Жанр: Культурология » Е. Душечкина » Дед Мороз: этапы большого пути. (страница 2)


В ходе создания елочной мифологии функция обеспечения детей елкой приписывалась разным персонажам. Вариант сюжета, согласно которому, в соответствии с западной традицией, ее посылает Младенец Иисус, многими русскими семьями также был освоен. Наряду с ним на роль дарителя елки пробуются бабушка Зима, которая «елочку несет / И, мотая головою, / Песенку поет: / Дети, к вам, на радость вашу / Елку я несу…» (Соллогуб 1872: 451); старички-кулачки, заготавливающие в лесу елки (Русская сказка 1882); «старичок», «срубивший нашу елочку под самый корешок» (Кудашева 1903: 3); святочный старик (Мамин-Сибиряк: 58). «властитель русских лесов» Мороз «и чуются <…> еще далекие шаги волшебника Мороза с рождественской елкой» (Дурылин 1991: 83)]. Разнообразие персонажей, снабжающих детей елкой, свидетельствует о том, что единое мнение по этому вопросу было выработано не сразу. С 1880-х гг. представление о старике, Морозе, Дедушке Морозе и т.д. как дарителе елки закрепляется все прочнее: «Было единственное время в году, когда гостиная становилась нашей комнатой <…>: это на святках, когда в нее <…> Дед Мороз приносил елку» (Дурылин 1991: 86). Неудивительно поэтому, что, встретив зимой в лесу «седого-седого, сгорбленного старика», девочка тотчас же узнает в нем «того самого старика, который приносит умным деткам святочные елки» (Мамин-Сибиряк 1981: 585-586).

Что же касается подарков, то на первых порах они готовились родителями (о чем дети знали). В согласии с рождественским елочным мифом, иногда детям говорилось, что подарки посылает Младенец Иисус. В рамках «псевдонародной» мифологии роль дарителя начинает приписываться тому же самому старику, доброму деду, приносящему елку (Детям 1994: 7).

Персонаж, которому дети были обязаны елкой и подарками, выступает под разными именами. Процесс унификации имени растягивается на несколько десятилетий: старый Рупрехт (Кернч 1861: 20) – единичные случаи, указывающие на немецкую традицию; Св. Николай или Дедушка Николай (Подарок 1870) – вариант отбрасывается рано, поскольку у русских при всей смысловой насыщенности образа Николы в роли новогоднего дарителя он не выступал; Санта Клаус (Гарт 1914: 148-162) – только при изображении западных елок; просто старик, живущий зимой в лесу (Мамин-Сибиряк 1981: 585-586); добрый Морозко (Сальников 1886); Мороз (см.: Алексеев-Яковлев 1997: 85); Ёлкич (Белявская 1911а: 887); рождественский дед (Миркин 1917: 4-5); святочный старик, дед, дедка (как традиционный святочный персонаж, прежде с елкой не связанный (Сергеев-Ценский 1967: 80)); елочный дед (Лесная 1917: 25); Дед/Дедушка Мороз (Дурылин 1991: 86; Лукашевич 1915: 25). В этой борьбе победил Дед Мороз. Аналога этому имени нет ни у одного западного елочного персонажа.

Предпочтение, отданное Деду Морозу, нуждается в объяснении. В восточнославянской мифологии Мороз – существо уважаемое, но и опасное: чтобы не вызвать его гнев, обращаться с ним следовало осторожно; прося не губить урожай, его задабривали; им пугали детей: «Погоди, Мороз идет, он тебя…». Но наряду с этим он выступал и в функции приходящего в сочельник Деда (умершего родителя, предка) (Иванов, Топоров 1995: 267). Елочный персонаж тем самым получил синонимически удвоенное имя. Введение в составную его часть термина родства свидетельствует об отношении к Деду Морозу как к старшему в роде, что, возможно, спровоцировало признание за ним по-родственному близкой его связи с детьми.

К началу ХХ в. образ Деда Мороза окончательно оформился: он функционирует как игрушка на елке, главная фигура, стоящая под елкой, рекламная кукла на витринах, персонаж детской литературы, маскарадная маска, даритель елки и подарков. В это время утверждается мнение об «исконности», древности этого образа: «Дедушка-мороз <…> внезапно появляется в зале и так же, как сто или двести лет назад, а может быть, и тысячу лет назад, вместе с детьми совершает танец вокруг елки, распевая хором старинную песню, после чего из мешка его начинают сыпаться детям подарки» (Рождество 1909: 3).

До революции представление о Деде Морозе существовало только в городской среде, мифология которой создавалась в результате своеобразной обработки просвещенными слоями общества западных традиций и народных верований. Сконструированный образ, подобно каждому мифологическому персонажу, оказался наделенным комплексом устойчивых свойств – со своим локусом, функциями, характерной внешностью, атрибутами (Левкиевская 1999: 51). Зимой он живет и хозяйничает в лесу, чем объясняется его связь с лесным миром – растительным и животным. На лето он уходит в «сибирские тундры», на Север, на Северный полюс и т.п.; согласно высказыванию пятилетнего мальчика, «когда тепло, Деды Морозы переезжают туда, где холодно, и летом к мальчикам не ходят» (Милютина 1997: 368). Его деятельностью объясняются как природные и атмосферные явления (мороз, иней, треск деревьев, узоры на окнах и т.п.), так и появление в доме елки и подарков. Внешне – это старик в белой шубе и шапке (в отличие от красной сутаны или плаща западных зимних геронтологических персонажей), в валенках, с палкой в руке и мешком за плечами. Определяющими свойствами его характера являются доброта и щедрость: елочный миф превратил его в доброго старика-дарителя: добрый Морозко (Сальников 1886); добрый дед (Коринфский 1892: 402-403), «о, он такой добрый, этот старик!» (Мамин-Сибиряк 1894: 385). Перед Рождеством (или Новым годом) он успевает обойти все дома, чтобы поздравить, одарить и обласкать детей. Выполняя функцию наставника, он никогда не наказывает детей, а только журит их (в отличие от западного Св. Николая, помимо подарков приносившего с собой прутья: справившись о поведении детей, в зависимости от полученного ответа, он либо одаривал, либо наказывал их).

В мифе о Деде Морозе, созданном общими усилиями взрослых, присутствовал расчет на безусловное признание детьми его реального существования, что стимулировалось и всячески поддерживалось родителями. Вера в Деда Мороза превратилась в «испытание на взрослость»: ее утрата рассматривалась как важный этап взросления – своеобразная форма

инициации. В. Шаламов (1907 г. рожд.) заметил о себе: «Потеря веры совершилась как-то мало-помалу <…> Разоблачение сестрами рождественского деда Мороза на меня не произвело никакого впечатления» (Шаламов 1988: 102). К. Чуковский писал о своей семилетней дочери: «Мура все еще свято верит, что елку ей приносит дед Мороз. <…> Когда я ей сказал: давай купим елку у мужика, она ответила: зачем? Ведь нам бесплатно принесет дед Мороз» (1923). Год спустя в его дневнике появляется новая запись: «Слышен голос Муры. Она, очевидно, увидела елку. Мура: „Лошадь. – Кто подарил? Никто“ (ей стыдно сказать, что дед Мороз, в которого она наполовину не верит)» (Чуковский 1991: 300-301; 355).

Дед Мороз, знакомый по иконографии [словесным описаниям и рисункам в книжках, елочным игрушкам, рекламным фигурам, открыткам (см.: Иванов 2000. 42-47) и т.п.], в сознании детей долгое время существовал как образ чисто умозрительный. Встреча с визуально воспринимаемой фигурой (когда в 1910-е гг. он «живьем» стал появляться на елках) разрешала детские сомнения в реальном его существовании («И щеки у него мясные!»): «Дети замучили вопросами – есть ли на самом деле дед Мороз, из чего он сделан, как не тает в теплой комнате и т. д. <…> когда вышел Дед Мороз <…>, Таня впилась в него глазами и ничего больше не видела <…>. Дома первые слова были: „Ну, бабушка, теперь я сама видела, есть Дед Мороз, пусть никто ничего не говорит, есть, я сама видела!"“ (Фоменко).

После революции эмигранты «увозили» образ Деда Мороза с собой. Он сохранялся в их памяти как одна из вечных ценностей, как «бескорыстно творимое добро» (Парчевский 1936: 6). С тоской вспоминая русское Рождество, «праздник детей, ожидающих бородатого старика с большим мешком игрушек» (Абданк-Коссовский 1960: 22), они забывали о том, что этот старик своим происхождением во многом обязан европейским зимним дарителям. Т. Милютина (1911 г. рожд.) при описании эстонских елок 1930-х гг. заметила, что «ни разу там не видела обычного Деда Мороза» (Милютина 1997: 109); для нее «обычный Дед-Мороз» – тот, к которому она привыкла в своем «русском» детстве.

В первые годы после Октября отношение новой власти к елке и Деду Морозу было вполне лояльным. Но когда в 1927 г. началась антирелигиозная кампания, одной из задач которой было уничтожение старых и утверждение новых праздников, елка и Дед Мороз превратились в «религиозные пережитки» и в одну из форм «антинародной деятельности капиталистов» (Инцертов 1928: 28). XVI партийная конференция (1929), утвердив «новый режим работы», ввела пятидневку, в результате чего день Рождества стал обычным рабочим днем. Превращенные в «религиозный хлам» Рождество, елка и Дед Мороз оказались в одном смысловом ряду: «Ребят обманывают, что подарки им принес дед-мороз. Религиозность ребят начинается именно с елки <…> Господствующие эксплоататорские классы пользуются „милой“ елочкой и „добрым“ дедом-морозом еще и для того, чтобы сделать из трудящихся послушных и терпеливых слуг капитала» (Материалы 1927: 13-14). На плакатах с подписью «Что скрывается за дедом-морозом?» изображался старик с елкой, на которого, разиня рот, смотрят мальчуган и его мамаша, в то время как за его спиной, притаившись, стоят поп и кулак (Материалы 1927: 23). Происхождение этого «старорежимного» образа возводилось к «духу елки», которому первобытные люди вешали на деревья жертвы и «который превратился в деда-мороза» (Амосов 1930: 11). В антирождественской кампании приняли участие и поэты, состоявшие на службе у советской власти, как, например, Демьян Бедный, который писал:

«Под „Рождество Христово“ в обед Старорежимный елочный дед С длинной-предлинной такой бородой Вылитый сказочный «Дед-Мороз» С елкой под мышкой саночки вез, Санки с ребенком годочков пяти. Советского тут ничего не найти!»

Бедный 1928: 3

Гонение на елку и Деда Мороза продолжалось до 28 декабря 1935 г., когда вышел номер «Правды» с установочной статьей П. Постышева (Постышев 1935: 3), а на следующий день было обнародовано решение ЦК ВЛКСМ, предписывающее комсомольским организациям устраивать для детей новогодние елки (см.: Душечкина 1994; Душечкина 1996). Вместе с реабилитацией елки кончились и обличения Деда Мороза, после некоторых сомнений полностью восстановленного в правах. Устроители детских елок получили возможность проявлять инициативу, что и привело к выработке тех особенностей советского новогоднего ритуала, о которых пишет С.Б. Адоньева (в том числе и включения в него Снегурочки, имеющей свою литературную историю). В повести Л. Чуковской «Софья Петровна» (1940) машинистка ленинградского издательства, получив поручение организовать елку для детей сотрудников, украшает дерево, «удивительно эффектно» укрепив на нем Деда Мороза, вклеивает «кудрявую головку маленького Ленина» в центр пятиконечной звезды, вкладывает в пакетики с конфетами записки «Спасибо товарищу Сталину за счастливое детство», а также обеспечивает приход на праздник Деда Мороза (Чуковская 1966: 26-27). Перед войной с елкой и с Дедом Морозом встретились наконец, крестьянские дети. В. Русаков вспоминает, как в 1940 г. он, мальчик из псковской деревушки, за хорошую учебу был удостоен билета на новогодний праздник в районном центре, где впервые увидел елку и «здоровенного ватнообразного Деда Мороза в овчинном тулупе и стоптанных серых валенках». «Новогоднее угощение он раздавал не просто так, а по списку» и только в награду за рассказанное стихотворение (Русаков 1997: 77).



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать