Жанр: Детектив » Элла Никольская » Русский десант на Майорку (Русский десант на Майорку - 3) (страница 10)


Павлу и самому припомнилось, как в самолете он шел вслед за Горгуловым по узкому проходу в направлении туалета и заметил, что сидящие по обе стороны, поднимут на него глаза и тут же отводят. Вроде бы обычная физиономия, даже добродушная - щеки пухлые, губы большие такие, оттопыренные. Но взгляд, что ли, его выдавал, исходила из глубоко упрятанных глазок злая энергия...

- Так его не в своем номере, выходит, прикончили, он-то жил на четвертом? - сказал Павел.

- Я сказала, как зарегистрированы номера. А где он на самом деле обретался - кто ж его знает...

- Прислуга знать должна.

- Но никто ничего не сказал. С самого начала как-то так пошло: убит в собственном номере. Может, и правда там жил, а парочка наверху.

- Какой же ему резон - жить в более дешевом номере, если уплатил за дорогой? Может, вид из окна больше нравился...

- А ты, Павлик, настоящий провокатор: позвал сообщить что-то, а сам только выспрашиваешь, вынюхиваешь. Брось, я серьезно говорю.

Марина завелась не на шутку, но успокаивать её Павел не стал, наоборот, ещё больше разозлил:

- Тебе не кажется, что могла произойти путаница? Убили не Горгулова...

- Любите вы, милицейские, воду мутить. У меня его паспорт, эту будку ни с кем не спутаешь. Полюбуйся.

В сердцах она кинула через стол темно-красную книжицу с отмененным гербом и названием несуществующего государства "Союз Советских Социалистических Республик". Павел пролистал страницы - паспорт выдан всего месяц назад и виза лишь одна, а именно испанская. Лицо на фотографии круглое, простецкое. Русак, а может татарин. Вятские Поляны... Но уж никак не кавказец. Скорее всего, это Митрохин, киллер доморощенный из Томилина. Потрогал фото - если и переклеено, то мастерски, экспертиза нужна.

- Как паспорт у тебя оказался? Они же машину брали напрокат. На имя Райкова, что ли? Или на Баринову?

- На Горгулова - у него международные права. Машину, кстати, вернули накануне убийства. Я с ними и брала, и возвращала: они же безгласны, как все вы, черт возьми...

- Не все, дорогая, успокойся. Я, например, по-английски с грехом пополам, а по-немецки прилично. Тем более, Лиза...

Павлу хотелось спросить, в порядке ли фотография на водительских правах Горгулова и не заметила ли Марина какого-либо акцента у него или его спутника, и не знает ли она, в каком из двух номеров "Марисоля" спала Баринова Неля? Но Марина насторожилась, раздражена - не вышло бы хуже. Поэтому Павел сказал примирительно:

- Ладно, ладно, любопытство у меня, как понимаешь, профессиональное, и приключения мне ни к чему. Успокойся - и разбегаемся. За кофе я плачу.

По дороге Павел размышлял о том, что в беседе с Мариной каждый преследовал свою цель и цели эти противоположны. Он и правда пытался выведать что-нибудь полезное для раскрытия преступления, она же уговаривала его вообще отказаться от расследования. Он в отпуске, делом занялась здешняя полиция, и что ему до убитого и до того, кто его зарезал - здешний ли жиголо или приятель, такой же бандит? Дома, в Москве кровавые разборки самая обычная вещь, ну а здесь пока редкость, но тоже не бередят душу, уж больно фигуранты несимпатичны... Вот только зачем ввязалась в это дело красивая белокурая немка? Прямо перст Господень: не случись этого вполне ординарного преступления, уехал бы Павел домой и через пару вечеров сидел бы в старой своей квартире и среди прочих впечатлений непременно упомянул бы блондинку с дочерью, имевших обыкновение купаться на том же пляже, и, что любопытно, старшая до удивления похожа была на Гизелу...

- А звали её как? - мог бы спросить отец. Или, скорее, Коньков, который непременно тут же бы присутствовал.

- А кто её знает? Мы так и не познакомились, - ответил бы Павел. А мог и так ответить:

- Маргарита, кажется.

И тем насторожил бы стариков. Но они виду бы не показали, конспираторы великие. И забылась бы эта мимолетная встреча, но, видно, Бог не судил ему, Павлу, разминуться в этой жизни с родной матерью. И теперь вот он спешит к ней. Но прежде надо все же отыскать и успокоить Лизу...

В гостинице подруги не оказалось, зато ждала записка: "Ушла опять на пляж, здесь делать нечего". Ни тебе подписи, ни обязательного в подобных случаях "целую". Сердится красавица. Милый бросил её на весь день, да ещё поручил пасти девчонку, напомнив на прощание:

- Постарайся все же узнать поподробнее. что она вчера видела в своем отеле.

Что-то Ингрид такое видела, о чем говорить не желает.

Против обыкновения, Павел отправился в Иллетас автобусом, поглядывая всю дорогу в окно. Проезжая мимо отеля "Марисоль", увидел знакомый красный "вольво" - отъезжает от гостиницы в сторону Пальмы, но кто за рулем, заметить не успел. Это прояснилось через пару минут само собой: автобус подкатил к остановке, он вышел и наткнулся на Ингрид:

- Хорошо, что вы, наконец, пришли, - обрадовалась она, - Лиза беспокоилась, вам сейчас опять попадет.

- Справедливо, - вздохнул Павел, - День сегодня... - он не знал, как сказать по-немецки "суматошный", и так и не закончил фразу.

Тут и Лиза подошла - хмурая, брови сдвинуты.

- Прости, Лизхен, так получилось... Ты в отель? Может, вернемся на пляж, я бы искупался. Жарко...

Подруга нахмурилась ещё суровее. Ничего не получится, мол. Павел глянул на Ингрид, повторил приглашение по-немецки. Но и эта отказалась.

-

Так куда вы теперь, девочки? Лиза?

- В отель. Может, посплю.

- А ты, Ингрид?

- В "Марисоль".

- Мне кажется, я видел, как отъезжала ваша машина.

- Правильно, - кивнула Ингрид, - Маме к трем в полицию, так сказали вчера.

Вот как - рассчитала вернуться в такое время, чтобы матери не оказалось дома. Вероятно, и в аэропорт уедет тайком. Жестоко малышка обходится со своей мамашей - та наверняка ждала её все утро с покаянием и прощением. Возможно ли, что мать и дочь не поделили любовника? У девочки такой невинный взгляд. Но всяко бывает.

- А зачем её вызвали в полицию, не знаешь?

- Может быть, для очной ставки с Антонио, - предположила Ингрид, юное личико на миг замкнулось, стало неприязненным. - Автобус! Я пожалуй, поеду...

Она действительно уехала, оставив Лизу с Павлом на обочине шоссе.

- Ну не капризничай, - Павел обнял смуглые плечи, притянул подругу к себе, подышал в макушку, - Не заснешь ты сейчас в отеле, там душно. Посидим ещё на пляже, я поплаваю и все-все тебе расскажу...

На самом деле получилось вовсе не так: первой речь держала Лиза. Она выпытала у Ингрид массу любопытных сведений и ей не терпелось их изложить, а Павлу оно и наруку: насчет "все-все" он погорячился, пожалуй. Готов обсудить то, что касается происшествия в отеле "Марисоль", однако открытие относительно Греты и Гизелы оставит пока при себе. Хотя со временем рассказать все равно придется.

- Значит, так, - начала Лиза, - Я ей: мы тебя видели, когда ты с Антонио на площади танцевала. Где это, спрашиваю, ты так насобачилась? Ну, другими словами, конечно, по-испански...

- Он научил? - предвосхитил ответ внимательный слушатель, только что вылезши из воды и усердно растирающийся махровым полотенцем.

- Смотри-ка, угадал! Теперь откуда взялся этот парень... Ингрид с матерью ездят на Майорку десятый год подряд, но в Иллетасе живут всего три года, а раньше снимали дом в деревне - это гораздо дешевле. Хозяева на лето всей семьей в другое помещение перебираются - в точности как наши соседи, когда дачников пускают. Только у нас в сарай какой-нибудь, а у них комната над собственным магазином. Магазинчик вроде сельпо, все на свете продают и продукты, и шмотки, вплоть до мебели. Антонио - младший хозяйский сынок. Он Ингрид, когда она ещё совсем маленькая была, плавать учил, и на лодке грести, и на доске кататься. Заодно и танцам народным, это здесь все умеют. Вообще он был к дачницам приставлен вроде как бы слуга, и Макс - ты его видел, хмырь в темных очках - платил его родителям, а не ему самому, потому что и сам-то он ещё был школьник. Хотя родители вовсе не бедные. Здесь так принято - за все платить. Это правильно, как считаешь?

Про себя Павел отметил, что рассказ Ингрид не расходится с тем, что рассказала Маргарита. На вопрос Лизы ответил невнятно:

- Не знаю. Мог бы все то же самое и бесплатно делать. Школьник на каникулах - чем ему еще-то заниматься?

- Мир чистогана, - сказала Лиза, - Все на продажу.

Павел вспомнил, как ездили давным-давно с родителями в Крым, в Алушту. Не дом, конечно, а комнатушку там снимали, и хозяйские ребятишки учили его нырять за ропанами, а мама стояла на берегу и дрожала за его жизнь: вдруг драгоценное чадо не вынырнет. Выныривал - с тех пор и всегда... Прихваченные с собой тайком ропаны она обнаружила на вторые сутки в поезде по жуткому покойницкому запаху, но не выкинула, как требовал разгневанный отец, а переложила из провонявшего насквозь чемодана в пластиковый пакет и дома что-то такое с ними сделала, прокипятила, отмыла, отскребла - во всяком случае раковины и теперь красуются в его комнате на книжной полке вместе с прочими детскими трофеями.

...Родители обманывали его всю жизнь, обман раскрылся случайно, что теперь с этим делать прикажете? ... Мамы уже нет, но как сказать отцу? Конькову? Лизе той же...

...А в тот день, когда Ингрид и Антонио танцевали, как раз Макс приезжал. Потому они и оказались в Пальме. Их отправили за покупками для её мачехи. У Ингрид мачеха имеется, ты знал? В общем, спровадили молодежь из дому, чтобы не мешали. Это не она, это я говорю. Ты согласен?

- Пожалуй.

- Игривый такой папаша. Сохранил очень даже теплые отношения с бывшей женой...

- Не бывшей, - огорошил рассказчицу Павел, - Они никогда не были женаты.

- Внебрачная дочка получается, - Лиза умолкла. Павел вспомнил, что и сама она - внебрачная дочка у своей матери, скромной малаховской медсестры, и наверняка в эту минуту подумала о собственной участи. Показывать, что и он об этом помнит, никак не следовало. Павел поспешно переменил тему:

- А что она видела или слышала вчера ночью?

- Не сказала. Я только поняла, что у них с матерью номер люкс, две комнаты, и спят они в разных, хотя обе кровати в спальне. Мать каждый вечер стелет себе на диване в гостиной, потому что плохо спит и часто зажигает свет и читает. Не хочет беспокоить дочку. А то и вовсе на балконе курит всю ночь...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать