Жанры: Научная Фантастика, Приключения: Прочее » Владимир Щербаков, Юрий Кириллов, Виктор Адаменко, Галина Татарикова, Чарлз Вильямс » Искатель. 1986. Выпуск №4 (страница 29)


— Ваша семья поручила мне вас найти, Хуанита.

Она тяжело задышала.

— Моя семья? Этого не может быть! Они живут очень далеко отсюда!

— Да не так уж и далеко! — тихо возразил я. — Расстояние не имеет значения, когда девушка, которая убежала из дома, написав несколько писем, вдруг исчезает. Они поручили мне найти вас, вот почему я здесь. А теперь что делать будем?

Хуанита пришла в замешательство:

— Ничего не могу понять! Мои родители бедные люди, а ведь надо много денег, чтобы нанять такого человека, как вы.

— Да, вашему отцу, наверное, придется долго работать, чтобы вернуть кредиторам деньги, которые он занял, — согласился я. — А теперь, может быть, вы расскажете, что произошло?

— Что произошло? — произнесла она презрительно. — Разве вы не видите, сеньор? Что может произойти с бедной крестьянской девушкой, когда она попадает в большой город?

— Я вижу, вам придется рожать в чужом городе, где, без сомнения, у вас нет друзей. Кто отец ребенка?

— Это несчастье, сеньор, но мне очень повезло. Любая другая на моем месте страдала бы в одиночестве А мне повезло. Отец ребенка ведет себя как благородный джентльмен, у него есть чувство долга.

— Я вижу, вы очень добрая женщина.

— О! Других судить легко, сеньор! Но большинство мужчин на его месте повернулись бы ко мне спиной. Я знаю, что полностью могу на него рассчитывать до… До конца испытания.

— Ясно. А потом?

— Кто знает? Но он обещал сделать все при условии неразглашения его имени.

Про себя я должен был признать, что, если все так, как она говорит, этот тип, видимо, совсем не плохой человек. На его месте девятеро из десяти вскочили бы в первый отходящий поезд.

— А что мне сказать вашему отцу?

— Моему отцу? Разве вы его видели?

— Да. Он чувствует себя хорошо. Почему вы перестали ему писать?

Хуанита развела руками.

— Не знаю. Когда я сбежала от мисс Уайтон, то умирала от страха. Я была в таком состоянии, что мечтала о смерти. С ума сходила при мысли, что мои родители узнают о случившемся. И решила: если ничего не писать никому, то получится, будто меня вообще нет на свете. Никогда не думала, что со мною может приключиться такое. Думала, вдруг проснусь однажды, кошмар исчезнет, вернусь домой, и все пойдет, словно ничего и не было. В голову приходят сеньор, разные бредовые мысли от страха!

— А теперь? Теперь ведь вы смотрите на происшедшее по-другому, почему же не написать им?

Хуанита согласно кивнула

— Я была так занята своими собственными заботами, что не способна была думать о родных. Завтра обязательно им напишу!

Вдруг лицо ее озарилось.

— Он здесь?.. Нет! Не может быть и речи! Сейчас я не хочу видеть отца. Не надо, чтобы он знал про это. — И она показала на свой живот.

— Так что же мне ему сказать?

— Что угодно. Скажем, вам удалось встретиться с одной из моих подруг. А я куда-то уехала… Ну, не знаю, право… В Неваду, например, а я ему обязательно напишу!

Минуту я раздумывал.

— А почему, допустим, вы сказали своей подруге, будто напишете родным, в то время как сами так долго не давали о себе вестей?

Хуанита сморщила лоб, усиленно размышляя.

— Скажите, со мной был несчастный случай. Да, несчастный случай! Я каталась на лыжах в Солнечной долине, упала и сломала правую руку. Открытый

перелом.

— Что ж, годится.

Я встал и пошарил в кармане в поисках визитной карточки.

— Здесь вы найдете мой адрес и номер телефона. Я знаю, что мистер Икс заботится о вас, но, если вдруг я вам зачем-либо понадоблюсь, дайте мне знать. Обещаете?

Хуанита согласилась:

— Обещаю. Очень вам признательна, сеньор Престон! Все тут так добры ко мне!

Голос ее прервался, было ясно, что вот-вот польются слезы Я чувствовал себя крайне неловко. То, что произошло с этой девушкой, было делом весьма обычным, тривиальным. С той лишь разницей, что в большинстве случаев ответственное лицо смывается, не заплатив по счету. Я пожелал удачи Хуаните Моралес и расстался с ней. Спускаясь в лифте, обдумывал, что сказать Району Моралесу Радости мало было от предстоящего разговора Человек, проделавший пешком и на попутках четыреста километров, имеет право надеяться на нечто большее, чем на кучу лжи и выдумок. Единственным моим утешением была мысль о том, что правда причинила бы ему немалую боль.

В бар я решил не заходить. Нечего было мне сказать тем двум студентам. Но тут в голову пришла одна мысль, я остановился около стойки администратора.

— Добрый день, мистер! — машинально сказал мне служащий отеля.

— Да мы с вами уже виделись полчаса тому назад! — напомнил я ему. — Мы приходили навестить мисс Моралес. Вспоминаете?

Служащий внимательно посмотрел на меня, потом расплылся в улыбке:

— Ах да! Вспоминаю, мистер! Комната номер сто семь, не так ли?

— Конечно! Со мной было два молодых человека. — Не может быть!

— Точно!

И я описал внешность обоих студентов.

— Теперь вспоминаете?

— Конечно, помню! Очень даже хорошо помню!

Он был в восторге. «Хорошо еще, — подумал я, — что нет необходимости расспрашивать его о временах предысторических. К примеру, об утреннем завтраке, который он ел».

— А не можете ли вы, часом, сказать мне, кто были эти два молодых человека?

Администратор прямо-таки расцвел:

— Ну, разумеется, же! Я не знаю, правда, как их зовут, но последнее время они часто бывают в нашем отеле. Это друзья или скорее агенты мистера Хартли.

Он мне сделал просто-таки новогодний подарок.

— Мистер Хартли? Боюсь, не знаю такого, — заявил я, сделав удивленное лицо.

— Чувствуется, что вы не занимаетесь гостиничным бизнесом, мистер! Во всяком случае, в Монктон-Сити. Мистер Хартли занимается в нашем городе организацией всякого рода конгрессов. Промышленников, торговцев, политических деятелей, особенно республиканской партии.

— Понятно. А эти молодые люди, они что, работают у мистера Хартли?

— Да, насколько мне известно, дело обстоит именно так. Видите ли, в задачу мистера Хартли при проведении любого конгресса входит организация, так сказать, соответствующей обстановки, надлежащей атмосферы И все служащие у него такие приятные люди, такие славные, что просто трудно сказать, друзья ли они его или просто агенты.

— Он, видимо, потрясающий тип, этот мистер Хартли! — убежденно сказал я. — Счастливого Нового года! Он, конечно, ничего не понял: на дворе был июль.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать