Жанр: Детектив » Элла Никольская » Русский десант на Майорку (Русский десант на Майорку - 3) (страница 9)


Лиза, надо отдать ей должное, была сообразительна. Она действительно закрыла рот, только кивнула Ингрид:

- Ола!

И произнесла ещё несколько испанских слов, которые Павел не понял. Усевшись на песке, девушки пощебетали немного, потом младшая переоделась под прикрытием полотенца, которое держала перед ней Лиза, и в сопровождении Павла побежала к воде. Лиза вопросов не задавала, но он не усомнился, что его поручение будет исполнено. Не хотел он втягивать подругу в это дело, мог бы и сам заглянуть в сумку, но Лиза только что из воды, это кому-то может показаться странным. Да и сподручней ей: странным покажется мужчина, открывающий дамскую сумку. Впрочем, все это перестраховка, кто тут за кем следит? Занимайся чем хочешь...

Но времени у него, у Павла, мало, надо ещё в Москву позвонить.

Голос отца в трубке звучал так, будто он рядом, отчетливо различалось чуть хриплое дыхание:

- Папа, ты что, болеешь?

- Простыл немного, у нас холода наступили преждевременные. И не топят, естественно. А ты как там?

"Ты", а не "вы", про Лизу знать ничего не желает.

- Я-то в порядке. Через три дня дома буду, расскажу.

- Тебя встретить?

- Да Боже упаси, куда тебе в Шереметьево тащиться, сами доберемся. А дяди Мити нету у нас случайно?

- А как же - здесь, - сухо отозвался отец, - Трубку отбирает. Ну будь здоров, Павлик, спасибо, что позвонил...

За что, собственно, спасибо? Павел и прежде звонил домой пару раз, к неудовольствию Лизы:

- Чего папаша твой беспокоится, скажи на милость? Ему лишь бы поволноваться... В Москве куда опаснее. Тут, можно сказать, ты от своих бандитов скрываешься...

Не сложились у них отношения и не сложатся никогда...

- Как там под небом знойной Аргентины? - орал между тем в трубку Коньков, - Блаженствуете? На солнышке, небось, греетесь? А мы мерзнем, как псы, никак топить не начнут...

- Дядя Митя, слушай внимательно, есть для тебя задание. По своим каналам разузнай об одном человеке. Горгулов Георгий. С сорок шестого года, уроженец Кировской области, город Вятские Поляны.

- Азия, - прокомментировал в Москве отставной сыщик Коньков.

- Не-а, это ещё Европа. С виду качок, но староват. Похоже, пахан. Я тебе завтра с утра позвоню.

- Лучше в это же время, а то не успею, - деловито возразил Коньков, Постараюсь, Паша.

Лишних вопросов не задает, молодец. И постарается, это уж наверняка.

- Тогда привет, Лиза тебе кланяется. Ты правда считаешь, что Майорка в Аргентине?

- Отсюда один хрен, - Коньков засмеялся и положил трубку. Вот старый черт! Ну почему Павлу с ним всегда весело и вольготно, с отцом же любой разговор в тягость? А ведь привязаны отец и сын друг к другу. Отец привык дистанцию держать, никогда не был с сыном особенно близок, теперь уж не наверстаешь... Между тем все, что узнал Павел от Маргариты и что ещё предстоит сегодня узнать, имеет самое прямое отношение к Всеволоду Павловичу Пальникову, который мерзнет себе в старой московской квартире, сидит, должно быть, в продавленном кресле, кутается в ветхий плед, читает что читает? Пруста, может быть, он часто его с полки снимает, а он, Паша, Пруста так и не одолел... И ведь не ведает Всеволод Павлович, что сын копается в его потаенном, припрятанном, на амбарный замок запертом прошлом...

Куда бы это отправить Лизу? Хорошо бы и девочку с собой прихватила... Самое простое - пошли бы барышни куда-нибудь перекусить, а он занялся бы своими делами... Но телефонный аппарат безжалостно заглотал несколько толстеньких, по сто песет каждая - как раз хватило бы на кофе с мороженым и по сэндвичу...

Павел с сожалением достал помятую стодолларовую купюру - не хотел трогать это Лизино жертвоприношение, рассчитывал вернуть в самолете. Но вот, извольте радоваться, непредвиденные расходы. Ладно, вернет дома, в Москве, в первый же день по приезде. Павел ещё раз прикинул, у кого занять...

Воротясь на пляж, он застал Ингрид и Лизу за беседой. По-испански шпарят обе - немочка из Дюссельдорфа и уроженка Подмосковья, и неплохо понимают друг друга.

- Все на месте, - сказала ему Лиза по-русски с неадекватной кокетливой улыбкой, - Вылет завтра рано утром, город не называю, не тот, что я думала.

- Умница, - похвалил Павел, - Я понял. Кто со мной купаться?

Увязались обе. "Я вроде Антонио - развлекаю дам", - подумал про себя Павел. Оставив прелестных спутниц плескаться возле берега, поплыл к островку, обгоняя остальных пловцов, мощным кролем выгребая на край бухты. В поле его зрения, когда он поворачивал голову, чтобы сделать вдох, попадало ни миг белое здание у самой воды, и люди в шезлонгах, и большая белая собака, лежащая в величественной позе сфинкса. Мозг фиксировал все это неизвестно зачем - а следовало обдумать ситуацию и составить план дальнейших действий. Павел повернулся на спину, - так лучше, пустое небо не отвлекает, и постепенно сосредоточился, расположил во времени свои поступки в те три дня, что оставались до отъезда...

Часа через два следователь Пальников находился в самом центре славного города Пальма де Майорка, на площади Майор в замкнутом четырехугольном пространстве. Старинные дома, окружившие площадь, слепы - большинство окон закрыто зелеными решетчатыми ставнями от солнца, а за теми окнами, где ставен нет, явно никто не живет, в лучшем случае идет ремонт и краска стекает небрежными потоками по стенам.

- Здесь квартиры жутко дорогие, - сообщила Марина, - А меня озолоти здесь жить - ни за что. За престиж платить...

- Вот именно, - согласился Павел, - Еще неизвестно,

какие удобства в этих развалинах. Лучше уж в новостройках на набережной, по крайней мере вид на море...

- На Пасео Маритимо цены тоже будь здоров, - возразила Марина, - если уж тут селиться, так в таком местечке, где ваш отель. Спокойно и недорого...

- Похоже, ты об этом подумываешь, а, Марин? - Павел придал голосу некоторую игривость и фамильярность, хотя нисколько его не интересовали планы носатой и нагловатой собеседницы. Но она должна кое-что ему объяснить, так что интерес изобразить следует.

- А то! Тут, между прочим, жить получше, чем в европейских столицах. Дешевле, спокойнее. Правда, с работой плохо. Зато Майорку цивилизация ещё не совсем задавила, здешние люди - дети природы...

- Кстати, о людях, - будто бы только что вспомнил Павел, - Наши соотечественники, как ни посмотреть, тоже люди...

- Не уверена, - усмехнулась Марина, - Пообщался бы с ними, как я. Хотя сам вчера видел.

- Ну, положим, я и не такое видел. Кто, по-твоему, прикончил Горгулова? Тот испанский парнишка?

Марина пожала острыми плечами, придвинув вторую чашку кофе. Они с Павлом встретились всего полчаса назад, все остальное время он дозванивался. Она, по местному обычаю, выключила у себя телефон, сиеста есть сиеста, отдых и сон, а там, за окнами, хоть трава не расти... Но на слова Павла, что у него есть кое-какая информация по поводу вчерашнего происшествия, прилетела, как на зов любви. Назначила свидание на экзотической Пляса майор.

- Сдается, малый не при чем. Я с утра поговорил с той немкой, с Маргаритой Дизенхоф, она его выгораживает.

- Как это? Сама же его и заложила, - Марине явно не понравилась новая версия, её гораздо больше устраивает, чтобы убийцей оказался именно местный житель, тогда и всего-то проблем - отправить тело убитого туриста на родину, - А что она говорит? Видела что-нибудь? Кого-то другого?

"Так я тебе и сказал!" - подумал Павел, но вслух произнес другое:

- Черт её знает, финтит. Марина, могу я посмотреть список нашей группы?

- Да я на память скажу. Кто именно тебя интересует?

- Горгулов естественно, и его компания. Все эти качки.

- "Все эти качки" - никакая не кампания, познакомились только в Шереметьеве. Или в самолете. Потому что все из разных мест. Четверо - из Нижнего Новгорода, спортсмены. Но, может, и рэкетиры, кто их разберет? Они с женами, с подругами - фамилии у всех разные. Поселились в Аренале, с Горгуловым, насколько мне известно, не общались. Еще один, если помнишь, совсем уж бандитская рожа, - с семейством: детишек двое и законная супруга. Она мне все успела изложить, пока я их в отель везла - пятизвездный заказали в Магалуфе. Состоятельные люди, приличные, в Нефтеюганске у них свой супермаркет. А тебе все на одно лицо - "качки"...

- Критику принимаю, - согласился Павел, - Так из Москвы, кроме убитого, есть кто еще?

- Те двое, что в "Марисоле" остановились, - рыжий, его фамилия Райков, и девушка в очках, Баринова Неля. Знаешь, о ком я говорю, - ты их в полицейском участке видел, правильно? Эти и правда с Горгуловым "неразлейвода", повсюду вместе, машину сообща напрокат брали, я с ними в горы ездила, в Вальдемозу, это где Шопен и Жорж Занд жили. за рулем всю дорогу Райков - по-моему, он вроде телохранителя у этого бугая, царство ему небесное.

- А девушка? Она чья девушка?

- Не знаю. Может, одна на двоих - то к одному жмется, то к другому.

- Бывает. А ещё кто из Москвы или из Подмосковья?

- Две дамочки, эдакие столичные штучки, за женихами прибыли. Фотомодельки из дешевеньких, кто подороже - во Флориду норовит. И ещё кто-то... Ах да, ты сам и твоя подружка. Между прочим, она сто очков этим потаскушкам даст, если её приодеть и подкрасить...

Марина подмигнула Павлу, допила свой кофе.

- Оставь, Павлуша, все как есть, через пару дней ты отсюда слиняешь, труп отправим, пусть местная полиция расследованием занимается. Сумеет красавчик выкрутиться - его удача, нам-то зачем встревать?

- Сама же меня впутала

- Знаю. Ну, запаниковала. Представляешь, моего туриста убили, куда кинуться? Я ещё тогда не знала, что убийцу сразу повязали, мне по телефону не сообщили.

- А кто тебе позвонил?

- Администратор из гостиницы "Марисоль"... Я сразу в консульство звонить, там не отвечают, тогда тебе. Не стоило, конечно, тебя тревожить...

- Но раз уж потревожила, давай хоть разберемся. Для повышения собственного интеллекта.

Марина задумалась, глядя куда-то за его плечо. Сказала неожиданно:

- Вот вроде и хорошая работа, но дело имеешь черт-те с чем.

По её словам получалось, что Горгулов и двое его спутников - рыжий Райков и Баринова оформили документы через одно и то же агентство в Москве, сразу выбрали дорогой отель, но номера разные: тот, что для "самого" на четвертом этаже стоил вдвое против сравнительно скромного, но на втором, забронированного для рыжего и девушки. Похоже, эта пара как бы в услужении. Именно Баринова общалась с Мариной, рыжий неразговорчив, а амбал вообще в стороне всегда стоит, смотрит в сторону. Жорж Занд ему до фени. Отвратный тип, Господи прости... Что-то в нем было такое мерзкое.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать