Жанры: Научная Фантастика, Приключения: Прочее » Владимир Щербаков, Юрий Кириллов, Виктор Адаменко, Галина Татарикова, Чарлз Вильямс » Искатель. 1986. Выпуск №4 (страница 35)


Глава VIII

На следующее утро я с трудом проснулся около восьми часов. Проглотил чашку обжигающего кофе, съел бутерброд и умчался. Боб Клайн уже открывал свою лавочку, когда я появился у него.

— Где он, Боб?

Боб пальцем показал мне в глубь лавочки.

— Там он. А вы часом не за ним приехали?

— А в чем дело, Боб? Он что, мешает тебе?

— Нет, — ответил Боб, пожимая плечами. — Но когда привыкаешь жить один… Причем годами… Я думаю, даже святой

Петр стал бы действовать на нервы, доведись разделить с ним жилье.

— Я тебя понимаю. Очень благодарен, что ты его приютил. В принципе сегодня вечером он должен уехать.

Боб кивнул в знак согласия и стал открывать витрину. Я зашел в лавочку и в задней комнате обнаружил старика Моралеса, он курил дешевую сигарету. При виде меня просто расцвел.

— А, сеньор Престон! Вы нашли мою девочку? Вы меня к ней отвезете? — И он поднялся на ноги, дрожа от возбуждения.

— Да как вам сказать… И да и нет. — Что вы сказали, сеньор?

Мексиканец явно ничего не понимал. Глядя на этого старого человека с доверчивым взглядом, я испытывал жгучий стыд от того, что должен был сделать. Но иного выхода не было. Выложил ему придуманную историю о Хуаните и ее подружке. И по мере того как громоздил ложь на ложь, становился все уверенней. Должен же я был как-то обслужить этого Моралеса за его деньги, благо он доверчиво внимал всем моим россказням! В детали я вдаваться не стал. Моралес заглотнул все: и приманку и крючок. Впрочем, моя версия была вполне убедительной. Правда, некоторое несоответствие в ней было, и я ждал с его стороны недоуменных вопросов.

— Грациа, сеньор Престон! — сказал мексиканец. — Очень интересно вы все рассказали. Теперь мне остается одно — поблагодарить подругу Хуаниты, и можно будет возвращаться домой!

— Хм, боюсь, это невозможно, мистер Моралес, — ответил я неуверенным тоном, дабы побудить его продолжать беседу.

— Почему же нет, сеньор?

— Это довольно трудно объяснить, но тем не менее постараюсь. Видите ли, ее подружка, та, о которой я говорил, она захотела знать, почему вдруг такой интерес к Хуаните. Она боялась, что, отвечая на мои вопросы, может причинить неприятности Хуаните. И дала понять, что в таком случае ничего мне не скажет, ни одного слова!

Мексиканец с восторженным видом причмокнул.

— Вот что значит настоящая подруга! Я очень рад, что у моей Хуаниты такая замечательная подруга! Но почему эго должно помешать мне пойти поблагодарить ее?

Я придал лицу таинственное выражение.

— Когда я ей сказал, что действую по поручению отца Хуаниты, ее это приободрило и она мне все рассказала. Но когда стал ей говорить о вас и объяснил, что самостоятельно вы не в состоянии заниматься розысками дочери, потому что прибыли в Соединенные Штаты тайно, без документов, девушка испугалась. Вы понимаете, у этой девушки, у подруги Хуаниты, у нее тоже есть отец. И он занимает высокое положение в обществе, очень высокое! Если когда-либо вдруг обнаружится, что его дочь дружит с девушкой, которая проживает в Америке незаконно, он рискует все потерять. Я очень, очень огорчен, мистер Моралес, но не может быть и речи о вашей встрече с этой девушкой!

Старик в знак одобрения кивнул головой.

— Да, это настоящая дама! Сначала она покровительствует моей Хуаните, а потом заботится о своем отце!

— Я очень надеялся, что вы все правильно поймете! — с жаром сказал я ему…

Затем было принято решение, что он покинет Монктон сегодня же вечером, как только стемнеет. Я предупредил, что один из моих друзей довезет его в машине до границы, причем в такое место, где не будет риска нарваться на патруль. А дальше уж его дело. Старик не знал, как отблагодарить меня за все благодеяния. Короче, все прошло как нельзя лучше, мы долго жали друг другу руки, потом я уехал.

И отправился прямиком к себе в контору. Меня встретила Флоренс Дигби, свежая и сияющая, как обычно, в ослепительно белой кофточке.

— Здравствуйте, мистер Престон! — сказала она предельно церемонно — Никак не ожидала увидеть вас так рано! Надо полагать, внешность дамы не соответствует ее голосу.

— Какой дамы? Какому голосу? — удивился я, тряся головой. — Объясните мне, мисс Дигби

— А разве вам никто не звонил?

— Нет! Что, наконец, происходит?

— Немногим более получаса тому назад, — только что пришла, — звонила какая-то дама и попросила вас к телефону. Сказала, что дело очень серьезное, и я ей дала ваш домашний телефон. Она сказала, что немедленно позвонит.

Судя по всему, Флоренс сомневалась в моей искренности.

— Я, наверно, уже ушел, — объяснил секретарше. — Побуду здесь немного, может быть, она перезвонит. Думаю, бесполезно спрашивать у вас, оставила ли она свои координаты?

— Так оно и есть. Она ничего больше не сказала.

Я позвонил Сюрпризу-Чарли. Немного покапризничав, он в конце концов согласился отвезти сегодня же вечером старика Моралеса на границу. Едва успел повесить трубку, как раздался телефонный звонок.

— Это она, — сказала Флоренс.

— Прекрасно! Соедините меня с ней.

Подождал несколько секунд, потом услышал женский голос:

— Это Марк Престон?

Таким голосом женщины определенного типа говорят, когда обращаются к мужчинам. Голос нежный, теплый, многообещающий.

— Кто у телефона?

— Мистер Престон, мне надо немедленно с вами поговорить, у меня крайне мало времени. Где мы можем увидеться?

— Подходит ли вам как место встречи моя контора?

— Если увидят вдруг, что я посещаю вас, это может быть неправильно

истолковано.

— Или слишком правильно истолковано? — предположил я.

— Понимайте как хотите!

Голос мне кого-то напоминал. С этой женщиной я уже беседовал.

— Знаком ли вам особняк Бахья?

— В Вест Шоре? Да.

— Квартира двадцать четыре. Я буду там через полчаса. Это очень важно.

Несмотря на томный голос, который стал у женщины, видимо, привычкой, чувствовалось, что она очень взволнована.

— Один вопрос, мисс незнакомка! Можете ли вы представлять для меня хоть какой-нибудь интерес, пусть самый малый?

Несколько мгновений она помолчала, затем заявила:

— Хорошо. Раз вас это так интересует, могу кое-что рассказать по делу Грега Хадсона.

— Значит, через полчаса, — сказал я и повесил трубку.

Вест Шор представляет собой нечто вроде оазиса рядом с городским пляжем. Это роскошный квартал, где проживают богачи. Здесь находятся первоклассный отель, прекрасный охотничий ресторан, около двадцати роскошных вилл и Бахья, особняк с дорогими квартирами, сдающимися внаем. Женщина, что звонила мне по телефону, должна быть очень богатой или иметь такого рода покровителей. Я склонялся ко второму варианту.

Бахья сооружен у подножия скалы и отделен от дороги двумя рядами пальм. От него несет роскошью за двадцать миль. Квартира 24 помещалась на первом этаже справа. Я вылез из автомашины и внимательно осмотрелся. Проникнуть в квартиру можно было лишь через окно или дверь здания, выкрашенную в ярко-желтый цвет. Перед входом стояло немало автомобилей, невозможно, конечно, определить, какой из них принадлежит владельцу квартиры 24. Нажав на кнопку звонка, я с удовлетворением подумал, что мой пистолет 38-го калибра в кобуре под мышкой может оказаться нелишним. Дверь открылась почти сразу же.

— Входите!

На пороге стояла одна из секретарш, которую я видел вчера в конторе Хартли. Блондинка. На ней было одето светло-зеленое платье, сна выглядела еще более красивой. Я вытащил пистолет и, держа его в руке, стал внимательно осматривать все закоулки прихожей.

— Что это вы вдруг? — удивилась блондинка.

Не говоря ни слова, я продолжал тщательно проверять платяные шкафы, ванную, туалет, дабы убедиться, что меня не подстерегает никакая неожиданность. Затем вернулся к двери и закрыл ее на засов.

— Удовлетворены? — иронически поинтересовалась блондинка.

Я пожал плечами.

— Дорогуша, если бы вы знали, сколько парней позволили проломить себе череп, утратив осторожность из-за такой красотки, как вы!

— Охотно верю! — ответила девушка. — Я совершенно на вас не сержусь за такого рода подозрительность.

Я спрятал пистолет в кобуру.

— Вы здесь живете?

— Нет. Квартира принадлежит… одному другу. Он здесь бывает нечасто, а посему могу располагать этой квартирой.

Девушка уселась в кресло и одернула платье, пряча колени. Ноги у нее были длинные, как у танцовщицы. Я, в свою очередь, тоже присел и протянул девушке сигареты, затем дал прикурить. И перешел в атаку.

— Прекрасно! А теперь, может, вы скажете, как вас зовут?

— Разумеется. Сильвия Лефай. Это, конечно, не мое настоящее имя, псевдоним, но я им пользуюсь уже очень давно… В Монктон-Сити под другим именем меня никто не знает.

— Догадываюсь. А теперь, Сильвия, поделитесь со мною своими трудностями.

Сильвия смотрела на меня в упор, словно спрашивала себя, что я за человек. Она не первая из тех, кто изучал меня подобным образом, как бы пытаясь определить, до какой степени можно мне доверять. Сильвия не была исключением из правила.

— Вы меня помните? — спросила она.

— Шутите? Разве вам попадался мужчина, способный через сутки забыть о встрече с вами?

Девушка усмехнулась, облачко дыма вылетело из ярко-красных губ.

— Я навела о вас справки. Мне сказали, что вы порядочный человек.

— Кто же вам это сказал?

— Не имеет значения. Думаю, вам можно довериться. Но вот в чем загвоздка: не знаю, что можно вам сказать, а о чем надо умолчать.

— Вы что, боитесь иметь неприятности с полицией?

— Точно. Да еще какие неприятности!

Вид у нее стал по-настоящему озабоченный.

— Что поделаешь! Никуда теперь не денешься. Вы же намеревались кое-что мне сообщить. Например, в отношении Грега Хадсона.

Девушка помрачнела.

— А вы его хорошо знаете, этого Грега?

— Я? Да не сказал бы. И думаю, ничего от этого не потерял!

Сильвия усмехнулась. Но усмешка получилась преисполненной горечи и цинизма, больно было на нее смотреть.

— Вы много потеряли. Это был самый великолепный негодяй на всем Тихоокеанском побережье Америки.

— Вы имеете в виду свой личный опыт?

— Ну разумеется! — ответила Сильвия, словно мой вопрос ее не удивил. — Именно поэтому мы с вами и встретились.

— Видите ли, напрашивается такое неприятное предположение, — признался я. — Если вдруг вы намерены сообщить, что именно вами убит этот Грег, то буду вынужден обратиться в полицию.

Девушка отрицательно помотала головой.

— Да ничего подобного! Видите ли, дело в том, что я несколько месяцев с ним жила, с этим Грегом. А теперь безумно страшно. Ибо слишком много знаю о нем и всех его гнусных проделках.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать