Жанр: Фэнтези » Юрий Никитин » Зубы настежь (страница 36)


Я отмахнулся с великолепной небрежностью героя, который не привык сушить мозги над проблемами, которые нельзя решить одним ударом меча. И даже двумя.

– Ни то, ни другое, не третье.

Он насторожился:

– А разве может быть третье решение?

Я кивнул:

– Может.

– Какое? – он уставился на меня круглыми блестящими глазами. – Какое?

Я сдвинул могучими плечами героя. Мышцы двигались как морские волны, красиво переходя из состояния покоя в разные вздутости, бугры, красивые блестящие холмы, туго обтянутые здоровой кожей.

– Пока не знаю.

Он выдохнул воздух шумно, разочарованно.

– Увы, это невозможно!

– Понимаю, – сказал я нехотя. – Наверное, просто почудилось.

Снова я поймал его ускользающий взгляд. Мне показалось, что возмутился он чересчур громко, наигранно.

И хотя на самом деле я брякнул просто так, чтобы отвязаться, но теперь почудилось, что в самом деле существует и нечто третье.

В черных глазах Куцелия было странное выражение. Я снова оглядел себя. Черт, я больше похож на Хулка. Тупое такое чудовище в человечьем облике, одни глыбы мышц, мозгов как у таракана. На пляже меня бы провожали почтительно-завидующими взглядами, да и на улице такое заметно, особенно летом.

– Держись, ворона, – сказал я негромко.

Жеребец даже не пошатнулся, когда я одним движением поднялся в седло, только когти ворона вонзились в ремень перевязи глубже, достав и мою кожу, но пернатый мудрец только проскрипел что-то во сне, но просыпаться не стал.


Жеребец переступил с ноги на кону, приноравливаясь к тяжести. Огромный черный как глыба антрацита, с такими же блестящими боками, страшноватый и храпящий грозно, он то и дело косил огненным взглядом по сторонам, мечтая подраться. Хоть и рожденный в конюшне магов, но настоящий варварский конь в душе, куда варварее меня самого,


Каменный двор оставался пуст, если не считать голов в окнах. Только мы с конем и вороном на моем плече, даже Куцелий отступил на крыльцо, где в тени за нами молча наблюдал в сопровождении двух учеников старый Туртуллиус.

Двор безжалостно заливало солнце, уже начиная выжигать ночную сырь, запахи кухни. Ветерок донес аромат из конюшни, я почти видел как убийственные огненные стрелы с неба сожгли

нечистые запахи, а нашу с конем черную тень бросили на каменные плиты поперек двора.

И вдруг...

От ворот звонко и торжественно протрубили трубы. Красиво, зазывно, сердце от серебряных звуков застучало чаще, а плечи раздвинулись еще шире. Тяжелые створки распахнулись, из темноты выплеснулось настолько яркое, цветное и пестрое, что мне на миг почудилось, что это патруль разгоняет цветочниц у Белорусского вокзала. Впереди на укрытых с головы до ног красными попонами конях ехали двое мужчин: один немолодой, грузный и тяжелый, весь в железе, только голова непокрыта, ветер треплет редкие седые волосы, а второй молодой и резкий, со злым надменным лицом, в дорогом одеянии, расшитом золотой вязью, с множеством золотых пуговиц, золотых запонок, бриллиантовых заколок, на голове широкополая шляпа с синезеленым пером, самая крупная булавка сцепляет края воротника у горла. На плечах переливается красным и оранжевым длинный плащ, покрывая конский круп.

За этими двумя выплеснулись цыгански яркие всадники, в середке как редкий цветок выделялась девушка странной и редкой красоты. Я выпрямился и незаметно раздвинул глыбы плеч, слегка вздул грудь и напряг мышцы.

Ткани на одежду принцессы пошло меньше, чем мне бы потребовалось на галстук, а длинные золотые волосы, красиво падая на спину, укрывали площадь побольше, чем вся ее одежда. Я засмотрелся на ее белое нежное тело, совсем не видевшее солнца, не сразу обратил, что следом подъехали еще трое: старый угрюмый воин с длинной окладистой серебряной бородой, торчащими усами, в кольчуге из крупных колец, и двое воинов в железе, даже шлемы с личинами, видны только глаза через узкие щели, из-за плеч выглядывают рукояти боевых топоров.

Я не мог оторвал взгляда от старого воина: усы настолько огромные и хвастливые, которые я видел только однажды на старом фото с изображением командарма Буденного, полного Георгиевского кавалера. Усы торчали в стороны острые как пики, слегка загнутые кверху острыми кончиками, бравые, бодрые, и у меня сразу возникло желание выпрямить спину еще больше и выпятить грудь до немыслимых пределов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать