Жанр: Научная Фантастика » Йозеф Несвадба » Трест по уничтожению истории (страница 2)


- Не пускай его на мост...

- Откуда вы это знаете? - теперь уже вправду ужаснулась она и вскрикнула бы, если бы он не зажал ей рот. Корейс почувствовал в своих руках тело жены, так хорошо знакомое ему, но ставшее на несколько лет моложе. Это неожиданно взволновало его, и он поцеловал ее.

- Мы должны испортить его машину, только так можно помешать им вовремя добраться до моста. Дай мне ключи от гаража...

Он рылся в бельевом шкафу, зная, что запасные ключи хранятся где-то под детскими распашонками - жена упорно шила их для детей, которые так никогда и не родились. Она ударила его по руке:

- Вы что, спятили? Испортить наш автомобиль? Теперь, перед самым концом войны? А на что мы будем жить?

Корейс хотел спросить ее, на что они будут жить, если этого не сделать, но он только оттолкнул ее и продолжал рыться в белье. Она не решилась сопротивляться: он был сильнее ее. Корейс схватил ключи и ринулся к гаражу.

- Это мой автомобиль. И мой гараж. А я твой муж, - крикнул он, убегая. Она выбежала вслед за ним, и тут Корейс увидел себя рядом с нею в зеркале, висевшем в передней. Он был намного старше ее. Таких осложнений он, конечно, не ожидал. Вбежал в гараж. Схватил нож и пропорол все четыре покрышки. Нанес такую рану своему любимцу. Корейс готов был просить прощения у автомобиля - он часто разговаривал с ним, причем гораздо нежнее, чем с людьми. Но в этот момент дверь за его спиной открылась, и в ней появился другой Корейс - намного моложе его, разъяренный, воинственный Корейс, герой всей округи, освободитель Праги. Они набросились друг на друга. Однако Корейс знал, где тот, молодой Корейс держит свой пистолет, и потому бросился к шкафчику с инструментами раньше, чем сам это когда-то сделал. Вообще он все знал заранее, знал и о тайнике под полом, где был спрятан армейский авбмат. И не ослабел за эти годы. Во время этой странной борьбы он даже смог произнести:

- Я делаю это ради тебя. Чтобы у тебя через пять лет было двадцать "Рихардов" и работало десять шоферов, чтобы ты жил лучше тестя...

- Плевать мне на это, - кричал, борясь не на жизнь, а на смерть, молодой Корейс. - Предатель! Коллаборационист! Скотина! Хочешь, чтобы всех нас перестреляли, а деревню сожгли! Да я отдам последнюю рубашку, чтобы нам избавиться от нацистов! - и поднял с пола гаечный ключ. Слышно было, как на улице затарахтели мотоциклы: это двинулась команда подрывников. В дверях гаража появился Тонда с пистолетом в руке.

- Я уже достал машину, - крикнул этот стервец, уличая самого себя во лжи, которую будет твердить позднее. - Идем скорее...

Он не заметил будущего Корейса, притаившегося в углу. Во дворе остановился старый легковой "форд" тестя Корейса. История была спасена. Тесть вышел из машины в сокольской форме. Растроганно пожимал всем руки. Но он не был вооружен. И когда герой уехали, остался с дочерью.

- И вы еще будете меня всю жизнь поучать, чтобы я с ними не якшался, - усмехнулся будущий Корейс.

- В конце концов все армии уйдут. А наш народ останется здесь. И мы не должны восстанавливать его против себя. Пусть перебесится... как в восемнадцатом году... У нас после войны остались полные склады, надо быть осторожными...

- Для кого, папенька? Для кого? - спросил Корейс.

- Вы родственник моего зятя? Похожи на него.

- Немного, - ответил Корейс и медленно пошел прочь. Дурацкая идея - уничтожить историю. Плечи у него еще болели после драки. Придется вернуться в современность с шишкой. Он с трудом поставил правую ногу на подножку автомобиля, открыл дверцу и нащупал женское бедро.

- Что ты здесь делаешь? - изумился он. За рулем сидела Марта с чемоданчиком на коленях; она была намного моложе и даже не запыхалась от спешки. - Немедленно вылезай. Я не могу взять тебя с собой. Знаешь, куда я еду? - Но она не шелохнулась. - Понимаю, ты злишься из-за того, что он уехал, что он рискует жизнью, из-за того, что с ним поехала Ирена, вы поругаетесь с ним, но в конце концов помиритесь. Ты нужна ему. Да и тебе самой не найти никого другого.

- Я уже нашла.

- Кого? - и он перечислил тех, за кого отец пытался ее выдать, - ведь все они сбежали.

- Вас. Вы похожи на Корейса, но гораздо разумнее его, мы с вами договоримся. У нас одинаковые взгляды.

- С чего ты взяла? - Корейс возражал, хотел ее вытолкнуть из машины, а между тем на мосту начался бой, стрельба усилилась и издали донеслось русское "Ура!" - Убирайся! - Но она и не думала уходить. Видно, даже перенесясь в другое время, ему не удастся избавиться от нее. - Как ты отнесешься к себе самой, той, какой ты станешь в будущем? Я еду туда. А ты уже там. Выходи, а то устроишь самой себе сцену. Ведь ты знаешь, какая ты ревнивая...

Но, кроме того, она была еще упрямой. И не хотела выходить, пока Корейс ей все не объяснит. Он не стал долго говорить - сунул руку под сиденье и бросил ей на колени листовку

ТРЕСТА ПО УНИЧТОЖЕНИЮ ИСТОРИИ

- Вздор! - заявила она, прочитав. В это время первые пули вонзились в забор подле самого автомобиля времени.

- Верно. Это и я понял. Выходи скорее.

- Наоборот. Поеду с вами. Глупо было ехать в сорок пятый год. Вся сумятица в Европе началась гораздо раньше. Когда распалась старая Австро-Венгрия. И знаете, кто виноват в этом в Чехии? Мафия. И мой собственный отец, давший в те решающие годы много денег этой мафии. Нам надо вернуться в

семнадцатый год и уговорить отца, чтобы он их не поддерживал. Расскажем ему все, предостережем его. Ведь он потом всю жизнь сокрушался изза этих денег. Говорил, что это его единственная ошибка... Я поеду с вами.

- Это бессмысленно.

- Машина работает, так почему же бессмысленно? Вы очутились в прошлом или нет? Очутились. Ну так поехали! В семнадцатый год... - и сама включила мотор. В деревне появились первые освободители. На домах вывешивали красные флаги. Корейс сам не заметил, как дал газ. А она вырвала из его рук баранку и повернула машину к фабрике своего отца, находившейся в конце деревни. Из лесочка выехали русские танки, казалось, машина вот-вот столкнется с ними, но танки вдруг превратились в коров, испуганно разбежавшихся перед автомобилем. Они миновали жестокую зиму двадцать девятого года, встретили толпу забастовщиков, увидели перед фабрикой жандармов; чем ближе к ней подъезжали, тем старомоднее становились соседние дома, показались двуглавые орлы, жандармы с султанами на шляпах, исчез асфальт, колеса их автомобиля уже утопали в пыли староавстрийской проселочной дороги. Им оставалось проехать не более пятисот метров, когда Марта вдруг громко вскрикнула - фабрика исчезла! Они остановились перед лачугой с гордой вывеской: "Иржи Воженил, первое христианское производство мыла в землях королевства святого Вацлава". Счетчик показывал 1917 год.

В передней они встретили тестя. Выглядел он даже моложе Корейса. И одет был все в ту же сокольскую форму.

- Папа! - бросилась ему на шею Марта. - Ты еще не отдал этих денег?

На пороге кухни появилась женщина с маленькой девочкой на руках.

- А это что за особа? Опять одна из твоих девок? - раскричалась она.

- Маменька...

- Какая я вам маменька, я не старше вас! И к тому же порядочная женщина. Вы только посмотрите, как одета эта шлюха, уж не сбежала ли она часом из цирка? Вот какие у тебя друзья!

- Но она и вправду похожа на тебя. Кто вы, собственно, сударыня? - осторожно спросил отец. Марта в ответ нерешительно указала на девочку, которая тут же разревелась.

- Мы ничего не станем вам объяснять, - попытался выйти из затруднительного положения Корейс. - Хотим только предостеречь вас. Не давайте денег мафии. Вы будете жалеть об этом всю жизнь, а на старости лет это погубит вас. Вы должны остановить ход истории.

- Что?! - во всю глотку заорала стоявшая на пороге женщина, и Корейс мысленно возблагодарил провидение за то, что его жена не унаследовала характер матери. - Ты им все-таки отвалил деньги? Окончательно выжил из ума!

У тестя лопнуло терпение!

- Все вы посходили с ума, откуда бы вы ни взялись. Я хочу после войны открыть в нашей деревне фабрику. А если здесь останется Рихтенбаум, то я могу сматывать удочки. Меня спасут только патриоты, чешские заказчики. Я вложил эти деньги в лучшее предприятие на земле и стану самым крупным фабрикантом мыла в освобожденном чешском королевстве. Да здравствует его превосходительство Крамарж, милостью божьей король чешский! - восторженно воскликнул он.

Тут раздались удары в ворота. За ними стояли два жандарма в старинной форме, которые пришли арестовать путешественников. Корейс отбивался от них чуть ли не целый час. В конце концов его вместе с тестем повели в наручниках в жандармерию. Тесть шел с таким видом, будто идет туда играть в карты.

- Как хорошо, что вы не шпик. А я было заподозрил вас, шепнул он Корейсу. - Но теперь вижу, что вы ненавидите австрийцев так же, как я. Мафия назначит вас на высокий пост.

- Я люблю австрийцев! Да здравствует Австрия! Да здравствует император! Не хочу независимости! - шагая по улице, кричал Корейс, пока ему не заткнули рот. За углом жандармы остановились. Тесть сунул им по гульдену. Они кивнули:

- Но смотрите, хотя бы неделю не показывайтесь в деревне. Пока разводящий не забудет о вас.

Оба жандарма отдали честь и степенно направились к трактиру.

- Можешь больше не притворяться, не ори и не лезь на рожон, - улыбнулся молодой тесть, позвякивая мелочью. - Недельку отдохнем в замке и что-нибудь подыщем для тебя.

- Нет! Не стану я снова повторять ту же бессмыслицу. Не буду способствовать прогрессу во времена, когда меня еще на свете не было! - крикнул Корейс и опрометью бросился к своей машине. Но, добежав до угла, остолбенел. Военные только что осмотрели автомобиль, впрягли четверку лошадей и, оцепив машину ротой солдат, отвозили ее в свою казарму.

- Мне очень жаль, - сказал тесть, догнав Корейса. - Но столько гульденов, сколько здесь потребуется на всех, у меня нет. - Там было добрых двести солдат. - Укроемся пока в замке, дружище,

В замке, находившемся в четыре километрах от деревни, как раз заседали местные патриоты. Главным образом представители ремесленников. Председательствовала ее светлость княгиня Гортензия, которой было уже за восемьдесят, и слышала она только, когда все орали хором. Обе Марты уже давно были там. Спутница Корейса подошла к нему:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать