Жанры: Научная Фантастика, Приключения: Прочее » Владимир Щербаков, Юрий Кириллов, Виктор Адаменко, Галина Татарикова, Чарлз Вильямс » Искатель. 1986. Выпуск №4 (страница 37)


Глава IX

В центральном управлении полиции дежурный полицейский осмотрел меня с ног до головы так внимательно, словно искал повод арестовать. Судя по всему, я ему очень не понравился.

— Рэндалл у себя? — спросил я его.

— Сержант-детектив Рэндалл отбыл на задание. Что вам от него надо?

Это был новичок, я его ранее никогда не видел.

— Секретные агенты имеют дело только с теми, кто их завербовал. Мой босс — Рэндалл.

На лице полицейского изобразилась высшая степень презрения.

— Проваливай отсюда. Его здесь нет!

Я притворился озадаченным.

— Дело-то срочное! Может быть, можно поговорить с Рурке?

— Лейтенант Рурке? Из уголовной полиции? Старина, да его тошнит от таких типов, как ты!

— Наверное, у него с желудком не все в порядке. Сообщите обо мне. Скажите, Престон пришел.

Полицейский снял трубку и нажал на кнопку переговорного устройства.

— Лейтенант Рурке? Говорит дежурный. Тут один из наводчиков Рэндалла. Заявляет, что хочет с вами говорить. Престон его зовут. О! Понятно… Хорошо, лейтенант!

Уши у дежурного стали багрово-красными.

— Шутник, оказывается! Можете подняться. Кстати, шутник, — он слегка наклонился вперед, — мы с вами еще встретимся!

Я беззаботно улыбнулся и стал подниматься по лестнице. Сидя за столом, заваленным бумагами, Джон Рурке испепелял меня взглядом.

— Прежде чем ты откроешь рот, Престон, выслушай меня. В этом городе у полиции есть другие дела, кроме как с тобой шутки шутить! Если ты еще хоть раз посмеешь делать посмешище из дежурного полицейского, я тебе ноги переломаю!

— А он мне сказал, будто ты желудком маешься, Джон! — ответил я. — Право, не стоит нам из-за этого ссориться!

— Запрещаю тебе называть меня Джоном! Для тебя я только лейтенант Рурке, постарайся этого не забывать!

Да, лейтенант Рурке находился, судя по всему, в очень дурном настроении. Я прошел и сел на расшатанный стул, стоящий между двух столов.

— Ты меня разочаровываешь, Престон!

Рурке сунул в рот маленькую черную сигарету, он обожает такие, закурил ее и выпустил мне в лицо вонючую струю дыма.

— У нас с тобой случались некоторые небольшие недоразумения, но вот впервые за все время нашего знакомства ты решил прятаться бабе под юбку!

— Боюсь, что не понимаю тебя, Джон, — не спеша ответил я.

Когда слушаешь Рурке, никогда нельзя знать, чего именно он добивается. Если лейтенант что-нибудь утверждает, это может оказаться и вопросом, который он задает, и лишь большой хитрец в состоянии догадаться, какой смысл этому вопросу придается. Всякого рода вопросы Рурке задает уже тридцать пять лет, он провел тысячи допросов, и в процедуре этой большой дока.

— Прекрасно ты все понимаешь! Ты воспользовался миссис Уайтон, чтобы помешать Джилу Рэндаллу отравить тебе существование!

— Ты все не так истолковываешь. Рэндалл подслушал частный разговор и сделал из него собственные выводы.

— Рэндалл — отец семейства. Он не может позволить себе похерить двадцать лет беспорочной службы, задев самое могущественное семейство в городе.

Знаком я выразил свое согласие.

— Все так, ты прав. Но я пришел сюда не затем, чтобы препираться с друзьями. Хочу сообщить тебе некоторые сведения.

— Сообщить сведения? — удивился Рурке, подозрительно глядя на меня. — Что ты еще придумал?

— Ничего. Я добропорядочный гражданин, желающий помочь полиции. Мне стало известно, что у Хадсона была любовница, девушка, которой Хадсон устроил веселую жизнь. Возможно, это именно тот потенциальный подозреваемый, которого вы ищете!

— Вот как! Ее имя? — заинтересовался Рурке, хватаясь за карандаш.

— Сильвия Лефай. Она жила с…

Я замолчал, увидев, что лейтенант скорчил недовольную гримасу и отложил в сторону карандаш.

— Надо было сразу догадаться, что твои сведения давно протухли! Нам уже все известно о мисс Лефай. Рэндалл как раз за ней и отправился!

— А куда?

— В контору, где она работает. Он ее сейчас доставит, и мы с ней немного побеседуем!

— Вот оно что! Жалость какая. Я опоздал на каких-нибудь полчаса!

Рурке усмехнулся.

— Важно доброе намерение!

Затем, взяв со стола несколько листков бумаги, громким голосом стал читать:

— Сильвия Лефай, двадцать пять лет. Натуральная блондинка, рост метр шестьдесят пять, вес приблизительно пятьдесят четыре килограмма. В настоящее время служит секретаршей в приемной туристского агентства. Улавливаешь?

Он постучал по записям толстым пальцем. Я собирался высказать свое мнение, как вдруг зазвонил телефон.

— Уголовная полиция, лейтенант Рурке у телефона! — сказал он быстро. — О, Джил!.. Да, я… Что? А что ты предпринял? Хорошо. Посмотрим. Я выезжаю… Да.

Рурке с силой бросил трубку и начал браниться как ломовой извозчик.

— Слишком поздно. Эта Сильвия скрылась. И оставила нам на память подарок. Того типа, у которого она служила, директора туристского агентства Монктон-Сити. Он по-прежнему у себя в конторе. Лежит на полу, растянувшись во весь рост. И угадай, что торчит у него из спины?

— Кухонный нож, — пробормотал я.

— Точно!

Рурке схватил трубку внутреннего телефона и быстро отдал ряд приказаний, велев фотографам и технической группе срочно отправиться в туристское агентство. Затем встал и взял шляпу. Я тоже встал и спросил.

— Скажи, лейтенант, можно и мне туда? Эта история меня очень интересует!

Рурке бросил на меня испепеляющий взгляд.

— Попробуй помешай тебе! Да ты же изгадишь мне карьеру с этой твоей Уайтон, того гляди останусь без пенсии! Но даю тебе

добрый совет: не пытайся прыгнуть выше головы. Это дело касается только полиции!

Перескакивая через ступеньки, Рурке сбежал по лестнице и вскочил в полицейскую машину. Я сел в свою машину, развернулся и поехал следом.

Входя в здание, где размещалось туристское агентство, я молил бога, чтобы не встретился лифтер, с которым мы так мило пообщались накануне. Коридор на шестом этаже был переполнен любопытствующей публикой, загораживавшей проход… Какой-то полицейский тщетно старался заставить людей разойтись. Рурке нахмурил брови, затем обратился к пожилому господину, который выглядел весьма важно в своем дорогом костюме.

— Мистер, не могу ли я знать, кто вы будете?

Господин несколько удивленно подергал себя за галстук и прокашлялся. Затем ответил:

— Ну, разумеется! Я Спенсер Варрен, директор фирмы «Коммерческое общество Варрена»!

Рурке широко улыбнулся.

— То-то мне кажется, что я вас уже видел! Я лишь простой полицейский офицер, но знаком с деловой элитой нашего города!

Варрен расплылся от удовольствия, крайне польщенный словами Рурке.

— Большая удача, что вы здесь, мистер Варрен! Я рассчитываю с вашей помощью убедить всех тут присутствующих вернуться па свои рабочие места.

Какой-то пятидесятилетний плотный господин тоже решит сказать свое слово.

— Позвольте представиться! Меня зовут Проктор! Я руковожу фирмой «Проктор и сыновья». Через две минуты все мои служащие разойдутся!

И он злобно посмотрел на Варрена, дабы показать тому, что никто из Прокторов не намерен ждать указаний какого-то там Варрена. Скоро в коридоре не осталось никого, кроме полицейского.

— Ловко сработано, лейтенант, снимаю шляпу!

Рурке лишь презрительно засопел.

— Подумаешь, какое дело! Ты бы, как я, шестнадцать лет потоптал асфальт, тоже узнал бы кучу всяких трюков!

У дверей дирекции на посту стоял еще полицейский. Он поприветствовал Рурке и с удивлением посмотрел на меня.

Без Сильвии ее письменный стол показался мне убогим. Другая секретарша, та, у которой были блестящие черные волосы, полулежала в кресле, возможно, в обмороке. Какой-то лысый господин хлопотал около нее.

— Лейтенант Рурке, уголовная полиция!

— А, наконец-то! — не оборачиваясь, сказал лысый. — Я доктор Карел. Эта девушка без сознания.

— Сюда, лейтенант!

На пороге директорского кабинета появился Джил Рэндалл, он сделал знак своему шефу. Затем увидел меня, но не проявил особого удивления. Рурке направился в кабинет Хартли, я последовал за ним. Мирон С. Хартли лежал спиной вверх на пушистом ковре, руки были вытянуты вперед, словно он хотел схватить что-то Примерно в метре от протянутых рук на столе стоял телефонный аппарат. На мой взгляд, он намеревался подтянуть к себе телефон, схватиться за шнур. Много бы я дал, чтобы узнать, какой номер собирался набрать умирающий. На нем был все тот же костюм из белого полотна, что и накануне. Только на спине словно расцвел красный цветок, в том месте, где торчал большой кухонный нож. Кровь не текла уже, но мерзкое большое красное пятно между лопатками напоминало мишень, в центре — ручка ножа. Лица покойного не было видно, поэтому я подошел поближе и тотчас пожалел об этом. Широко открытые глаза выражали неописуемый ужас, гримаса агонии скривила рот; лицо покойного напоминало театральную трагедийную маску.

Рурке внимательно осмотрел кабинет, от его взгляда ничто не ускользнуло.

— Когда это произошло? — спросил он.

— Утром, судя по всему, — ответил Рэндалл. — Между полвосьмого и одиннадцатью.

— Почему ты так решил?

— Уборщица ушла из конторы чуть позже семи часов, а до половины восьмого в коридоре работал электрик. А в одиннадцать пришла мисс Шульц и обнаружила труп.

— Шульц? Кто это? — спросил Рурке, сдвинув брови.

— Секретарша, та, что в кресле, — ответил Рэндалл. — Она здесь работает и обычно приходит к одиннадцати.

— Хотел бы я так работать, как она! — пробурчал Рурке.

«Только ты не так красив, как мисс Шульц!» — подумал я про себя. Но предпочел не произносить это вслух. Было не время шутить.

— Хорошо, Джил, — решил Рурке, усаживаясь в кожаное кресло за столом, и достал свою противную черную сигарету. — Выкладывай дальше.

— Я отправился за мисс Лефай, — начал Рэндалл, — но не застал ее. Смылась. Объявил всеобщий розыск в этой связи. Мирону Сирил Хартли был сорок один год. Он руководил этим агентством со дня его основания, то есть два года. Не женат, имел, судя по всему, кучу денег. Активист республиканской партии. В конце пляжа у него собственный дом, владел совсем новой автомашиной. Секретарши у него долго не держались, не знаю почему. Шульц здесь работает полгода, Лефай почти пять месяцев.

— Хорошо. А чем торгуют в этой лавочке? Круизы в Гонолулу и всякое такое прочее?

— Да, вроде этого. Коллективные экскурсии. Но, на мой взгляд, главным бизнесом была организация всякого рода конгрессов. Я тут просмотрел кое-какие досье. Хартли обладал монополией на организацию всевозможных конгрессов в городе. Насколько я могу судить, если кто намеревался провести конференцию, устроить банкет, организовать съезд, то следовало обратиться к Хартли, он все устраивал.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать