Жанры: Биографии и Мемуары, История » Анатолий Иванов » Скорость, маневр, огонь (страница 45)


Сосредотачиваю внимание на населенном пункте. Вижу множество автомашин, во дворах, под деревьями стоят танки, самоходные орудия, дымится походная кухня. Небольшими группами и а одиночку возле машин и танков копошатся немцы. В переулке промчались два мотоциклиста. В центре населенного пункта, возле большого здания, стоят три легковых автомашины, мотоциклы: наверное штаб.

Пока все тихо. Отошли километров на десять. Разворачиваемся со снижением до предельно малой высоты, чтобы самолеты перемещались относительно земли, с максимальной скоростью. Этим самым мы затрудним зенитчикам условия ведения огня.

Летим дальше. Населенный пункт Биалла. Наблюдаем более двух десятков танков и самоходок, примерно столько же автомашин, много солдат и офицеров. Здесь опасная зона: где-то недалеко, с фашистского аэродрома, сейчас будут подняты истребители, которые постараются нас перехватить. Посты наблюдения окажут им в этом помощь.

Мысленно запоминаю ориентиры для нашего обратного пути: справа находится лесной массив, затем небольшая прогалина, потом опять лес.

Разворачиваемся на лес. Летим, прижавшись к самым макушкам деревьев. Теперь главное следить за воздухом. Но что это? В лесу расположились танки, сосчитать их трудно, но, как видно, не менее двух десятков. Немцы огня не открывают, должно быть, не ожидали нашего появления. Так мы пролетели по всему маршруту, фиксируя наличие техники и живой силы противника.

На обратном пути при подходе к линии фронта видим, как летят на перехват два «мессершмитта».

– Митько, держись! Смотри внимательно!

– Вижу.

Для свободы маневра увеличиваем интервал – между самолетами.

– Подходят! – передает Кульчицкий.

Мой самолет с набором высоты попадает в облака. Пролетев секунд тридцать-сорок, выхожу из облачности. Вижу, как мимо меня проскочил «мессершмитт», Митько не видит немца. За первым «мессершмиттом» тянется второй.

– Митько, пара в хвосте, быстро в облака!

Кульчицкий тут же реагирует на команду.

– Будешь выходить из облачности, внимательно осматривайся!

– Понял, – отвечает Кульчицкий.

Так немцы и потеряли наши самолеты, а мы вскоре приземлились на своем аэродроме.

На следующий день новая задача. Опять взлетаем парой и вновь привозим ценные данные, которые тут же передаются в вышестоящий штаб.

Вместе с тем, наш полк продолжает сопровождать бомбардировщики, прикрывать наземные войска, штурмует аэродромы противника. Но нас с Митько от этой работы не освободили. Наряду с выполнением обычных заданий, которые предназначены для всех, на рассвете или перед наступлением темноты штаб дивизии ставил дополнительную задачу: паре самолетов произвести разведку пунктов… И мы взлетали.

20 января мы с Кульчицким вновь пошли на задание. Главное внимание – железнодорожной станции. Повторных заходов не производить. Во время снижения смотреть внимательно, затем на бреющем полете пройти вдоль железной дороги Лыкк – Граево – Оссовец. Она укрыта лесными массивами, а на фоне леса наши самолеты будут менее заметны, чем на открытом, заснеженном поле.

И вот мы подходим к объекту. Полет проходит по плану. Разворачиваемся на север, потом берем курс на юго-восток и снижаемся. В населенном пункте ничего особенного нет, однако на станции несколько железнодорожных эшелонов, производится погрузка орудий и другой боевой техники, маневрируют паровозы, возле платформ военные машины с прицепами, копошатся люди. Видно, что все заняты работой.

Разворачиваемся в направлении Граево, энергично снижаемся метров до тридцати и летим вдоль железно-дорожного полотна. В воздухе спокойно. И вдруг видим, как немцы готовятся к отступлению, разрушают железнодорожное полотно.

Оружие всегда готово к стрельбе. Думаю: «Как бы немцы не подослали своих истребителей. Ведь на путеразрушителе, наверняка, есть радиостанция, и фашисты передадут на пост наблюдения о появлении советских самолетов».

– Митько, забирайся выше, смотри внимательно.

– Понял, – обычный ответ Кульчицкого и он тут же набирает высоту.

Захожу и обстреливаю паровоз. Снаряд попадает в цель, паровоз окутался клубами пара. Вторая атака по будке машиниста. С третьего захода бью по вагону прислуги путеразрушителя, а в четвертом – атакую платформу. Немцы прыгают из вагона и с платформы и разбегаются в стороны.

Не прошло и часа после нашего возвращения как поступает приказ немедленно вылететь и теперь уже вести к путеразрушителю штурмовиков, которые должны окончательно прикончить немца.

Самолеты готовы к вылету. Вместе с нашей парой должна взлететь еще пара истребителей. На четверку возложена задача по прикрытию группы «илов».

А вот и штурмовики. Взлетаем, собираемся, летим к цели. Я – ведущий. Связываюсь по радио с ведущим штурмовиков. Район и маршрут полета хорошо известен, ведь я только что прилетел оттуда.

Подлетаем к месту. Но что такое? Путеразрушителя нет.

– Где же путеразрушитель? – спрашивают штурмовики.

– Подождите, дайте разобраться, – успокаиваю ведущего штурмовика. А сам уже в тревоге: «Куда же девался этот проклятый путеразрушитель?»

Группа становится в вираж.

– Наверное тут его и не

было, – слышу по радио ч неуверенные голоса штурмовиков.

Приятного мало.

Штурмовики продолжают полет по замкнутому кругу.

Больно укололи меня слова сомнения наших партнеров.

Парой лечу вдоль железной дороги до населенного пункта – путеразрушителя нет. Продолжаю полет дальше в глубь территории, занятой противником. Пролетев еще километров тридцать, вижу, как небольшая железнодорожная дрезина тянет злополучный путеразрушитель. Все понятно: пока мы с Кульчицким долетели до аэродрома, сели, пока наши самолеты заправляли горючим, а командование принимало решение, прошло около часа. Немцы тем временем подогнали дрезину и увезли путеразрушитель по исправному полотну железной дороги.

Передаю по радио: «Путеразрушитель нашелся!»

Цепочкой идут штурмовики. Пара истребителей их прикрывает.

– Митько, набирай высоту! – командую Кульчицкому.

Мы становимся в круг, а «илы» начали обрабатывать путеразрушитель, да так, что, наверное, и гайки от него не осталось!

За добросовестную разведку нас с Кульчицким командование представило к правительственной награде. Большой участок железной дороги остался неразрушенным. Эшелоны пойдут на запад!

Полк продолжал выполнять боевые задания. Наши наземные войска уже начали успешное наступление с Сандомирского плацдарма, и близился день, когда столица Польской республики – Варшава будет освобождена от фашистских оккупантов.

В это время дивизию закрепили за отдельным бомбардировочным корпусом фронтовых бомбардировщиков, и мы должны были сопровождать их во время полетов в тылы противника.

Бомбардировщики знали, кто их сопровождает и как необходимо взаимодействовать в полетах. Хотя мы и не видели друг друга в лицо, но сумели установить деловые связи, как говорят, на расстоянии мы неплохо сработались.

В феврале мы с Кульчицким вылетели на разведку войск противника в район Браунсберга, расположенного на берегу Балтийского моря. Расстояние большое. Летим над Восточной Пруссией, вокруг огромные пожары. Горят населенные пункты, дым стелется по земле и ввысь. Даже в кабину самолета проникает неприятный запах гари.

Наши наземные войска широким фронтом ведут стремительное наступление. Противник панически отступает в сторону Померании, Данцига, Штеттина. Горит фашистское логово.

Мы понимаем, что в этой обстановке разведку надо вести быстро и точно: командованию нужны свежие и разнообразные сведения, чтобы ими могли питаться наземные войска и действовать еще успешнее.

Тщательно проверяю направление полета. Почти на параллельном курсе с нами группа «лавочкиных», летят куда-то на север. «Хочется переброситься добрым словом, но этого нельзя делать – противник настроил свои радиостанции на наши, волны.

А вот и берег залива Фриш-Гафф, впереди коса. На льду отчетливо видно множество тропинок. По ним на косу перебираются немцы. Противник отступает к Данцигу. Это фашисты из Восточной Пруссии драпают.

Когда вернулись из разведки и доложили командованию, тут же было приказано снарядить четыре группы истребителей и срочно вылетать на штурмовку.

Прошел час, скоро настанут сумерки, надо торопиться. Взлетают группы самолетов. Их ведут командир полка Беркутов, командиры эскадрилий Шикалов, Макаров, Савченко. Мы с Кульчицким опять впереди, по нашим данным вылетел работать весь полк. Настроение приподнятое.

Переправа. На льду фашисты, бежать им некуда. Все они – как на ладони. Крепко им тогда досталось!

Но что это? Появился транспортный самолет Ю-52. Летит без прикрытия.

– Разрешите атаковать? – обращается Шикалов к командиру полка.

– Разрешаю! – командует Беркутов. Длинная очередь – и Шикалов отправил транспортника к предкам.

– Прекратить атаки. Домой! – раздается в наушниках голос командира полка.

Истребители собираются в группы, и мы летим на свой аэродром.

23 февраля День Красной Армии решили отпраздновать вместе с бомбардировщиками. Ужин прошел на славу. Только утром мы никак не могли найти командира эскадрильи Савченко. Оказалось, что он решил ночевать с ведущим бомбардировщиков на одной койке.

– Ну, теперь ты, Виктор Михайлович, совсем породнился с «бомберами», – шутили мы над Савченко.

– А вы как думали! Теперь я никак не могу допустить, чтобы моего личного друга, ведущего бомбовоза, сожрали фашистские истребители? Нет! Сам трупом стану, а «бомберы» все будут целехоньки.

Летчики единодушно его поддержали:

– Вместе до Берлина будем летать.

– До полной победы!

Восьмого марта мы поздравляли наших девушек-оружейниц. Летчики, по-эскадрильно, заготовили подарки. Девчата у нас на высоте положения, и подполковник Беркутов приказал в честь Международного праздника устроить для оружейниц торжественный обед.

Они, конечно, заслужили этого.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать