Жанр: Детектив » Элла Никольская » Русский десант на Майорку (Русский десант на Майорку - 3) (страница 14)


- Покажи, пожалуйста, сначала, как ты сама вошла к Антонио, потом, как туда попала Ингрид?..

Острие шариковой ручки двинулось от точки, которую Маргарита поставила в правом углу коридора, пояснив:

- Дверь. За дверью, как сам понимаешь, лестница вверх и вниз. На лестничной клетке - лифт, но я им не пользовалась.

Тонкая прерывистая линия протянулась вдоль коридора и завернула во второй от края номер, к Антонио.

- Понятно. Очень просто. Теперь Ингрид.

Маргарита изобразила тот же путь, но от двери Антонио повернула назад.

- Она постучала - и ей, конечно, показалось странным, что Антонио не ответил: как бы крепко он не спал, стук в дверь должен был его разбудить.

- Долго она стучала? Громко?

- Сначала тихонько, потом погромче.

- Но кулаками не колотила?

- О нет, что ты? Хорошо воспитанная девочка. Она вовсе не собиралась устраивать скандал: ей же не хотелось, чтобы её видели возле комнаты Антонио. Подозрения - это всего лишь подозрения, правда?

- Ингрид призналась, что предполагала застать тебя в его комнате?

- Нет-нет, что ты! Сказала, что просто забеспокоилась и спустилась сначала в бар, поискала там меня или его, или нас вместе. Ничего особенного, если бы мы с ним в душную ночь случайно встретились в баре. Но нас там не оказалось. И она поднялась на второй этаж, постучалась к Антонио - спросить, не знает ли он, куда её мама подевалась...

- Ну, не настолько же девочка наивна!

- Конечно, нет. Но и не настолько, чтобы выкладывать все начистоту, сообщать о своих подозрениях. Повторяю - моя дочь хорошо воспитанна...

- Что означает - лицемерна. Это неплохо - в жизни пригодится. Ладно, давай дальше.

Острие ручки вновь двинулось - от черточки, изображающей дверь к Антонио, вдоль коридора, мимо таких же точек - чужих дверей.

Павел представил себе, как по коридору бесшумно, на цыпочках - пол там затянут чем-то толстым, серым, вроде войлока - пробирается тоненькая девочка, как осторожно пробует каждую дверную ручку. Потому что, не попав туда, куда стремилась - её не впустили... - конечно же сразу вспомнила про общий балкон - почему бы не попытать удачу?

- Через какую комнату Ингрид попала на балкон?

- Вот через эту, последнюю - в баре она заметила её обитателя, он сидел там в одиночестве, пил - стало быть комната пуста...

- Но, уходя, разве он не должен был запереть свою комнату?

- Что касается меня - я всегда захлопываю дверь за собой, ещё и проверяю. Но люди разные - он, наверно, как мы с тобой. Беспечный. В общем, его дверь была прикрыта, но не заперта, балконная и вовсе распахнута...

- Может, этот англичанин просто не хотел громко хлопать дверью в спящем коридоре, - заступился за растяпу Павел, - Съехать на лифте в холл, принять на грудь стаканчик-другой - и назад, всего-то десять минут...

Про себя же подумал, что Ингрид, точно зная, что за дверью никого нет, могла попробовать открыть её своим ключом - гостиничные замки все одного типа. И - получилось.

- Когда именно он обратно пожаловал, не помнишь?

- Помню, представь. Как раз суматоха в разгаре, с верхних этажей уже прибежали, тут и Антонио в белом банном халате, охранник его уже вывел из комнаты и к лифту ведет, всех по пути расталкивая. Возле номера, где труп, служащий торчит в красной куртке и весь трясется от страха, его поставили, чтобы никого не пускать, а каждый норовит заглянуть...

- И с балкона тоже заглядывали?

- Нет, ту дверь охранник изнутри запер и шторы задернул. Вот тут-то англичанин, тебя интересующий, - будем считать его англичанином - как раз вышел из лифта, косо так глянул на толпу в коридоре и невозмутимо прошествовал к себе, благо его дверь как раз напротив лестничной клетки.

Картину, нарисованную Маргаритой, Павел представил себе совершенно отчетливо. Осталось только разместить на ней кое-кого из действующих лиц.

- Были там приятели Горгулова - рыжий малый и его девушка? Те, которых потом доставили в участок?

Маргарита задумалась.

- Его я, кажется, видела. А её в коридоре нет, не было. Это точно. Послушай, а если это она и была в комнате убитого? И вскрикнула...

- О чем ты?

Павел прекрасно понимал, о чем речь, но ему важно было ещё раз выслушать версию свидетельницы: не собьется ли, а может, и добавит что-нибудь...

- Я же говорила, помнишь? Ингрид дошла по балкону до комнаты Антонио, увидела нас вместе...

- Прости, как все это выглядело?

Собеседница усмехнулась:

- Могло быть и хуже. Слава Богу, мы были не в постели, жара нас подняла. Я как раз собиралась уходить, накинула платье... Антонио - ну ему-то одеваться ни к чему, он дома...

- То есть, голый абсолютно?

- Ммм-да. Юный бог. Стоял на пороге ванной, когда появилась Ингрид. А я в кресле, со стаканом в руке... Не будь он голый, можно было бы истолковать все это как случайный визит.

- Какую же версию ты предложила дочери?

- Представь, мы об этом ни слова.

Потому и ни слова, подумал Павел. О чем, собственно, говорить? Впрочем... Девочка отпрянула от двери - собственно, это и не дверь даже, а раздвижная стеклянная стена, шторы по случаю духоты тоже распахнуты, с улицы падает слабый свет, человека в глубине комнаты разглядеть трудно. Она наверняка заметила мать, а вот её приятеля, которого считала своим приятелем, должно быть, видела смутно. Версия Маргариты могла бы пройти... Она бросилась назад, потому что услышала дикий крик, предсмертный вопль. Должно быть, и не поняла, где кричат.

- Из соседней

комнаты её заметили, - продолжала Маргарита, - там оказалась какая-то женщина, они почти столкнулись, та тоже кинулась на балкон, это был её путь отступления после убийства. Именно она, а не Ингрид, вскрикнула от неожиданности - нервы сдали. Антонио не понял...

Вот как - все распределила. Но неглупо, вполне вероятный расклад. Только вот опять - как могла женщина, да ещё с расстроенными нервишками, завалить эдакого здоровяка? И зачем?

- Когда Ингрид шла к вам - она ведь не могла миновать ту дверь... Не слышала ли чего - может, ссора, борьба, возня какая-нибудь?

- Думаю, нет, она бы сказала. Да мы бы и сами услышали - это же рядом, при открытых дверях. Там было тихо.

- Ну вам с Антонио, положим, не до этого было.

Выпалил - и прикусил язык. Ну что он за дурак, к чему обижать свидетельницу, которая изо всех сил старается помочь?

Маргарита деликатно не заметила глупого выпада, повторила:

- Вот на этот женский крик Антонио и кинулся. Я не успела его удержать, не могла. Я была у самой двери в коридор.

- Почему?

- Ты забыл? Ведь сначала закричал мужчина. Ты бы слышал! А что, если Ингрид бросилась назад, потому что услышала этот вопль? Теперь я даже не уверена, что она успела заглянуть к нам... - Вот и она так думает. Они оба так думают. - Бросилась назад и столкнулась с кем-то...

- А потом?

- Они вместе пробежали по балкону, потом та, вторая, куда-то исчезла, а моя девочка через ту же пустую комнату выскочила в коридор, ещё пустой, и взлетела по лестнице на четвертый этаж. Когда внизу раздались голоса, спустилась снова, и остальные, кто успел выйти из своих комнат, видели, как она появилась...

- А ты сама?

- Я же оказалась в коридоре раньше всех, слава Богу, одетая...

- И не вызвала подозрений у охранника?

- Господь с тобой, он же схватил убийцу на месте преступления! Зачем только этот дурачок взялся за нож?

- От неосторожности, скорее всего. Ничего не понял, хотел, может быть, помочь лежащему, повернуть его, приподнять... Такое случается. Отпечатки пальцев и всякое такое ему и на ум не пришли, он испугался только за Ингрид.

- Дурачок, - повторила Маргарита, - Славный мальчик, но глупый. Цинично звучит, да?

- Допустим. Но что ты скажешь в полиции? Славный мальчик в беде, а ты единственная его надежда. Его алиби.

Взгляд женщины будто обрел материальную силу. Если бы не ты, прочитал в нем Павел, - я бы ещё подумала, серьезно подумала, стоит ли так подставляться...

- Что уж ты так о нем печешься? - произнесла она вслух, - Хороший адвокат выручит его и без меня. А мне, если дойдет до Макса...

- Да ведь ему все равно Ингрид расскажет. И может упомянуть, где застала тебя ночью. Полиции-то ни к чему - это же не полиция нравов. Так ты изменишь свои показания? Скажешь правду?

- А надо ли? Мальчик как-нибудь выпутается, вот увидишь. Если узнает Макс...

- Что ты заладила - Макс, Макс... У тебя есть работа, независимый доход. Не пропадешь и без этого... чужого мужа. Я понял бы, если бы ты пыталась сохранить семью, о дочери заботилась, о её душевном покое. Но тут-то ничего этого нет, зачем губить ни в чем не повинного парня?

Маргарита встала вдруг, выпрямилась. "Визит окончен" - означал весь её вид.

- Я поступлю, как считаю нужным, Пауль, - голос прозвучал жестко, Ты уезжаешь послезавтра - у тебя просто не хватит времени применить свои профессиональные знания. Предоставь расследование другим.

Слово в слово говорила и Марина, но у той другие соображения. Нет, с Павлом так нельзя, плевать ему на все, что уводит от истины. его тон был не менее жесток:

- Тогда в полицию иду я. Прямо сейчас. Видишь ли, моя профессия - не дать осудить невиновного, тем более, если я располагаю информацией, необходимой для его защиты. Я в данном случае поступаю, как врач, который обязан оказать помощь заболевшему независимо от времени и места, и даже собственных симпатий и антипатий. Мне этот малый вовсе не нравится, поверь, а Горгулов и вовсе противен...

- ...Но тем не менее ты не на моей стороне. Что ж, ты меня вынуждаешь, после твоего заявления мне все равно придется отвечать на вопросы полицейских. И я не хочу, чтобы меня вызывали повесткой.

Павел распахнул дверь:

- Если ты готова, поедем. Я тебя подвезу.

Это прозвучало глупо - в гараже отеля стоит принадлежащий его матери красный "вольво", сам же он обычно ездит в Пальму на автобусе. Но ради такого случая готов и такси взять...

Подхватив с дивана большой пестрый пакет, маргарита вышла первой из комнаты, он - следом...

Толстяк-следователь расшаркивался перед сеньорой Дизенхоф, на Павла поглядывал искоса, не в силах, видимо, установить, какая между ними связь. Произнес длинную тираду - благодарил, должно быть, даму за визит, за новую информацию, выражал понимание - да конечно, в присутствии дочери, такой очаровательной сеньориты, госпожа Дизенхоф не могла... Но сведения, предоставленные ею сейчас, чрезвычайно ценны, полностью мняют ход следствия, это очень благородно со стороны сеньоры и он, следователь, со своей стороны гарантирует полную конспирацию...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать