий Емельянович Сидоров.

Керчь – крепкий орешек

Итак, снова Керченский пролив, снова Керчь. Как много тяжелых воспоминаний оставили эти места в дни отступления Красной Армии в мае 1942 года, когда мы, измотанные боями, отступали на Кубань.

Но теперь мы уже не те, какими были год назад. Мы наступаем. Фашисты оставили Кубань, откатываются в сторону Крыма. Враг, как раненый зверь, бесится в бессильной злобе, готов на любое коварство. Сейчас самое главное – не дать ему передышки. Надо бить и бить его без пощады.

Наш полк расположился на дне высохшего озера. Поле было настолько ровное, что взлетать и садиться на нем было также приятно, как и на бетонной дорожке.

Жить разместились в землянках, в щитовом разборном бараке. Здесь же были столовая и штаб полка. Вместе с нами на этой же площадке расположился легкобомбардировочный ночной авиационный полк, вооруженный самолетами По-2.

Условия жизни были довольно трудные. Близилась осень. Ночью температура падала до нуля.

Выброшенные с Таманского полуострова, изрядно потрепанные немецко-фашистские войска начали приводить в порядок свои позиции и укрепляться на Керченском полуострове. Но командование Отдельной Приморской армии в соответствии с разработанным планом в ноябре 1943 года высадило десант возле города Керчь. Части Красной Армии прочно закрепились на плацдарме и начали накапливать силы.

Наш полк имел задачу прикрыть с воздуха высадившихся десантников, а также обеспечить плавсредства от налетов бомбардировочной авиации противника. Приказано было также вести воздушную разведку, прикрывать бомбардировщики, штурмовики и вести самим штурмовые действия по железнодорожным эшелонам, скоплению живой силы и техники фашистов.

Немцы к этому времени сосредоточили в Крыму крупные силы авиации. Здесь снова появилась известная группа фашистских асов «Удет» и Вторая воздушная эскадра. Бои за Керчь как на земле, так и в воздухе с каждым днем усиливались.

Керчь – это большая крепость, приспособленная для длительной обороны. Одновременно это и крупный порт оперативного значения. Немцы упорно его обороняли. Чтобы удержать город-крепость и сорвать высадку советского десанта, фашисты бросили в бой все имевшиеся в наличии авиационные силы.

Вражеские бомбардировщики Ю-88, Ю-87, «Хейнкель-111» следовали группами по 20–24 самолета, имея солидное прикрытие истребителей. Над Керченским проливом и плацдармом, на котором находились наши войска, начались непрерывные воздушные схватки. Летчикам вновь пришлось нести большую нагрузку.

Люди у нас бывалые, прошли хорошую школу кубанских сражений, имеют свои взгляды на ведение боевых действий, располагают достаточным опытом взаимодействия в оперативном масштабе.

Однако немцев голыми руками не возьмешь. Фашистские асы сами имели за плечами опыт боев не меньше нашего и сводить с ними счеты в воздухе было не так-то просто.

Новый командир полка Сидоров принимает решение: в первых боях прощупать противника наиболее опытными летчиками, а потом начинать «натаскивать» молодежь. 12 ноября группа самолетов под командованием Виктора Савченко встретилась с двенадцатью бомбардировщиками «Хейнкель-111», которые направлялись бомбить высадившиеся на плацдарм наземные части.

Савченко смело атакует фашистов и открывает огонь по ведущему самолету. Объятый пламенем «хейнкель» рухнул на землю. Прошло не более минуты, и вот уже мне удается сбить еще один вражеский бомбардировщик.

Фашистские летчики, потеряв ведущего и еще один самолет, растерялись. Сбросив бомбы на свои же войска, развернулись и стали быстро уходить.

– Группа Савченко, внимание! – услышали мы голос заместителя командующего воздушной армией генерала Слюсарева, наблюдавшего за боем со станции наведения. – Благодарю за хорошую работу.

Вот она первая благодарность, полученная в керченском небе!

Во время второго вылета в воздухе появились двенадцать «юнкерсов» под прикрытием «мессершмиттов». И вновь Савченко, атаковав бомбардировщики, сбивает «Юнкерс-88».

Фашисты поспешно уходят, сбросив беспорядочно бомбы. Решительными действиями истребителей спасены многие жизни наших десантников.

14 ноября получена задача на прикрытие штурмовиков Ил-2. Над целью наши самолеты подвергались нападению «мессершмиттов». Но при выполнении задания летчики умело поддерживали друг друга огнем и зорко охраняли штурмовиков. Задача была выполнена. При этом старший лейтенант Мартынов и лейтенант Семенов записали на свой личный счет по одному фашистскому истребителю. Штурмовики сделали свое дело и благополучно возвратились домой.

Снова бой. В воздухе очередная четверка наших истребители: я веду группу на прикрытие наземных войск. Через двадцать минут после взлета встречаем двенадцать «юнкерсов» в сопровождении истребителей.

– «Лебедь»! Вижу двенадцать «бомберов» под прикрытием «мессеров», – сообщаю по радио на КП.

Тут же строю маневр для атаки бомбардировщиков.

Увеличиваю обороты мотора. Группа несколько растянулась, но мы энергично и уверенно набираем высоту. Оказавшись выше немцев, даю возможность ведомым летчикам пристроиться и быть готовым к атаке. Пора действовать.

– Атакуем! – подаю

команду по радио.

Энергично разворачиваюсь и со снижением на большой скорости иду на ведущий бомбардировщик. Но навстречу нам несутся «мессершмитты».

На встречных курсах открываем по ним огонь из пулеметов. Снаряды пушек нужно приберечь для бомбардировщиков и мы их не расходуем. Теперь надо атаковать. Снова бросаемся в атаку на бомбовозы. Удача! Мне и Мартынову удается сбить по одному «юнкерсу». Остальные сбрасывают бомбы куда попало и сразу уходят на запад.

В каждом бою летчики проявляют умение, выдержку, мужество и отвагу. С каждым днем растет количество сбитых полком самолетов противника.

Вот тут-то и сказалась во всей своей силе наша учеба в Тихорецкой, а также приобретенный опыт боев под Ростовом, в Ейске, в Крыму, на Кубани. Летчики научились бить врага!

Воздух в керченском небе накалялся с каждым днем и начинал напоминать Кубань. Вначале, как обычно, встречались пары или четверки. Затем подходило подкрепление и – завертелась огненная карусель!

Однажды перед наступлением сумерек мне было приказано вести в бой четверку истребителей, в которой молодые летчики Морозов и Пчельников еще не имели представления о настоящем воздушном бое.

Прибыли в заданный квадрат. Выполняем полет вдоль Керченского пролива и зорко просматриваем воздушное пространство. Проходит сорок минут, пока все спокойно. Остается сделать еще два захода и уже можно лететь домой. Для первого раза новичкам и этого хватит.

– Вы можете еще немного продержаться? – слышу голос генерала Слюсарева. – С запада идет большая группа бомбардировщиков в сопровождении истребителей.

Бросаю взгляд на приборы – горючего остается совсем немного. Но противника надо встретить и атаковать.

– Есть, продолжать патрулирование! Только быстрее давайте подкрепление.

– Держитесь, сейчас подойдет. Свяжите боем прикрытие.

– Вас понял.

Внимательно смотрю на запад и вижу впереди «юнкерсов» четверку «мессершмиттов». Слева и справа группы летят еще две четверки – это непосредственное прикрытие.

Если только фашисты заметят нас, они тут же постараются связать боем, оттянуть в сторону от района бомбометания и тем самым обеспечить свободный выход бомбардировщиков на цель.

– Набираем высоту! – командую по радио.

Начинаю строить маневр с разворотом на затемненную часть неба. Мы как бы растворяемся в сумерках. Наших самолетов не видно, но я отчетливо вижу все действия подходящей к линии фронта вражеской группы.

Набрав высоту, занимаем исходную позицию для атаки. Самолеты противника спокойно продолжают полет, полагая, что советских истребителей нет и район бомбометания свободен.

Разворачиваемся и начинаем догонять ударную группу «мессершмиттов», идущую впереди бомбардировщиков. Во что бы то ни стало надо связать эту группу боем и оттянуть ее на себя. Мой расчет прост: если наша четверка вступит в бой с «мессершмиттами» ударной группы, они наверняка попросят подкрепления, «Мессершмитты» из группы непосредственного прикрытия пошлют часть самолетов для усиления ударной группы. Наши же истребители, которые должны вот-вот подойти, окажутся в выгодном положении и смогут свободно атаковать вражеские бомбардировщики.

Решение оказалось правильным и довольно удачным. Наша стремительная атака со стороны затемненной полусферы для немцев была совершенно неожиданной. Имея значительное преимущество в скорости, сближаюсь с ведущим и расстреливаю его в упор. «Мессершмитт» загорелся, а его ведомый тут же сделал переворот через крыло и ушел вниз.

Вторая пара «мессершмиттов», не успев разобраться в чем дело, отвернула в сторону. Истребители, находившиеся в непосредственной близости от «юнкерсов», не поняли, что происходит наверху, заметались над бомбардировщиками, начали энергично маневрировать, разыскивая атакующие советские самолеты.

– Быстрее, быстрее! – слышится голос Слюсарева, – бомбардировщики подходят к цели.

Это генерал поторапливает идущее подкрепление.

Теперь мы уже наблюдаем, как наши истребители парами и четверками тянутся с направления от Таманского полуострова. Идут «лавочкины», «Яковлевы» соседних полков. Они все-таки успели вступить в бой до подхода фашистов к цели.

В сумеречном небе потянулись светящиеся трассы. Горят бомбардировщики, попавшие под стремительный удар советских истребителей.

– Молодцы! Хорошо работаете! – слышится с КП голос генерала.

В итоге боя были сбиты шесть бомбардировщиков противника и ведущий «мессершмитт-109». Наши истребители не позволили врагу долететь до линии фронта. Все бомбы немцев упали на головы фашистов.

Нашей четверке генерал Слюсарев объявил благодарность. Хорошо выполнил задачу ведомый летчик Морозов. Вторая пара тоже успешно провела воздушный бой. Теперь наша боевая семья пополнилась еще двумя летчиками, получившими боевое крещение в воздухе.

У командира эскадрильи Савченко давно уже зажила рана на шее, но он не забывал об этом.

– Как увижу в небе фашистов, так аж сердце зайдется от ненависти. Просто готов зубами в них вцепиться, – говорил он.

И это не было бахвальством. Человек он был покладистый, любил товарищей, дружил со многими. Очень по душе пришелся ему заместитель, Сергей Мартынов, смелый и умный летчик. Не случайно возглавляемая ими эскадрилья имела большие успехи. Да и сам Савченко за четыре месяца сбил девять самолетов противника.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать