Жанр: Фэнтези » Юрий Никитин » Зубы настежь (страница 23)


Глава 15

С глупо раскрытым ртом я стоял и тупо смотрел по сторонам, потом меня тряхнуло с такой силой, что в глазах мелькнули бабочки. Уже не оглядываясь, понял, что в мою сторону катится каменный шар размером со слона. Ноги мои сорвались с места, я помчался по туннелю, что понижался совсем слегка, но грохот нарастает, каменный пол под ногами дрожит, стены трясутся...

Оглянулся, вместо одного шара несутся два в ряд! На миг почудилось, что и такое уже видел, но стены мелькали с такой скоростью, что я чувствовал встречное давление воздуха, словно ломился сквозь овсяный кисель.

Впереди плита показалась слегка темнее других, я с разбега перепрыгнул, успел заметить как она рухнула, едва над нею пронеслась моя тень, в глубине зловеще блеснули копья остриями вверх, а я несся дальше, перепрыгивал такие же плиты, их оказалось немало, в какой-то миг мог и зазеваться или не рассчитать прыжка, затем у основания стены увидел широкие норы, тоже с разбега прыгал, и не зря: оттуда выметывались быстрые длинные ножи, с разочарованным звоном сталкивались, я холодел, представляя как бы побежал с отсеченными напрочь лодыжками...

Уклон стал круче, а грохот нарастал так, что я уже слышал давление воздуха в спину от каменных шаров. И тут кровь похолодела в жилах: туннель впереди заканчивался тупиком!

Стена была ровная гладкая, без ниш и выемок, огромный каменный шар сейчас догонит и сплющит меня, прижатого к стену... если успею добежать на этих ватных ногах.

Волосы встали дыбом, смерть догоняет, я несся со всех ног еще и потому, что уже не мог остановиться. Стена тупика стремительно надвигалась, сзади нарастал грохот. В последний момент, повинуясь наитию, я подпрыгнул, больно ударившись коленями и грудью о стену. Пальцы мои ухватились за невидимый в темноте край каменной плиты. Я судорожно подтянулся, в тот же миг под ногами грохнуло. Мир затрясся, от страшного удара заложило уши.

Я лежал на самом краю, грудь разрывалась, а внизу, почти доставая края плиты, на которую я влез, виднелась верхушка каменного шара. В горле стоял горячий ком, я долго лежал без сил, потом отхаркивался и плевался, чувствуя как из пересохшего горла вылетают спекшиеся куски камня, способные убить зайца.

За спиной непривычно легко, а под растопыренными ладонями лишь шероховатая поверхность каменной плиты. Я сжал и разжал пальцы, в голове гудело, в ушах звон, и лишь через вечность сообразил, что кроме кулаков у меня другого оружия нет, меч обронил, когда красиво несся быстрее лани, быстрей, чем заяц от орла. С другой стороны, если бы так и бежал с мечом в руке, то сейчас там внизу со стены стекали бы на пол расплющенные остатки варвара с высшим образованием, но меч был бы при нем, мужчина должен мереть при оружии!

Отдышавшись, я потащился на подгибающихся ногах все вперед и вперед. Сутки поносил меч за спиной, но без него уже как голый, слабый как зимняя муха, глаза блудливо шарят по сторонам, хотя бы камень в руку, человек-варвар ненамного ушел от человека пещерного, а если бы еще и дубину, так я и вовсе цивилизация во всей красе.

Мелькнула мысль и в самом бы деле вернулся, в профессии героя есть серьезные минусы, но дрожь пробежала по телу, едва перед глазами встала страшная картина грохочущих в мою сторону каменных шаров.

Постоял в страхе и нерешительности, глаза пугливо обшаривали стены, темно и сыро, из щелей высовываются серые потеки чего-то лохматого. Плесень, не иначе. Крупная такая плесень. Оголодавшая. Возможно, и не кинется. Возможно, у нее глаза слабые. Хотя, она ж тут и родилась, ее гляделки, или что у нее там, как раз в порядке...

В страшной тишине, нарушаемой только моим сиплым дыханием, послышался странный шелест на головой, а одновременно издалека донесся частый стук копыт... или когтей. Зверь, судя по грохоту, был с гору, несся быстро, и, что самое жуткое, прямо в мою сторону!


Я застыл, сжав кулаки. Грохот становился все громче, но зверя пока не было, только грохот усиливался, я уже обречено понимал, что зверь вовсе не со скалу, а с гору, спина моя уперлась в стену, я напрягся, приготовился встретить чудовище, от скрежета когтей по камню уже ноют кости, задержал дыхание, явно же бой будет коротким, очень коротким, ибо зверь, что несется на меня, размером не с гору, а с горный хребет...

И тут из полумрака вылетел черный волк. Над ним суматошно шлепал крыльями по воздуху ворон, что-то сипло каркал, а волк мчался ровными прыжками, эхо от его когтей металось по всей пещере, сплеталось, усиливалось, голова моя уже трещала как булыжник в жарком костре. Из-под волчьего брюха веером летели красные искры и оставались далеко позади.

Я успел разглядеть в его пасти какие-то ремни, но тут ворон, углядев меня, закричал радостно:

– Это я привел!.. Это я дорогу нашел!... Это я все сумел!

Волк остановился в двух шагах от меня. Из пасти выпали ремни, я потрясенно узнал перевязь, а когда волк шагнул в сторону, я понял, что это мой меч чиркал по камню, высекая искры!

– Вы... – прошептал я, – вы... настоящие друзья! Но как вы... как сумели?

Мои дрожащие руки ухватили перевязь, пальцы скользили в слюнях, я все не мог забросить ее на плечо, изжеванную и мокрую, но меч вот он, настоящая полоса острой как бритва стали, а самец только с мечом в руке – мужчина, а не существо в штанах.

– Спасибо, – повторил я с горячей благодарностью. Глаза защипало, я чувствовал как трясутся губы. – Вы просто спасли мою шкуру... Но как? Как вы сумели?

Ворон шумно упал на валун, долго устраивался,

растопырив для равновесия крылья, когти скрежетали, мороз по коже, а когда крылья сложил на горбатой черной спине, я услышал, что его дыхание такое же сиплое, как и частое дыхание волка.

Ворон ответил первым:

– А чо?.. Я могу все.

Волк выдохнул:

– Мы... уф-уф... бежали... по следу... уф-уф!.. Все просто... пусть не каркает...

Я чувствовал как мои брови ползут вверх, топорща на лбу толстую кожу. Голос дрогнул, когда я спросил неверяще:

– По следу? А как же камни?

Ворон каркнул:

– Какие камни?

Мои брови вздыбили кожу толстыми складками, а голос сорвался на писк:

– Камни... большие камни!

Ворон молча повернул голову, глядя на стены одним глазом, затем другим, а волк прорычал устало:

– Да тут все большие камни.

Я чувствовал как брови поднялись еще выше, выжимая из складок кожи на лбу жирное масло.

– А те... которые катались?

Волк прорычал:

– Ничего там не катается. Пусто как в лесу, где прошла моя стая.

Мои колени подломились, я чувствовал как камень больно ткнул мне в копчик. Я чувствовал себя обманутым и ограбленным как гробница Тутамхаима. Выходит, я напрасно мчался как Гарун, мог бы переждать в сторонке, камень катился вовсе не за мной, у него своя цель, простая и понятная: достичь по законам гравитации самой нижней точки пещеры.


Внезапно среди шорохов моих шагов, сиплого дыхания и грохота крови я различил быстрый перестук крепких коготков. Я прижался к стене, острие меча вперед, напрягся и задержал дыхание.

Из-за поворота выметнулся сгорбленный зверек, похожий на уродливого свиненка. Уши врастопырку, мордочку в темноте не рассмотрел, только и заметил, что зверек неловко, хоть и быстро, ковыляет на трех лапах, а в одной сжимает огромный молоток.

Мой меч начал подниматься, но зверек, даже не заметив меня, юркнул в темноту, там послышались частые удары железа по камню. Я перевел дыхание, сделал еще пару осторожных шагов. Привыкшие глаза рассмотрели как в нише зверек остервенело бросается на стену, крушит, ломает, выламывает мелкие камешки и крупные глыбы, расширяет нишу до размеров пещеры...

– Юродивый, – каркнуло над ухом. – Юрод!

– Тихо ты, – прошипел я.

– Заткнись, пернатое, – прорычал и волк. – Раскаркалось!

Ворон пробурчал сзади:

– Да не слышит он, не слышит.

– Глухой?

– Нет. Трудоголик просто. Послали работать, он и счастлив. Вы что, дураков не видели?

Волк прорычал:

–Таких – нет. Только пернатых. Герой, позволь мне впереди? Я чую за два поворота, а в запахах вижу за три. Мне с вами, как с двумя старыми слепыми черепахами, которых долго били большой толстой палкой!

Земля под ногами вздрогнула. С низкого свода покатились мелкие камешки. Тяжелый грохот близился, волк зарычал, у нас с ним поднялась шерсть, а ворон грозно щелкнул клювом и встопорщил крылья, сразу став в два раза громаднее.

С грохотом обрушилась часть стены. Я отпрыгнул, замахиваясь мечом. Длинная полоса железа прочертила красивый полукруг, я задержал удар, ибо в проеме показались квадратные морды тупых безглазых тварей, что остервенело рушили стены, грызли камень, расширяя и расширяя владения владыки подземелий.

Не обращая на меня внимания, они промчались мимо и неистово вломились в противоположную стену. Камень разлетался в щебенку под их чудовищными лапами. Внезапно образовалась дыра, за ней открылась небольшая пещера, тускло блеснула горка желтого металла. Я понял, что мощь властелина подземелий увеличилась, ибо золото есть власть и мощь, он может создать и бросить мне навстречу жутких тварей...

Я застонал и заставил тяжелые ноги передвигаться в направлении к темному входу. Земля круто понижалась, я цеплялся за стены, чтобы не брякнуться на спину и не съехать ногами вперед вглубь подземелий.

За спиной волк рыкнул:

– Берегись!

Я на миг увидел гигантскую руку, что появилась в темном углу будто из темной пустоты. Зверек пищал и вырывался, пальцы брезгливо держали его за шкирку, и, честно говоря, если бы не отчаянный визг, я мог бы не успеть повернуться и выставить навстречу меч.

Тяжелое тело в прыжке напоролось на острие, мои руки невольно опустились, а пока я вытаскивал длинный меч, из темноты снизу метнулось темное, лохматое, с распахнутой красной пастью. Навстречу прыгнуло, защищая меня, такое же темное, лязгающее множеством зубов. Я отчаянно крикнул «брэк!», одно темное тело послушно отступило, лезвие моего меча с хрустом проломило хребет зверя подземелий.

Волк прорычал:

– Я бы сам, конечно... но впереди еще будут схватки!

– Да и силы надо беречь, – поддержал я мужественным словом. – Ты еще не окреп после твоих ран. А скоро, чувствую...

Ворон каркнул:

– Я лучше всех вас чуйствую!.. Ворон – птица вещая.

– Ворон – это... – прорычал волк. Поперхнулся, кашлянул, заковылял к дальнему темному ходу. Я вытер меч о дергающееся тело чудища, пошел следом. Не потому вытер, что меня смущала это темная жидкость, что капает с лезвия, а просто все так делали, а я человек, который тоже живет привычными подражательными алгоритмами: как все, так и я.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать