Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк, Эрик Флинт » В сердце тьмы (страница 53)


Глава 19


Слепящая вспышка. Солнце встало под солнцем. Город под солнцем исчез. Его жители превратились в пепел до того, как что-то поняли.

Окраинам города не так повезло. Они обуглились, но вся влага не ушла; люди, живущие там, кричат, кожа мгновенно кусками сходит с тел. Несколько секунд спустя, окраины и живущие там кричащие люди разрываются на куски сметающей все стеной ветра.

— Ударная волна. Перегрузка.

Шанга не понял ни один термин. Как и следующие слова Линка.

— Боеголовка мощностью семьдесят мегатонн. Перегрузка. Грубо. Другая сторона ответила ракетами с разделяющимися 6oeголовками индивидуального наведения. Циркулярная вероятность ошибки была так ничтожно мала, что это не играло роли.

Другой город. Уничтоженный не одним гигантским солнцем, а десятью маленькими. Разницы в конце не было никакой.

— Обмен ударами продолжался восемь дней. В течение месяца половина жизни на Земле исчезла. В течение года вся исчезла, все выше уровня бактерии. Это был первый раз, когда человечество уничтожило свой собственный мир. Но не последний.

Мир, пустой. Одна бескрайняя пустыня, настолько лишенная растительности, что Тар на ее фоне кажется оазисом. Моря, серые и пустые. Небо, черное от туч, более густых, чем Шанга когда-либо видел, даже в худшие периоды сезона муссонов.

— Человечество четыре раза разрушало Землю. Дважды ядерным огнем, один раз кинетическими болидами, один раз болезнью.

Шанга понял только один термин: «болезнь».

— Болезнь была самым худшим. Кристаллический псевдовирус, который имел целью дезоксирибонуклеиновую кислоту. ДНК — это основа всей жизни. Без нее жизнь невозможна. Истинная жизнь невозможна. Разрушенную огнем Землю можно заселить заново. Даже радиоактивность умирает после достаточного периода времени. Эта чума — никогда. Даже бактерии исчезли. Земля опустеет навечно. Станет домом для одних гнусностей.

Снова земля. Снова голая. Но теперь везде, где можно видеть землю, она блестит от сети мерцающих точек. Подобно паутине или зараженной плоти жертвы чумы.

— Тебе интересно, как можно заново заселить. Землю после того, как была разрушена вся жизнь. Я покажу тебе.

Огромная крутящаяся спираль. Сделанная из миллионов световых точек. Видение приблизилось. Каждая из этих точек — солнце. Большинство солнц окружают миры. Миллиарды миров. Каждый отличен от других.

Видение приблизилось.

Небольшие тела перемещаются сквозь это невероятное черное пространство. Медленно, медленно, медленно. Машины, как понял Шанга. Какие-то средства передвижения.

— Космические корабли. Ограничены скоростью света.

Шанга понял слова «скорость» и «свет». Но выражение в целом казалось бессмыслицей. Есть свет. Но как он может иметь скорость?

— Он имеет скорость. 186 300 миль в секунду. Ничто во Вселенной не может передвигаться быстрее. Потребовались столетия, чтобы космические корабли смогли достичь ближайших звезд. Но они до них добрались. А затем, столетия спустя, до звезд за ними. А затем, тысячелетия спустя, до звезд за теми звездами. И за другими, и за следующими. И за следующими, и за следующими. Миллионы миллионов лет.

Чувство времени Шанги расширилось. Он увидел, как космический корабль несется сквозь небеса. Увидел, как огромное пространство сжимается в мгновение. Увидел, как семена его мира разбрасываются по спирали.

— Галактика. Эта галактика. Млечный Путь, вы ее называете. Люди также доберутся до Андромеды и. Магеллановых облаков — всех галактик в ближайшей группе. Никакая другая сознательная жизнь так никогда и не была найдена. Теперь люди — бывшие люди — распространились по галактике и ее соседям и заполнили ту экологическую зону, которую вы называете «разумом». Никакой другой никогда больше не поднимется. И человечество разрушило себя. Оно стало ничем, кроме уродства, чудовища. Болезнь. Загрязнение Вселенной.

Мир гигантских деревьев. Огромные, подобные обезьянам существа качаются на ветках. Однако у них на теле нет растительности, и они носят одежду. Полоски ткани крепко привязаны, позволяя свободно двигаться членам. Короткий, мускулистый хвост. Пальцы на руках длинные, на ногах — гротескно длинные. Ходят на четырех конечностях. Один из них появляется близко.

У него человеческое лицо. Когда-то было человеческим.

Мир воды, без земли, с огромными плавающими саргассовыми водорослями. Подобные рыбам существа плавают сквозь этот опоясывающий мир океан. Одно из них внезапно хватает другая форма, резко выскочившая из-под куска саргассовой водоросли. Странная форма. Ее плавники двигаются вверх и вниз, как у дельфина, а тело имеет обтекаемую форму торпеды. Но у нее сохранились очень короткие, как обрубки, руки — чуть больше, чем кисти, выпирающие вперед из остатков плеч. Руки затолкали «рыбу» в широкий рот, в котором имеются острые, как иглы, зубы. Затем тварь аккуратно отделила рыбьи кости и уложила их в привязанный к шее мешочек.

Более крупный план. Это лицо — с расширившимися глазами, открытым ртом, с острыми зубами, почти без носа — тоже когда-то было человеческим.

Тяжелый мир, с густой атмосферой. Формы, подобные крабам, разбегаются по его низко лежащей поверхности. Активно заняты строительством каких-то зданий. Их руки и кисти, хотя и большие, все еще близки к человеческим. Но передвигаются на шести конечностях. Задние конечности сохраняют слабые следы сходства с двуногими прародителями. Но средние конечности — просто кошмар. Адаптация грудной клетки.

Когда-то люди.

Чудовищное искажение следовало за чудовищным искажением. Некоторые были такими странными, что Шанга не мог увидеть

в них никаких остатков человеческого.

И. Земля — не единственная планета, которая стала безжизненной. Шанга увидел тысячи этих миров, разрушенных и уничтоженных «ядерным огнем», «кинетическими болидами» и другими вещами. «Чума ДНК» восемь раз. Три планеты, которые плывут вместе по пустоте вне времени и самого пространства, были «повернуты вокруг своей оси». Многие уже не планеты, больше не планеты. Просто осколки, дрейфующие в космосе. «Очень большие кинетические болиды».

Шанга не понимал ни один термин, но понимал реальность. Он был солдатом. Ужас не являлся для него чем-то неизвестным. Хотя он никогда, в самых худших кошмарах, не представлял разрушения в таких масштабах.

— Ты думаешь, не вру ли я тебе?

Нет, он не думал. Теперь он находился внутри сознания Линка и понимал его природу Линк был «божественной сущностью», да — Шанга почувствовал реальность великих новых богов, которые создали Линка. Он видел эти идеальные, красивые лица. (Странно, но красота его не тронула. Она была подобна красоте Сати, увеличенной в тысячи раз. Но он не сомневался, что они красивы. И идеальны. И божественны.)

И он также не сомневался, что Линк показывает ему истинное видение. Сущности по имени Линк не свойственно врать. Разум Линка двигался по тропе, данной ему, подобно водяному колесу, вращающемуся с потоком воды. Он мог врать не больше, чем водяное колесо может повернуть против течения.

— А потом появилась последняя гнусность.

Светящийся образ плавал в пустоте. Вначале Шанга подумал, что это какой-то тип эфирного мотылька, пока не ухватил размеры существа. Размером с кита. Больше Шанга не мог определить точную форму тела существа. Оно не полностью материально, почувствовал Шанга. Большая часть этого существа… магическая?

— Силовые поля. Энергетическая матрица.

«Бессмысленные слова», — сказал у себя в сознании Шанга.

Оно тоже когда-то было человечным. Но в нем не осталось ни следа человеческого наследия. Человеческой чистоты. Оно даже не живо.

— Как?

— Они возникли, как биологи, изучающие чуму ДНК. Искали лечение или вакцину. Они не нашли ни лечения, ни вакцины. Чума ДНК по своей природе не может быть остановлена. Любой антидот или сыворотка будут сами основаны на ДНК. Просто новая пища для чумы.

«Биологи», «вакцина», «сыворотка» — Шанга ничего из этого не понимал. Но он мог следить за смыслом, за словами.

— Вместо этого они нашли кое-что другое. Они использовали загрязнение. Они ввергли своих детей в проклятие. Они отказались от самой жизни. Они отбросили ДНК и заменили бездушный механизм своего собственного создания.

Шанга снова увидел блестящую сеть кристаллов. Подобную паутине — одновременно отталкивающую и красивую. Но это не была паутина, покрывающая планету. Эта кристаллическая паутина проходила сквозь саму структуру светящегося гигантского мотылька — кита? — который двигался сквозь небеса.

— Они нашли безжизненный заменитель ДНК. Самой жизни. Производное из тех же кристаллов, которые разрушили ДНК. Они даже вдохнули пародию разума в них. Самоуправляющийся хаотический разум, не покорную чистоту компьютера. Гнусность полная. Загрязнение — это все, что осталось.

Шанга не понял термин «компьютер», хотя понял, что сам Линк на него похож. Что касается остального… На ум пришел вопрос.

— Как их называют? — спросил он у себя в сознании.

— У нас нет для них имени, кроме чудовищ. Сами кристаллы называют гнусность, которая их создала, «Великими».

— А как эти Великие называют себя сами?

Колебание, впервые. Нежелание? Шанге стало интересно.

— Они называют себя людьми.

— А как они называют эти кристаллические создания?

Определенно колебание. Нет, не нежелание, понял Шанга. Полное отвращение.

— Они называют их людьми.


Когда Шанга пришел в сознание, то понял, что прошло очень мало времени. Великая Госпожа Холи и Сати все еще сидели перед ним, их руки лежали на коленях.

— Теперь ты понимаешь, Рана Шанга, — сказала Сати мягко. — По крайней мере достаточно.

Шанга открыл рот, потом закрыл. Он собирался возражать, что понял очень мало. Определенно недостаточно. Но почувствовал: в таких возражениях нет смысла. Кроме того, он дал клятву. По крайней мере это он понимал.

Снова показалось, что Великая Госпожа Холи прочитала его мысли. Но к облегчению Шанги, когда она заговорила, в ее голосе снова появилось что-то человеческое. По крайней мере она говорила, а не посылала импульсы ему в сознание.

— Тебе не нужно понимать больше, Рана Шанга, — сказало тело, в которое вселился Линк. — По крайней мере сейчас.

В раджпуте поднялась упрямая гордость.

— Почему ты пришел сюда? В это… в наше время?

— Анализ показал, что это оптимальное время и место, чтобы изменить историю. Задача очень сложна, Рана Шанга. История подобна большой реке. Ее течение нельзя перекрыть дамбой. Оно просто найдет другой путь и зальет дамбу. Должен быть прокопан новый канал. Широкий, глубокий, большой канал. Задача очень сложна. Новые боги определили, что это — оптимальный период для того, чтобы резко изменить курс человеческой истории, который нужен человечеству. Возможно, единственный момент, когда это возможно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать