Жанр: Современная Проза » Джон Ирвинг » Сын цирка (страница 97)


— Вы можете передохнуть на поле, пока я привезу вам тележку для гольфа, — предложил мистер Лал.

— Да, да. Спасибо. Сделайте это, пожалуйста, — сказала женщина.

Старик озабоченно засеменил вперед, не зная, что у него за спиной. Еще до того, как он дошел до цели, она нанесла ему удар точно в область за ухом, и он упал без чувств. Второй удар пришелся ему в висок, в этот момент глаза старика были уже открыты и не двигались. Миссис Догар предположила, что убила его сразу.

Ей не составило труда найти в сумочке банкноту в две рупии. На протяжении двадцати лет она вставляла мелкие купюры в верхнюю часть серебряной шариковой ручки, украденной из коттеджа на побережье в Гоа. Этот зажим, «карманный зажим», как его называла тетушка Промила, продолжал отлично держать небольшое количество банкнот. Натертая до блеска верхняя часть серебряной ручки позволяла легко находить ее в сумочке. Ей очень не нравилось, когда мелкие вещи терялись в глубине сумочки.

Миссис Догар вставила банкноту в открытый рот мистера Лала. К ее удивлению, рот снова открылся, когда она пыталась прикрыть его. Никогда прежде ей не приходилось закрывать рот мертвеца. Она-то думала, что мертвецам легко придавать любое положение. Такое представление сложилось у нее, когда она манипулировала конечностями мертвецов: иногда рисовать на животе жертвы мешал локоть или колено, которые легко сдвигались в сторону.

Ее отвлек рот мистера Лала, и женщина потеряла бдительность. Она вернула в сумочку пачку банкнот, но не верхнюю часть много попутешествовавшей ручки. Должно быть, она упала в цветы бугенвиллей. Она так и не смогла найти ручку, но помнила, что именно в этих цветах в последний раз держала ее в руках. Миссис Догар повеселилась, представляя, как в полиции недоумевают по поводу верхней части ручки, так как с помощью миссис Лал выяснится, что она убитому не принадлежит.

Вряд ли ручка убедит полицейских в том, что виноват в убийстве кто-либо из членов клуба. То, что она сделана из настоящего серебра, как-то противоречило угловато написанным буквам «Индия». Рахул находил занятными вещички с бессмысленными надписями. Убийцу также развлекала мысль о том, насколько безрезультатны действия полиции. Миссис Догар верила, что в полиции эта половинка ручки окажется еще одним ничего не говорящим фактом.

Маленькая трагедия

После того, как мистер Догар извинился перед мистером Сетной и забрал свою машину со стоянки клуба Дакуорт, пожилому старшему официанту позвонила женщина.

— Мой муж все еще в клубе, я хотела напомнить ему о назначенной встрече. Он такой забывчивый, — произнесла миссис Догар.

— Он был здесь, но уже ушел, — проинформировал ее мистер Сетна.

— Он вспомнил о том, что надо отменить нашу заявку на ленч? Я думаю, что забыл. Как бы то ни было, мы не придем, — сообщил Рахул.

Мистер Сетна всегда гордился тем, что ежедневно помнил все заказы на ленч и ужин. Он знал, что сегодня никакого заказа у супругов Догар не было. Однако когда он сказал об этом факте миссис Догар, она его удивила.

— О, бедняга! Он забыл отменить заказ, но вчера ночью муж был настолько пьян, что забыл сделать первоначальный заказ. Это смешно, но это так, — сказала женщина.

— Я думаю… — начал Сетна.

Рахул уже понял, что добился поставленной цели. Однажды старший официант окажется свидетелем полной несостоятельности мистера Догара. И об этом нужно позаботиться заранее. Тогда Сетна не удивится, узнав, что мистер Догар стал жертвой убийства или несчастного случая и найден либо в раздевалке, либо в пустом бассейне.

Рахул вдохновенно разрабатывал подготовительную часть убийства, считал ее важнейшим элементом всего будущего сценария. В первой части у тебя много возможностей, гораздо больше вариантов, чем окажется в финальном акте. Лишь в подготовительной фазе ты видишь, как много возможностей содержит сценарий происходящего. В конце все завершается слишком быстро: если все подготовлено, нельзя затягивать действие.

— Бедняга! — повторила миссис Догар, обращаясь к пожилому официанту.

Мистер Сетна подумал, что этот старик на самом деле бедняга, и решил, что с такой женой, как миссис Догар, мужу лучше всего одной ногой уже стоять в могиле.

Не успел пожилой официант повесить трубку, как в клуб Дакуорт позвонил доктор Дарувалла, чтобы сделать заказ. Он предупредил мистера Сетну, что на ленче будут четыре человека и он надеется, что ему достанется любимый столик в Дамском саду. Свободных мест было предостаточно, однако Сетна не одобрял того, что столик для ленча заказывается утром этого же дня. Не стоит надеяться на те планы, которые возникают в голове так скоропалительно.

— Вам повезло. У меня только что сняли предварительный заказ, — сообщил старший официант доктору

— Можно зарезервировать столик на двенадцать часов — спросил Фарук.

— Лучше сделать заказ на час дня, — посоветовал ему мистер Сетна, который также не одобрял склонность доктора к раннему ленчу. Из-за этого, считал пожилой официант, доктор и набрал излишний вес. А для такого маленького мужчины 1шеть излишний вес очень некрасиво

Как только доктор Дарувалла повесил трубку, ему позвонил доктор Тата. Фарук сразу же вспомнил, о чем он хотел спросить Тата номер два.

— Ты помнишь тетушку Пролому и ее племянника Ра хула Рая?

— Разве их можно забыть — ответил Тата.

— У меня чисто профессиональный

вопрос. Думаю, твой отец осматривал Рахула, когда тому исполнилось двенадцать или тринадцать лет. Это было в 1949 году. Мой отец консультировал его в восемь лет. Он делал это по просьбе тетушки Промилы, которую очень заботило отсутствие волос у племянника. Мой отец сказал, что ее тревога не имеет основания Интересно, обратилась ли Промила к твоему отцу с тем же самым вопросом об отсутствии волос? — сказал доктор Дарувалла.

— Зачем кому бы то ни было идти на прием к твоему отцу или к моему отцу и консультироваться по поводу отсутствия волос? — задал вопрос доктор Тата.

— Вот в этом-то и заключается проблема. Думаю, в действительности ее заботил вопрос о половых признаках Рахула. Возможно, она просила о проведении операции по изменению пола, — рассуждал доктор Дарувалла.

— Мой отец не делал операций по изменению пола. Он был гинекологом и акушером, — напомнил Тата номер два.

— Я знаю, кем он работал. Но, может быть, его попросили уточнить диагноз… Я говорю о половых органах Рахула. Было ли в них что-нибудь особенное, наводящее на мысль о проведении операции по изменению пола. По крайней мере, может об этом думал сам мальчик или его тетка. Сохраняешь ли ты медицинские диагнозы своего отца? Записи моего отца я храню, — произнес доктор Дарувалла.

— Разумеется, я тоже их храню. Мистер Сабхаш может положить их мне на стол за две минуты. Через пять минут я тебе перезвоню, — пообещал доктор Тата.

Итак, даже сам Тата номер два назвал своего медицинского секретаря «мистер». Может быть, как и Ранджит, Сабхаш являлся медицинским секретарем в этой семье уже не один десяток лет. Судя по голосу в телефонной трубке, мистеру Сабхашу вот-вот должно исполниться восемьдесят лет!

Через десять минут, когда Тата номер два так и не перезвонил, Фарук подумал о том, что в этих записях должен быть невообразимый хаос. Скорее всего медицинскую книжку Рахула, составленную старшим Татой, медицинский секретарь ищет с большим трудом. Или Тата номер два не согласен с медицинским диагнозом, поставленным Рахулу? Независимо от причины задержки, Фарук дал указание Ранджиту не соединять его ни с кем, кроме доктора Тата.

У Фарука помимо давно ожидаемого ленча в клубе Дакуорт была запланирована еще одна встреча в офисе — с доктором Десаи, приехавшим из Лондона. Находившийся сейчас в Бомбее доктор Десаи в свободное от хирургической практики время занимался конструированием искусственных суставов. О чем бы ни говорил этот человек, он возвращался к одной излюбленной теме, касавшейся замены суставов. Когда доктор Дарувалла приглашал доктора Десаи в клуб Дакуорт, это общение Джулия переносила с трудом.

— Следует ли фиксировать имплантируемый сустав специальным костным цементом или надо использовать метод биологической фиксации? — Эту фразу Десаи говорил вместо обычного вопроса о здоровье жены и детей.

Легче оказалось вести с ним дела в офисе. А теперь Фарук приказал Ранджиту отменить встречу, что казалось Дарувалле равносильным тому, чтобы признать отсутствие у себя интереса к собственной профессии ортопеда.

Фарук сидел за своим рабочим столом, поставив стул с противоположного его конца. Он переменил место, чтобы не видеть обычной картины — госпитального дворика для прогулок детей-калек. Трудно было не замечать, как занимались физиотерапией некоторые прооперированные пациенты. Даруваллу больше увлекал мир его фантазий, чем тот мир, в котором он жил.

Чаще всего создатель Инспектора Дхара не замечал вокруг реальных жизненных явлений. Бедняжка Нэнси с глазами, как у енота, одевалась, чтобы понравиться Инспектору Дхару. А он, даже не находясь на сцене и не стоя перед кинокамерой, продолжал исполнять роль. Мистер Сетна, неодобрительно относившийся ко всему на свете, к своему глубочайшему отвращению обнаружил, что человеческая моча убивает цветы бугенвиллей. И это было не единственное убийство в клубе Дакуорт, поскольку Рахул уже видел себя вдовой мистера Догара. Но Даруваллу не касались реальные трагедии. Призывая вдохновение, он пристально всматривался в цирковую фотографию, стоявшую у него на столе.

Там он видел прекрасную Суман, артистку, исполнявшую номер «хождение по воздуху». В последний раз, когда доктор ее видел, артистка еще не вышла замуж. Эта 29-летняя звезда цирка была идолом всех детей-акробатов. Но Фарук считал, что в ее возрасте Суман пора выйти замуж и заняться иными делами, чем хождение вверх ногами под куполом основного шатра цирка на высоте примерно 27 метров без страховочной сетки. Такая красивая женщина, как Суман, обязательно должна иметь семью, думал сценарист. Она ведь акробатка, а не актриса.

Доктор мечтал написать своим любимцам из цирка такие роли, чтобы они не требовали актерского таланта. Мальчик Ганеша должен быть артистом, но его сестра Пинки будет настоящей и реальной Пинки из «Большого Королевского цирка». Пинки будет выступать в роли акробатки и ей совсем не требуется произносить реплики. Создатель сценариев подумал, что сведет их к минимуму.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать