Жанр: Сказки » Елена Данько » Побеждённый Карабас (страница 21)


Глава девятнадцатая.

О ТОМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ ВО ВРЕМЯ КУКОЛЬНОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

Новый кукольный театр блестел, как елочная игрушка. По сторонам – пестрые ширмы, посередине – сцена, а над ней малиновый занавес с серебряной бахромой. Кругом – цветные фонарики и портреты Буратино и его друзей в зеленых венках.

Перед сценой были устроены две маленькие ложи с бархатными креслицами.

– Это ложи для гостей! – сказал папа Карло.

Он усадил кукол в одну ложу, а пуделя – в другую. Артемон еле уместился в ней со своим хвостом. Зато как важно сидел он потом, положив лапы в мохнатых манжетах на бархатный барьер!

Сидел и озирал все вокруг.

– Посидите здесь! – сказал папа Карло. – А мне пора начинать представление! Видите, зрители уже собираются.

Он ушел за ширмы.

В зал с веселым шумом собирались пионеры.

Маленькие садились поближе, большие – подальше. Все любовались куклами, сидевшими в ложе, и спорили, живой это пес сидит против них или сделанный.

Раздался звонок. В зал вбежали опоздавшие – Майя, Костя и Миша. Они поскорее уселись на свободные места. И вот стало совсем темно. Только сцена осветилась изнутри ярким светом. Заиграла музыка. Малиновый занавес раздвинулся.

Едва наши друзья услышали музыку и увидели, как серебряная бахрома змеей ползет по полу, им так захотелось на сцену, так захотелось – просто невмочь! Подумать только, как давно они ничего не представляли! В Тарабарской стране это было им запрещено, а потом начались приключения… Где уж тут было представлять? Ах, выбежать бы сейчас на сцену, увидеть множество глаз, глядящих из темного зала, танцевать под музыку старой шарманки и петь о том, как радостно и как печально живется на свете! Чтобы все слышали. Буратино схватил Пьеро за руку.

– Ты помнишь, Пьеро?

Тот только посмотрел на него большими от слез глазами.

– Спокойнее, мальчики! – шепнула Мальвина. – Придет и ваша очередь.

На сцене зазвенели колокольчики, и одна за другой появились такие куклы, каких наши друзья никогда не видывали. Это был парад игрушек, сделанных учениками папы Карло. Тут были саами и узбеки, грузины и татары, украинцы и белорусы и еще много кукол – все в пестрых нарядных костюмах. Одни приехали на оленях, другие – на верблюдах, третьи – на автомобилях, а четвертые прилетели на самолетах.

И вот на земле стали вырастать невиданные прекрасные цветы – голубые, розовые, оранжевые. Сверху на них посыпались золотые звездочки. Сияющий туман закрыл сцену. Тогда выступили вперед мальчики и девочки в русских костюмах и приготовились плясать. Наши друзья так и впились в них глазами, Вдруг кто-то из зрителей задвигался на своем стуле и громко сказал:

– Дяденька, отойди!

А другой прибавил:

– Из-за тебя не видно! Ты не прозрачный!

А третий крикнул:

– Не маленький небось, а не понимаешь.

В зале поднялся шум. Наши друзья оглянулись и замерли на месте.

Рядом с ними, перед самой сценой, стоял Карабас в своем новом костюме, с чемоданом в руке. Стоял огромный, противный и ухмылялся своим страшным ртом!

Вот он протянул свою волосатую лапу к Мальвине…

– Р-р-р! Гав, гав, гав! – сорвался из своей ложи Артемон.

Зрители повскакали с мест. Майя бросилась к Карабасу.

– Не трогайте кукол, гражданин!

Но Карабас отпихнул Артемона сапогом, оттолкнул Майю и опять протянул руку к Мальвине…

– Не давайте, не давайте ему кукол! – закричала Майя и повисла у него на локте. Пионеры плотно окружили его, заслоняя собой сцену.

– Что вам нужно, гражданин?

Но Карабас только усмехнулся:

– Подите прочь, детишки! Я пришел за своим добром. Это мои куклы!

Пионеры смутились. Может быть, это в самом деле его куклы? Таких кукол еще не было во дворце.

Но Майя растопырила руки, защищая своих друзей, и сказала:

– Ах, не верьте, не верьте ему! Не давайте ему кукол, пожалуйста! Он вас обманывает. Ведь это Карабас из сказки «Золотой ключик», я его узнала по голосу.

Карабас расхохотался во всю глотку:

– Да ничего подобного! Я совсем не Карабас. У Карабаса большая борода, он так и зовется: Карабас Барабас Огромная Борода. А у меня никакой бороды нет. Хе-хе-хе!

Он погладил себя по жирному подбородку, шагнул вперед, схватил Пьеро за край белого балахончика и потащил к себе… Но тут к нему подскочил Миша и сказал:

– А вы все-таки Карабас. Когда вы снимали квартиру у моей бабушки, вы были с бородой. Она мне рассказывала. А сегодня вы пришли к ней без бороды, я сам видел. Вы просто обрезали свою бороду!

Тут Миша и Костя стали рядом с Майей и выставили вперед кулаки.

Карабас посмотрел на них злыми глазами, нагнул голову, как бык, и вдруг размахнулся и ударил Мишу. Мальчик повалился на Майю, Майя на Костю, а Костя еле удержался на ногах, ухватившись за край сцены.

– Эй, держите его! Он с ума сошел! – закричали пионеры и бросились на Карабаса. Но он рванулся так, что они посыпались в разные стороны, и заорал:

– Я вас в бараний рог согну! Я ваших кукол в порошок сотру! Узнаете, кто я такой!

Раз – он оборвал малиновый занавес, два – он стукнул сапожищем по маленькой ложе, и она разлетелась в щепы, три – он сграбастал лапами Мальвину, Буратино и Пьеро и сжал так, что все их косточки затрещали.

И вдруг стало совсем темно. Послышался свисток, такой пронзительный, такой жуткий, что у всех мороз пошел по коже…

Потом

глухо забил барабан. Откуда-то появился тонкий светлый луч прожектора, пошарил в темноте, нашел Карабаса и ярко осветил его…

– Что это? – спросил Карабас. Волосы зашевелились у него на голове. Руки задрожали. Он выронил кукол…

А грозная музыка стала громче, сильнее. Как будто в темноте приближалось невидимое, могучее войско. И вот на сцену выполз тяжелый, закованный в броню танк. А из-за кулис высунулись дула пулеметов.

Танк медленно повернул башню и нацелил пушку прямо на Карабаса. И дула пулеметов направились на Карабаса. Снова раздался пронзительный свист, и со всех сторон взметнулись, зареяли, засверкали крыльями маленькие самолеты и ринулись тучей на Карабаса…

– Мне страшно! Мне страшно! – завопил Карабас и рухнул на колени с таким громом, что весь зал вздрогнул.

– Эй, зажгите свет! Кто у вас тут безобразничает? – сказал из темноты звонкий голос.

Зал осветился. Над Карабасом стоял милиционер. А Карабас валялся на полу и выл от страха.

– Встаньте, гражданин! – сказал милиционер и потрогал его за плечо. – Батюшки, да это опять Карабас! Что он тут у вас натворил?

– Он хотел забрать наших кукол, а мы их не отдали, – сказала Майя. – Тогда он стал ломать театрик, а наш кукольник выпустил на сцену танк и напугал его. Он теперь от страха ревет. Он ведь только маленьких не боится!

– Помилуйте! Пощадите меня! – вопил Карабас, закрыв лицо руками.

– Эй, гражданин, – сказал милиционер. – Довольно выть. Вставайте и пойдемте со мной в милицию. Я прочел сказку «Золотой ключик» и знаю теперь, кто вы такой. Здесь таким безобразникам не место! Верно я говорю, ребята?

– Верно, верно! – закричали пионеры и затопали ногами.

Милиционер заставил Карабаса встать и повел его к выходу. А тот хныкал и утирал глаза кулаком.

Вдруг в коридоре послышался громкий лай, дверь с треском распахнулась, и в зал опрометью вбежала маленькая гражданка в клетчатой кепке. За ней по пятам гналась большая серая овчарка.

Вот она настигла гражданку в проходе, опрокинула ее и схватила зубами лиловую косынку на ее шее…

– На помощь! – закричали пионеры и бросились к ним.

Милиционер выхватил револьвер.

– Отойдите, дети! Может быть, собака бешеная!

– Нет, не бешеная! – сказал кто-то совсем спокойно. В дверях зала стоял доктор Николай Иванович, держа в одной руке собачью сворку, а в другой – обломки серебряного самолета.

– А, доктор! – сказал милиционер. – Опять вы пустили эту собаку без намордника! Мало я вас штрафовал? Уберите ее скорее, а то она загрызет гражданку!

– Друг! – крикнул Николай Иванович. – Поди сюда!

Друг отпустил свою добычу и подбежал к хозяину, весело виляя хвостом. Пионеры помогли гражданке встать на ноги.

– Мы с Другом, – сказал доктор, – застали эту гражданку на том, что она ломала на куски вот этот хорошенький самолетик.

– Он показал серебряные обломки. – Я не хотел причинить ей вреда, но, знаете, овчарку в таких случаях не удержишь. Взгляните!

Он подошел к гражданке и кончиком пальца дотронулся до ее розового ушка. Тогда розовое личико упало на пол с легким стуком, а вместо него выглянула рыжая шерстистая морда с черным носом и злыми, блестящими глазами.

– Лиса! – ахнули все в один голос.

– Да, лиса! – сказал Николай Иванович. – Верная сообщница Карабаса. Я прочел сказку «Золотой ключик» и теперь знаю, кто такие они оба. Отведите их в милицию, товарищ милиционер! Друг вас проводит, чтобы они не улизнули.

– Ну и дела! – сказал милиционер и подтянул свой пояс. – Пойдемте, граждане!

Он вышел в дверь, за ним понуро плелся Карабас. Лиса ковыляла, пряча морду в лиловую косынку. А позади гордо выступал Друг – уши торчком, хвост как знамя.

Дверь захлопнулась, и всем в зале стало весело.

Карло вышел из-за ширмы и уселся на краю сцены. Мальвина, Буратино и Пьеро взобрались к нему на колени, пудель примостился у ног. Их окружили пионеры.

– Папа Карло, расскажите про Карабаса! Зачем он сюда явился? Что ему было нужно? – просили они.

Карло начал рассказывать свои приключения. Но едва он сказал о том, как тарабарские врачи отказались его лечить, поднялся страшный шум.

– Вот негодяи! Вот безобразники! Попались бы они нам, уж мы бы их проучили!

А доктор Николай Иванович сказал:

– Послушайте, Карло, как вам не совестно! Почему вы не обратились ко мне за советом сразу же, когда приехали? Я каждый день бываю во дворце.

– Спасибо! – сказал папа Карло. – Только зачем я пойду к доктору, если у меня ничего не болит? Я совсем выздоровел.

Тут все захлопали в ладоши и закричали «ура!». Пионеры решили, что Мальвина – самая хорошенькая. Пьеро – самый милый, а Буратино – самый забавный из всех деревянных актеров! А пудель Артемон – самый симпатичный из всех пуделей! А папа Карло – самый замечательный из всех кукольников на свете!

Все наши друзья остались жить во Дворце пионеров! А Карабас и лиса улетели в свою Тарабарскую страну, чтобы никогда больше к нам не возвращаться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать