Жанры: Иронический Детектив, Боевики » Фредерик Дар » Безымянные пули (страница 20)


Едва я успел взять его, как появляются мои уголовнички.

Я знаю, что действовать надо быстро. Удача сопутствует тем, кто спускает курок первым.

Стреляю в того, кто ближе, то есть в Рюти.

Он получает пулю в живот, складывается пополам и орет так, как до него не орало ни одно человеческое существо. Вердюрье все понял в одну секунду. Он так быстро отскакивает назад, что маслина, предназначенная ему, только откалывает кусок штукатурки размером с черепаху.

Мне надо снять с себя последние веревки, и поскорее, а то сейчас станет жарко...

Крупные беды исправляются сильными средствами. Приставляю дуло к веревке и нажимаю на спусковой крючок. Пуля разрезает ее и делает зарубку на плитке.

Я могу двигаться свободно.

Это еще не спасение, но все же лучше, чем ничего.

Сейчас начнется большой шухер.

Я не слышу ни единого звука. Никаких признаков присутствия Вердюрье. Одно из двух: либо он воспользовался замешательством и пошел прогуляться, либо сбегал в свой кабинет за оружием и теперь притаился за консолью и ждет, пока я появлюсь, чтобы отправить меня на два метра под землю.

Насколько я успел узнать этого малого, более вероятна вторая гипотеза...

Вынимаю из рукоятки магазин. В нем осталось всего два патрона.

Обыскиваю труп Рюти. Не знаю, может, войдя в квартиру, он оставил свой шпалер на вешалке, но при нем только складной нож.

Никогда не любил такие зубочистки, но эту все-таки беру, потому что, как говорит один мой друг, при нынешней конъюнктуре привередничать не стоит.

Теперь я должен просветить вас насчет топографии квартиры, чтобы вы могли просечь, что произойдет дальше.

Ванная, куда меня притащили эти придурки, находится в глубине короткого коридора, ведущего в широкую прихожую. Если Вердюрье еще в квартире, у меня есть все основания опасаться. Он знает, что я застрял в этом тупике, а мне его местонахождение неизвестно. Так что ему остается только дождаться, пока я выйду в прихожую, и пристрелить меня.

Ко всему прочему у меня осталось только два патрона, а в его распоряжении наверняка целый арсенал.

Добравшись до угла, я останавливаюсь. Все тихо, ни малейшего шума...

Что делать?

Жду так две минуты, затаив дыхание, потом, поскольку я не из тех, кто будет ждать, пока у него между пальцев вырастут грибы, осторожно снимаю шляпу и слегка выдвигаю ее вперед, чтобы она была видна из прихожей.

Никакого движения. Если Вердюрье здесь, у него просто железные нервы!

Я бы высунул и голову, чтобы посмотреть, как дела, но боюсь, что, сделав это, получу в башку маслину. Тут мне в голову приходит одна идея... Я, пятясь, возвращаюсь к ванной, поднимаю тело Рюти, прижимаю его к себе и несу перед собой, просунув руки ему под мышки.

Запыхавшись от груза этого импровизированного щита, выхожу на открытое пространство.

Сухо и коротко щелкают два выстрела.

Первая пуля входит в грудь Рюти, оцарапав мне тыльную сторону руки, вторая пролетает над нашими головами.

Теперь я понял. Вердюрье слева. С его стороны это не очень умно, потому что входная дверь справа. Очевидно, он выбрал этот уголок прихожей потому, что там, насколько я помню, стоит шкаф, за которым можно спрятаться.

Значит, я могу отрезать ему путь к отступлению...

Напротив узкого коридорчика находится дверь, застекленная в мелкие квадратики, ведущая в столовую, а на одной линии с нею окно, выходящее на улицу... На ту самую улицу, где стоит Равье, закрыва физию номером «Франс суар» и притворяясь, что читает его.

Должно быть, он не слышал выстрелов. Кажется, их никто не слышал... Оно и понятно: стрельба шла в глубине квартиры, что приглушило звуки. Кроме того, линия метро, выходящая после станции «Пасси» на поверхность, находится меньше чем в двадцати метрах, и шум поездов перекрывает все остальные звуки.

Наконец, на углу улицы и набережной есть светофор, и треск машин, останавливающихся перед ним или трогающихся с места, почти не прекращается.

Я тщательно целюсь в окно через квадратики стекла, стараясь, чтобы моя пуля не остановилась или не отклонилась из-за деревянной рамки.

Стреляю. Попал! Звон, как будто две взбесившиеся собаки затеяли драку в посудной лавке.

Грохот выстрела и разбитого стекла вызывает у меня восторг.

– Слыхали, Вердюрье? – кричу я. – Я выиграл! Через четыре минуты мои коллеги будут здесь и так разрисуют ваш портрет, что и

описать невозможно.

Он ворчит что-то неразборчивое, но подозреваю, что для меня это не слишком лестно.

И тут начинает сильно вибрировать мое шестое чувство. Я ощущаю, что сейчас произойдет нечто неожиданное.

И оно происходит.

Все началось с передвижения Вердюрье в мою сторону. Потом нечто пролетело над моей головой. Маленький предмет падает в метре от меня. Я смотрю на него, и мои волосы поднимаются вверх, как будто их притягивает магнит.

Маленький предмет оказывается гранатой. Рассказываю я это медленно, но соображаю моментально.

Если задержаться здесь на две секунды, граната взорвется и мясо Сан-Антонио придется собирать по кусочкам размером с икринку... А если я очищу коридор, милейший

Вердюрье смоется.

Когда граната взрывается у вас под задницей, от нее не уйти... А вот от пистолетной пули – очень даже возможно. Вылетаю из коридора, как заяц, за которым гонится собака.

Полный вперед! Как и следовало ожидать, Вердюрье пускает в дело свою пушку.

Но есть одна вещь, которую он не предусмотрел, – всего не предусмотришь – его граната взрывается и осколками разлетается повсюду в облаке черного дыма. Взрыв лишает его стрельбу всякой эффективности... А я уже в столовой.

В ней две двери – по одной в каждом конце... Бегу ко второй и захожу в тыл Вердюрье.

Такой расторопности он от меня не ожидал.

Он поднимает свой пистолет, но я оказываюсь быстрее, и моя последняя пуля разбивает ему левую сторону верхней челюсти.

Дрыгнув ногами, он падает.

Я наклоняюсь и во избежание неприятных случайностей вырываю у него из руки пушку.

– Доигрался, придурок? – говорю я ему. – Теперь полежишь в больнице и доставишь много работы пластическому хирургу...

Половина его лица осталась нетронутой, зато вторая превратилась в кровавое месиво.

– Говори. Мое предложение остается в силе. Что за история с Сен-Лазаром?

Он не может ни шевельнуть губами, ни открыть рот. Пытается заговорить, но звуки, вырывающиеся из кровавой дыры, ставшей для него ртом, едва слышны.

– В шесть... – в конце концов разбираю я. – Убить... Орсей...

– Что?!

Я так подскочил, что чуть не стукнулся своей многострадальной головой о потолок.

– Что ты говоришь?

Он уже ничего не говорит... Лежит без сознания, и я даже не знаю, переживет ли он перевозку в больницу.

В эту секунду в дверь энергично звонят.

Догадываюсь, кто это. Действительно, передо мной стоит Равье с пушкой в руке.

– А, это вы... – произносит он.

– Кажется, да. Если вдруг мы оба ошиблись, скоро все разъяснится.

– Очень смешно, – мрачно отвечает он. – Это вы стреляли в окно?

– Да...

– Вам что-то нужно?

У Равье очень бесхитростные вопросы.

– Да, – отвечаю я, – узнать время.

Он, как ни в чем не бывало, смотрит на часы.

– Пять часов и...

– Ладно. В шесть я должен быть на Сен-Лазаре, а еще лучше пораньше...

– Вы не можете выйти на улицу в таком виде!

– Это почему?

– Потому что все подумают, что вы только что с бойни...

Я совсем забыл про то, что залит кровью, своей и чужой.

Возвращаюсь в ванную.

За несколько минут мне удается привести свою одежду в относительный порядок. Со шмотками все более или менее улажено: тип с пятнами на одежде не привлекает особого внимания, тем более в Париже. Но моя ссадина на голове не может остаться незамеченной.

Перед тем как нестись на Сен-Лазар, успею заскочить к аптекарю.

Если дела пойдут так и дальше, не знаю, что от меня останется к концу дня... И останется ли вообще что-нибудь...

Равье, морщась, осматривает три трупа.

– Где бы вы ни появились, оставляете за собой следы... – говорит он.

– Займись покойничками, – приказываю я, – и девушкой, лежащей в одной из комнат. Потом позвонишь большому боссу и скажешь, что здесь была заварушка. Скажи, что я вышел на след и позвоню ему как только смогу. Прежде всего мне надо съездить на Сен-Лазар. У меня там свидание.

– С кем? – спрашивает Равье.

– Со смертью, – отвечаю я.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать