Жанры: Научная Фантастика, Приключения: Прочее » Владимир Щербаков, Юрий Кириллов, Виктор Адаменко, Галина Татарикова, Чарлз Вильямс » Искатель. 1986. Выпуск №4 (страница 30)


Глава V

Я поймал такси и решил вернуться домой в Парксайд Тауэр. Это в центральной части города, квартирная плата здесь умопомрачительна. Отчасти потому, что тут всегда тишина и спокойствие. Но в этот вечер наш мирный пейзаж нарушила полицейская автомашина, которую я обнаружил в нескольких метрах от своего дома. Войдя к себе, увидел полицейского, развалившегося в моем лучшем кресле. У него были широкие плечи и грудь бочонком, кресло под ним казалось детской игрушкой.

— Решил вас тут подождать, Престон, — заявил он, увидев меня. — Надеюсь, не имеете ничего против, а?

— Вы же меня знаете, Рэндалл. Чего только не сделаешь для наших мужественных ребят в синей форме!

Это замечание отнюдь не отличалось точностью. В действительности же Джил Рэндалл, сержант уголовной полиции, всегда ходил только в штатском. Было бы преувеличением сказать, что его вид доставил мне удовольствие. Рэндалл — опасный человек. Если он занимался каким-либо делом, это означало, что сильно пахнет жареным. Мне бы не хотелось в том быть замешанным.

— Ну, что нового? — спросил я его.

Рэндалл слегка привстал и посмотрел на меня сверху вниз.

— Скучаю без вас, Престон! Полгода, наверное, уже как не виделись! Вот мне и пришла в голову мысль зайти мимоходом, поболтать немного. Догадываетесь, думаю, что я хочу сказать.

— Еще бы! Последний раз мы с вами так болтали часов шесть! У меня после этого полмесяца мозги всмятку были!

— Подумаешь! — сказал он, пожимая плечами. — Работа такая. Чтобы жить — надо трудиться. А сегодня по дружбе заскочил. Только так Маленький дружеский визит.

— Я весь внимание. Начнем нашу маленькую дружескую беседу.

Рэндалл смежил веки, потом рассмеялся.

— Прекрасно! Как вы поживаете? И откуда прибыли?

— Сейчас?

— Сейчас. Это меня очень интересует.

— А Рурке знает, чем вы интересуетесь?

— Мы старые друзья, лейтенант Рурке и я, — заметил Рэндалл любезным тоном. — Он знает, чем я интересуюсь. И я буду с вами откровенен, Престон. Его это тоже интересует. Так что отвечайте. Откуда вы прибыли? Где были?

— Подождите, дайте подумать. Сегодня утром я встал довольно рано…

Начал подробно описывать, что ел за завтраком, что пил, но Рэндалл меня перебил:

— Может быть, дело пойдет быстрей, если я буду задавать наводящие вопросы.

— Еще лучше, если вы объясните причину вашего присутствия в моем доме!

— А разве не догадываетесь? Неужели никогда не слышали а некоем Греге Хадсоне?

— Хадсоне?

Я сделал вид, будто пытаюсь вспомнить, доводилось ли мне когда-либо слышать о некоем Греге Хадсоне.

— Да, Хадсоне. Произношу по слогам: Хад-со-не.

— Что-то это имя мне напоминает. Но черт меня побери, если помню, что именно!

— Престон, старина, а вы деградируете! Если так будет продолжаться дальше, придется нам искать себе другую работу! Вы заявляете, будто не знаете Хадсона, а между тем виделись с ним сегодня после полудня!

— Правда?

— Около трех часов пополудни, Престон! Вахтер внизу вас прекрасно помнит! Кроме того, вы оставили у Хадсона свою визитку! Так-то!

— Послушайте, сержант, просветите меня! Какая важность, знаю я Хадсона или нет? И почему вы у него самого не спросите об этом, а?

Рэндалл выпрямился в кресле, лицо его приняло суровое выражение.

— Хадсон вряд ли сможет рассказать! Прежде всего потому, что кто-то воткнул ему промеж лопаток кухонный нож!

Что-то в этом роде я и ожидал услышать. Центральное полицейское управление Монктон-Сити не станет посылать Джила Рэндалла, чтобы просто поболтать о плохой и хорошей погоде.

— Понятно.

В качестве комментария это было, конечно, не очень блестяще, но ничего лучшего на ум не пришло Убийство Хадсона застало врасплох, удар оказался чересчур сильным. Я взялся найти исчезнувшую девушку. Самое что ни на есть классическое дело. Мне повезло, я разыскал эту девушку и за несколько часов покончил с расследованием. И вот вдруг Хадсон позволил кому-то себя пришить. Он не представлял для меня уже никакого интереса, а я рисковал утратой лицензии и тюремным заключением за содействие мексиканцам, тайком пробравшимся на территорию Соединенных Штатов. Одним словом, повезло, как утопленнику.

— А вас что-то это известие не очень удивило, — заметил Рэндалл.

— Не очень удивило? Нет, что вы! Я, конечно, удивлен. Но не больше, чем это необходимо. В конце концов речь идет о малознакомом для меня человеке. Повторяю, я его ранее не знал.

— Но вы были у него сегодня после полудня!

— Согласен. Я был у него сегодня после полудня. Вошел к нему и беседовал с ним минут пять А раньше никогда его не встречал. Ничем не могу вам быть полезным!

Рэндалл погрозил мне толстым, словно бейсбольная бита, пальцем.

— Скромность — это прекрасно, Престон, но вы ею злоупотребляете! Откуда вам знать, можете вы быгь мне полезным или нет? Отвечайте лучше на вопросы! О чем вы говорили с Хадсоном?

— Что вам даст, если я отвечу: это была обычная болтовня! Мне пришлось его посетить, дабы попытаться узнать некоторые подробности по делу, которым я занимаюсь. Это дело не имеет никакого отношения к кухонному ножу или убийству!

Рэндалл покачал головой.

— Да, это мне явно ничего не даст!

— Прекрасно! Я отправился к Хадсону по делу совершенно ординарному. Совершенно ординарному, но конфиденциальному. И закон не обязывает меня разглашать

существо моего расследования или имя клиента, поручившего это расследование, без его предварительного согласия.

— Не ваша забота просвещать меня, что предписывает закон, — проворчал Рэндалл. — Закон — это моя забота! Но есть и другая статья закона, которую вы, наверное, знаете. Статья об учинении препон полиции при проведении расследования и отказе от дачи свидетельских показаний.

— Вы не совсем точны в формулировке, сержант! Эта статья подчеркивает: если свидетельские показания могут быть полезными при проведении расследования!

Когда ему противоречат, Рэндалл никогда не злится. Наоборот, он демонстрирует олимпийское спокойствие. И это отнюдь не добрый признак для собеседника. Для меня в данном случае.

— Направляясь к вам, Престон, я не думал, что встречу с вашей стороны непонимание. Теперь вижу, что ошибался. Вы доставите мне несказанное удовольствие, если позвоните вашему конфиденциальному клиенту и испросите у него разрешения сообщить мне, как его зовут. В противном случае придется поставить вопрос, можете ли вы и дальше пользоваться доверием полиции. Я говорю серьезно, Престон!

В душе у меня все кипело от ярости. Я проклинал судьбу, что ниспослала мне такого клиента, как Рамон Эстебан Моралес, именно в тот день, когда этот юбочник Хадсон позволил кому-то себя прикончить. Передо мной вставала альтернатива, которая вряд ли стоила пару ломаных грошей. Или я должен похерить усилия многих лет, которые потребовались для установления добрых отношений и духа сотрудничества с местной полицией, или направиться прямиком за решетку. Право, я основательно влип. Пока ломал себе голову, как выкрутиться из беды, зазвонил телефон. Рэндалл повернулся мощным телом так, чтобы созерцать меня при разговоре.

— Престон у телефона!

Я услышал вздох, затем мягкий женский голос:

— Так что же, милый, мне казалось, вы должны были мне позвонить?

Говорила Дикси Уайтон; не знаю, что она хлестала сегодня утром, но на памяти ее это отнюдь не сказалось.

— Скажи, пожалуйста! Миссис Уайтон! Добрый вечер!

Я бросил быстрый взгляд на Рэндалла, чтобы проверить, засек ли он ее имя. Но с тех пор, как мы свели знакомство, убедился, что прочитать что-либо на физиономии сержанта было делом безнадежным. Я повернулся к нему спиной, нарочито понизил голос и постарался сыграть роль человека, который не очень удобно себя чувствует. Но вместе с тем сделал так, чтобы визитер из уголовки не пропустил ни слова.

— С чего это вдруг вы меня стали величать миссис Уайтон, а? — удивилась Дикси. — Или у вас с памятью нелады, или перебор с женскими телефонами в записной книжке? Ну как, нашли эту соплячку, о которой уши мне прожужжали сегодня утром?

— Прошу извинить, миссис Уайтон. Я собирался позвонить вам попозже. В данный момент боюсь, что не в состоянии обсуждать наше дело. У меня посетители. Офицер полиции.

— Ого! — сказала она и лениво засмеялась. — Улавливаю. И вы ломаете перед ним комедию. Что происходит, Престон? Какая-нибудь бедняжка нажаловалась на вас, что вы ей не звоните?

— Нет, — поспешил ответить ей. — Уверяю вас, к вашему делу это не имеет никакого отношения! Могу ли я позвонить вам попозже? Вы у себя?

— В такое-то время? С ума спятил! Я в клубе. Подождите минутку, скажу номер телефона. Ноль — ноль пять — двести девяносто один. Записали?

— Записал, миссис Уайтон! Как только смогу, тут же позвоню!

— Очень на это рассчитываю!

Она повесила трубку. Я удержался от желания потанцевать от радости и повернулся к Рэндаллу. Он смотрел на меня весьма нелюбезно.

— Миссис Уайтон? Она ваша клиентка?

— Не стану этого утверждать, Рэндалл, — ответил я осторожно.

— А я не глухой! — проворчал полицейский. — Это какая, старуха или одна из невесток?

Я сделал таинственный вид и ничего не ответил. Рэндалл, словно слон, поднялся с кресла. Обиженный слон.

— Вы меня разочаровываете, Престон! Я так рассчитывал на ваше содействие!

— Сожалею, Рэндалл! У меня руки связаны.

— А у меня нет. Да, я понимаю, вы можете укрыться на какое-то время за спиной семейства Уайтонов. Я не такой дурак, чтобы нарываться тут на неприятности. Но найду повод с вами поквитаться, запомните это хорошенько! Мы еще встретимся!

Больше сод не сказал ни слова. Не могу похвастать, что пользуюсь большой популярностью среди полицейских, но мне явно не улыбалось иметь Рэндалла в числе врагов. К тому же, по-ложа руку на сердце, надо было признать, что он прав. Но прежде всего следовало заняться Дикси Уайтон. Надо полагать, она звонила отнюдь не затем, чтобы справиться, как идут мои дела. К тому же, думал я, эта женщина из тех, что могут быть причиной всякого рода неприятностей. Но так же ясно было, что ей необходимо позвонить. И что любым способом надо сохранять контакт с ней, дабы парни из уголовки оставались пребывать в уверенности, что она моя клиентка. Я набрал номер, который она мне дала. Это был телефон клуба. Когда на другом конце провода сняли трубку, послышался обычный для такого рода заведений шумовой фон.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать