Жанры: Научная Фантастика, Приключения: Прочее » Владимир Щербаков, Юрий Кириллов, Виктор Адаменко, Галина Татарикова, Чарлз Вильямс » Искатель. 1986. Выпуск №4 (страница 18)


Галина ТАТАРИКОВА

ЧЕРНАЯ КРОВЬ

РАССКАЗ


Пули пробарабанили по броне, чвикнули по пуленепробиваемому стеклу машины, и почти тут же заскребли задние скаты — пробили! На языке Годара вертелось такое, что было явно не для ушей сидевшей сзади Поллан.

Проворный Лерой нажал на ручку дверцы и выскочил из машины.

— Назад! — взревел Годар.

Поздно! Щелкнул выстрел, и тонкая фигурка мальчика качнулась, оседая на дорогу. Годар увидел в зеркале метнувшегося сзади машины человека в надвинутом до бровей грязном шлеме, обмотанном вместе с лицом москитной сеткой. И тут вдруг Поллан распахнула дверцу, наклонилась и быстро втянула Лероя в машину. Дверца захлопнулась, и по ней сейчас лее прошлась автоматная очередь.

— Поллан, ложись! — крикнул Годар, пригибаясь к сиденью.

Они лежали в неудобных позах, боясь пошевелиться.

— Что с Лероем, ты можешь посмотреть?

— Кажется, цел, только царапина на шее…

Они затихли. Наконец вдали послышалась сирена.

— Полицейский патруль, — с облегчением вздохнул Годар и предупредил Поллан: — Не поднимайся, у них может завязаться перестрелка.

Совсем рядом заурчал мотор, резко взвизгнули тормоза, и в боковое стекло машины Годара постучал увесистый кулак. Скосив глаза, Годар увидел закатанный форменный рукав, поднялся и выглянул.

Приземистый загорелый лейтенант пинал ногой опавшие скаты, бурча в выгоревшие усы:

— Убыток монет на триста… Хорошо, что у них не оказалось бронебойного ружья. Завидная машина, за ней и охотились. Ну как, сэр, благополучно отделались?

— Кажется, контужен мой сын, — вглядываясь в бледное лицо мальчика, ответил Годар.

— Давайте его в нашу машину, живо отправим в госпиталь, а на обратном пути захватим ремонтников сменить скаты.

Перепуганного Лероя Поллан сама перенесла в полицейскую машину и положила его беловолосую голову себе на колени.

— Тебе больно шею? У тебя здесь ссадина и кровь…

— Не знаю…

— У него что-то вроде шока, врачи это мигом снимут, — сказал лейтенант и распорядился: — Два патрульных остаются у машины. Садитесь, сэр, — кивнул он Годару, устраиваясь за рулем.

В полицейском вездеходе изрядно потряхивало, после мягкого хода дорогой машины Годара чувствовались все выбоины старого полотна дороги, сдавленного раскаленными бескрайними песками.

— Сэр, вы никого не приметили из этих бандитов?

— Одного, в грязном шлеме, лицо обмотано москитной сеткой.

— Это из беглых, — определил лейтенант. — Четвертый месяц гоняемся за ними, улизнули чуть ли не с виселицы.

— Грабители?

— Если бы… из «освободителей».

Сворачивая, машина накренилась, подпрыгнув на выбоине, пришлось резко тормознуть. Все сильно дернулись. Лерой протяжно застонал, и сейчас же Поллан испуганно позвала:

— Дэвид! Дэвид!

Годар и лейтенант обернулись. Грудь мальчика заливала кровь, она била алым фонтанчиком чуть выше ключицы.

— От тряски растянулась ранка, — определил лейтенант, останавливая машину и доставая из-под сиденья санитарную сумку.

С помощью Поллан лейтенант довольно ловко сделал ребенку перевязку, видимо, это было ему не в новинку. Бинты сейчас же набухли кровью. Лицо мальчика покрылось испариной, он дышал натужно, прерывисто. Поллан прошептала со слезами:

— Он истечет кровью, надо врача, немедленно.

— Везите в ближайшую больницу, — приказал Годар.

— Но это Их больница, — предостерег лейтенант.

— Врач, надеюсь, там есть?

— Да. Их врач.

Годар нахмурился. Лерой хрипел на руках Поллан…

— Поворачивать? Или жать до города? — спросил лейтенант.

— До города больше часа езды, при такой жаре и тряске… Поворачивайте!

И опять дорога, раскаленный песок… Не то что на озере, куда Годар возил Поллан отдохнуть. Там роща, вода, а песок только на пляже.

Свернув с шоссе, машина минут десять шла в песчаном мареве, потом выбралась на старую дорогу и остановилась у белевшего под пальмами низкого здания барачного типа.

Молодой негр-санитар в белом переднике легко подхватил раненого и понес в больничку.

Годар, не выходя из машины, остановил Поллан:

— Не волнуйся так, дорогая, Лерой здоровый ребенок, только последи тут… за этими. Я бы остался, но тогда не успею вернуться к вечеру, а ночевать здесь опасно.

Белое платье Поллан, надетое специально для прогулки в озеру, в пятнах крови Лероя, а лицо, глаза — само отчаяние… Черт бы побрал эту прогулку, это озеро, всех этих «освободителей»!

Поллан кивнула и заторопилась к Лерою. Мальчик был уже в операционной, над ним хлопотал врач. Лерой слабо вскрикивал в полуобморочном состоянии. Врач, болезненно морщась, словно сосуд сшивали ему, шептал:

— Ну-ну, мой кролик, потерпи капельку, совсем чуть-чуть…

Увидев краем глаза возмущенное лицо белой женщины, врач сказал почти враждебно:

— У нас нет ничего обезболивающего, не положено. Поллан поняла и растерянно сделала шаг к столу, на котором пластом лежал мальчик. Но чем она могла помочь?

Кровь остановили. Врач громко отдавал распоряжения своему малочисленному персоналу:

— Тусен, уберите все. Мэри, записывайте: Лерой Годар, шести лет, стреляная рана в области шеи слева. Давление… пульс… температура… А теперь быстро результат анализа крови. Лаборант!

Вошел немолодой худощавый негр в чистом белом халате, положил перед врачом заполненный бланк и бесшумно исчез за дверью.

Коричневый лоб врача собрался толстыми складками, полные губы вжались, он поднял темные глаза на

Поллан:

— Миссис?..

— Поллан Харпер, — сказала она.

— Миссис Поллан Харпер, — как глухой, крикнул ей врач. — Какая у вас группа крови?

— Вторая, — чуть краснея, ответила она.

Врач опустил черную курчавую голову, думая, потом громко сказал:

— Миссис Поллан Харпер, Лерою Годару нужно немедленное переливание крови, иначе он погибнет, потеря крови от ранения и транспортировки максимальная. Ваша кровь не подходит, у пациента первая группа. Консервированной крови у нас нет, не положено.

— Но разве здесь не найдется подходящего человека? Я хорошо заплачу.

— В нашей больничке только негры, миссис Харпер.

— Какая разница? Главное — спасти ребенка.

— Хорошо. С вашего согласия я сделаю переливание крови.

Обернувшись к стоящему наготове санитару, врач сказал:

— Тусен, приготовьтесь, Мэри, стерильный материал…

Молодой негр, стеснительно улыбаясь, снял передник и полез на каталку. Засуетилась маленькая чернокожая медсестра, доставая инструментарий из бокса. Лероя и Тусена до глаз закрыли простынями, оставив только по одной руке: сильную, с блестящей шоколадной кожей и тонкую, вялую в трогательном золотистом пушке.

После переливания крови Лероя уложили на топчане в крошечном кабинете врача. Мальчик попросил есть.

— Хороший знак, дайте ему, Мэри, вареного мяса и апельсин, — порадовался врач.

Поев, Лерой уснул. Поллан сидела рядом успокоенная, почти счастливая. Все обошлось, и сын Дэвида стал ей по-настоящему дорог.

К заходу солнца вернулся Годар. Устроив сонного малыша и Поллан в своей бронемашине, он протянул чек провожавшему их врачу. Тот крикнул с порога:

— Мистер не ошибся? Здесь указано пятьдесят долларов?!

— Все правильно, док, — сказал Годар, садясь за руль.

— Спасибо вам, — улыбнулась Поллан суровому негру.

Он кивнул, круто повернулся и скрылся в больничке.

— Улыбаться неграм не обязательно, дорогая, — и, смягчая упрек, Годар скаламбурил: — Темные личности.

— Он великолепный врач! А пятьдесят долларов врачу по-здешнему не мало?

— Этому вполне достаточно.

В городе Поллан отказалась ехать в свой отель.

— Я остаюсь с вами, — заявила она. — Навсегда. Свадьба сразу после выздоровления нашего сына.

Годар благодарно поцеловал ее тонкую руку. Да, ему здорово повезло с Поллан: богата, красива, любит. А как смела! Выхватила Лероя прямо у смерти и теперь считает его сыном… Он, Годар, тоже не подведет свою подругу: после свадьбы на капитал жены скупит все акции алмазных копий, а это верное дело — алмазы.

Через три недели Лерой бегал по дому, звеня смехом и вызывая отца и Поллан на веселую кутерьму. А в канун свадьбы, когда всем было не до него, Лерой после завтрака, ластясь к отцу, стал просить:

— Папа, я поеду с Адамсом? Он звал вчера…

— Бедный Адамс, скучает по своим детям, — сочувственно вздохнула Поллан.

Управляющий Годара, старик Адамс, боялся и черных и белых, страдал от жары и разлуки с семьей. Годар ценил его за исполнительность и честность. Других достоинств у Адамса не было, но и это по здешним местам не мало.

— Хорошо, — сказал Годар сыну. — Но вернетесь к обеду.

Лерой чмокнул отца в щеку и побежал. Годар подошел к окну во двор. Вот сын уже на лестнице, в голубом костюмчике, беловолосый, запрыгал вниз к ожидающему возле своей машины-развалюхи Адамсу. Самовозик управляющего потрусил, дребезжа, к центру городка. Конечно же, старик будет угощать своего баловня мороженым в ресторанчике у фонтана…

За дверями гостиной слышались женские голоса, смех. Поллан примеряла свадебные туалеты, и Годару туда вход запрещен… Он улыбнулся и сел возле журнального столика с кипой газет. Последним в его руках оказался местный листок «Новостей». И сразу бросилось в глаза крупно набранное собственное имя. Пробежав глазами заметку, Годар задохнулся:

— Это… Черт знает что! Они поплатятся!

— Что случилось, Дэвид? — входя, спросила сияющая Поллан.

В такой день ее не следовало волновать, подумал он, тем более пачкотней каких-то «Новостей». Но Поллан уже заглянула через его плечо в газету:

— «Годар сделал своего сына негром», — прочитала она вслух и бросила небрежно: — Какой вздор! Будто от переливания крови можно стать негром или китайцем.

От ее слов у Годара потемнело в глазах. Он резко повернулся и жестко спросил:

— Чью кровь перелили Лерою в этой больничке?

— Санитара, — пожала она плечами на его раздражение.

— Негра?

Вопрос был бессмысленным, у черного врача может работать только чернокожий санитар. Как это ускользнуло от него раньше? Просто он знал, что в госпиталях и больницах всегда есть консервированная кровь доноров. Но как этот черномазый врач посмел влить ребенку кровь негра?

— Да у него, право же, была самая обыкновенная красная кровь, — примирительно улыбнулась Поллан.

— Черная! Черная кровь! — взорвался Годар, тыча в «Новости». — Ты в этой стране всего месяц и не знаешь, что «всякий, в ком есть хоть капля негритянской крови, признается негром, со всеми вытекающими отсюда последствиями», — прочитал он заключительные строки мерзкой статейки. — И ты… ты дала согласие?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать