Жанр: Современная Проза » Джон Ирвинг » Сын цирка (страница 47)


Странно, но убийства не вызвали у нее и капельки сожаления. Здесь не было ее вины, прямой вины. Она отказывалась ее чувствовать, поскольку абсолютно ничего не могла поделать, чтобы спасти жертвы. На минуту женщина подумала, что даже не пыталась предотвратить эти убийства. Потом она решила, что сама также является жертвой, и нечто вроде всеобщего абсолюта повисло над ней, похожее на пар, поднимающийся от воды в ванной.

Вода оказалась настолько горячей, что она, не выдержав, зарычала, и пришла в изумление, увидев сверху грязную накипь. И это несмотря на то, что она принимала ванну уже третий раз.


11. ДИЛДУ

Причина любого путешествия

Женщина считала, что во всем виноваты родители. Ее звали Нэнси и она жила в семье выходцев из Германии, которые держали ферму по откорму свиней в штате Айова. В маленьком городке девочка всегда хорошо училась в старших классах школы. Потом она поступила в университет города Айова. Ее, как грудастую блондинку, хотели выбрать руководителем группы эмоциональной поддержки спортсменов, однако ей не хватало личных волевых качеств и поэтому ее не избрали на эту должность. Однако вследствие контактов с группой эмоциональной поддержки она получила возможность познакомиться со многими футболистами. Хотя девушка не привыкла выпивать, однако ей пришлось это делать на многочисленных вечеринках. Она не только впервые переспала с мальчиком, но затем впервые узнала половые способности негра, жителя Гавайских островов и жителя Новой Англии из штата Мэн, а может быть, из штата Массачусетс.

В конце первого семестра ее выгнали из университета, а когда она вернулась в маленький городок, где провела детство, то почувствовала, что забеременела. Нэнси всегда была хорошей девочкой и слушалась родителей, по крайней мере в такой степени, что беспрекословно приняла указание старших о том, что родит ребенка, оставит его для усыновления и пойдет работать. Девушка устроилась в местный магазин скобяных изделий в отдел по поставке кормов и семян, когда еще была беременной. Вскоре Нэнси начала сомневаться в мудрости родительского решения, поскольку мужчины в возрасте ее отца предлагали ей переспать с ними, несмотря на то, что она находилась в положении.

Она рожала в штате Техас, где врач не разрешил ей даже взглянуть на ребенка, а медицинские сестры не сказали, кто родился — мальчик или девочка. Дома родители усадили Нэнси за стол и сказали, что, должно быть, усвоив жизненный «урок», теперь она будет «нормально себя вести». Мама заявила, что она молилась Богу, чтобы однажды какой-нибудь порядочный человек в городе «простил» Нэнси и женился на ней. Отец был благодарен Богу за «снисходительность» к ней, грешнице, однако он предполагал, что дважды подобную снисходительность Всевышний проявлять не будет.

Какое-то время Нэнси стремилась выполнять требования родителей, однако в городе нашлось слишком много мужчин, горевших желанием ее утешить и считавших, что она легко поддастся на их уговоры. Еще больше оказалось женщин, которые полагали, что она уже спит со всеми и не следили за оборотами своей речи. Их высказывания произвели на нее странный эффект. Она не стала ругать футболистов, приведших ее к падению: больше всего Нэнси проклинала свою невинность, поскольку отказалась поверить, что она поступает дурно. Девушку унижало ощущение того, что она — дура, а с этим чувством к ней пришла ярость, какой она раньше не знала и которая не была присуща ее натуре. Однако гнев стал ее составной частью — наподобие зародыша, который она вынашивала так долго, однако так никогда и не увидела.

Нэнси захотела получить заграничный паспорт, а получив его, ограбила скобяной магазин и отдел по поставке кормов и семян так, что не оставила там ни цента. Поскольку она знала, что ее предки жили в Германии, девушка решила, что поедет туда. Самый дешевый рейс из Чикаго доставил ее во Франкфурт, где она оказалась еще более неподготовленной для сопротивления молодым немцам и где почти сразу же встретила длинного и черноволосого продавца наркотиков по имени Дитер.

Потребовалось очень мало времени, чтобы завлечь девушку в сети. Первым захватывающим, но мелким преступлением явилось то, что он заставил Нэнси изображать проститутку в районе отвратительных боковых улиц, отходящих от Кайзерштрассе. На улицах, звучавших как названия немецких рек, она запрашивала такую цену, что только самые богатые и тупые туристы или бизнесмены шли за ней в убогую комнату на Эльбаштрассе или на Мозельштрассе, где их поджидал Дитер. Нэнси заставляла мужчину заплатить ей до того, как она открывала дверь комнаты. Как только парочка заходила внутрь, она притворялась, что неожиданно встретила Дитера, который грубо ее хватал, швырял на кровать, начинал оскорблять за вероломство и нечестность и угрожал убить, а в это время оплативший ее услуги мужчина всегда убегал. Ни один из клиентов никогда не пытался помочь женщине. Нэнси нравилось наказывать мужчин за их похоть, она испытывала удовлетворение, видя, как они трусят. Ей казалось, так она мстит тем мужчинам, которые заставляли ее чувствовать себя несчастной в отделе по поставке кормов и семян.

У Дитера имелась теория о том, что все немцы чувствуют стыд за свою половую неполноценность. Именно поэтому он любил Индию как духовное и одновременно чувственное государство. Это словосочетание значило для него лишь одно: там за бесценок можно купить все что угодно. Он имел в виду женщин, молоденьких девочек, различные наркотики. Подробнее всего он говорил о гашише, рассказывая, сколько заплатит за него там и сколько прибыли получит в Германии. Дитер не посвящал женщину в свой план, а особенно в то, что именно ее американский паспорт и деревенский вид обеспечат провоз зелья

через немецкую таможню. Она же будет тем человеком, который, по его плану, провезет немецкие марки через индийскую таможню. Немецкую валюту Дитер доставлял в Индию, а оттуда привозил наркотики. Он уже путешествовал с американскими девушками, но использовал и девушек из Канады, чьи паспорта возбуждали еще меньше подозрений.

Со всеми ними Дитер поступал очень просто: он никогда не летел с девушками на одном самолете. Убедившись в том, что «подруга» прилетела и прошла таможню, он сажал ее в самолет рейсом на Бомбей. Он хочет, говорил торговец наркотиками, чтобы они отдохнули, пришли в себя от воздушной болтанки в комфортабельном номере отеля «Тадж», поскольку после его приезда они займутся «серьезным делом». Дитер имел в виду менее удобные апартаменты и поездку автобусом из Бомбея в Гоа.

Дитер мог купить все нужное в Бомбее. Однако друг его друга советовал покупать наркотики только в Гоа — там гашиш стоил дороже, поскольку европейские и американские хиппи скупали наркотики так же, как и бутылки с минеральной водой, однако качество его всегда было более высоким. Именно за качество зелья во Франкфурте платили бешеные деньги.

Что касается обратного путешествия в Германию, то Дитер возвращался за день до своей молодой спутницы, и если ее задерживали на немецкой таможне, это являлось сигналом, что с девушкой нельзя встречаться. Однако отработанная система Дитера редко давала сбой, по обе стороны границы его молодых спутниц никогда не задерживали.

Дитер снабжал женщин туристическими справочниками и романами в мягкой обложке, содержание которых предполагало кристальную честность тех, кто их читает. В туристических справочниках с потрепанными обложками специально для работников таможни подчеркивались места, важные с точки зрения их культурной или исторической значимости и настолько специфичные, что привлекали к себе лишь выпускников колледжей, специализировавшихся по этому профилю. Романы в мягкой обложке, написанные Германом Гессе и Лоренсом Даррелом, служили стандартным показателем того, что их читатель склонен к мистике и поэзии. Обе эти тенденции, как считали работники таможни, отличали молодых девушек, не стремившихся к денежной наживе. А таким туристам было не до нелегальной перевозки наркотиков.

Тем не менее время от времени их личные вещи подвергались полному, но безуспешному досмотру в поисках припрятанного зелья. Большие партии наркотиков в герметичном контейнере, недоступном для собак-ищеек, хитрый Дитер прятал с величайшей изобретательностью.

Вспоминая прошлое, бедная Нэнси придет к выводу, что сильнее всех других способностей у Дитера оказалось то, что он мог порабощать женщин для удовлетворения своих сексуальных прихотей. В сравнительной безопасности ванной комнаты в номере Даруваллы Нэнси предположила, что поехала с Дитером лишь из-за секса. Ее футболисты представляли собой добродушных простачков, и большую часть проведенного с ними времени Нэнси чувствовала опьянение от пива. С Дитером она всегда выкуривала строго отмеренную дозу гашиша или марихуаны, поскольку он простачком не был. Сухопарый торговец наркотиками выглядел как добропорядочный молодой человек, недавно избавившийся от тяжелой болезни. Если бы Дитера не убили, он продолжал бы совращать молодых и наивных девушек, а его сексуальные аппетиты все увеличивались бы от желания заставить их заниматься половыми извращениями, грозившими деградацией. Как только он чувствовал, что Нэнси утверждается в своей половой потенции, он подрывал даже небольшое чувство ее собственного достоинства, заставляя сомневаться в себе и ненавидеть себя так, как она этого даже не представляла.

— Какому первому опыту в области секса ты доверяешь? — спросил ее Дитер в самом начале. Когда она ничего не ответила, потому что про себя подумала, что это была мастурбация, он внезапно произнес: — Мастурбация. Я правильно сказал?

— Да, — тихо ответила Нэнси.

Дитер вел себя очень ласково с девушкой, и вначале они только говорили о сексе.

— В постели каждый человек своеобразен. Надо только понять, что тебе нравится больше всего, — рассуждал Дитер с философским видом. Затем он рассказал ей несколько историй о себе, чтобы она расслабилась. Будучи подростком, Дитер своровал двое трусиков из бельевого шкафа лучшей подруги своей матери. — Когда у них пропал весь запах, я положил трусики обратно в шкаф и уволок новую пару. Меня всегда страшило, что кто-нибудь поймает меня, когда я мастурбирую. Знаю девушку, которая только стоя кончала при мастурбации, — говорил он Нэнси.

— А мне для этого нужно лежать, — сказала она.

Для Нэнси этот разговор оказался самым интимным из всех, какие ей когда-либо приходилось вести, поэтому она не удивилась, что Дитер попросил показать, как она занималась онанизмом. Нэнси легла набок, касаясь левой рукой ягодицы. Она не массировала влагалище, поскольку так у нее никогда не получалось оргазма. Вместо этого она стала тереть себе клитор тремя пальцами правой руки, расправив при этом большой и средний пальцы в стороны, как крылья. Женщина отвернула лицо в сторону, а Дитер лег рядом, целуя ее в губы так, что ей пришлось отвернуться от него, чтобы отдышаться. В момент оргазма он ввел член во влагалище, поскольку в это время она уже достигла наивысшего пика возбуждения, в другой раз торговец наркотиками предпринял нечто новое.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать