Жанр: Фэнтези » Юрий Никитин » Зубы настежь (страница 49)


Глава 30

Принцесса со своей свитой смотрела на нас с вершины холма. Они выглядели красиво: прекрасная и благородная в окружение хорошеньких, но ни в коем случае не прекрасных служанок, смотрит милостиво на двух забрызганных кровью врагов воинов, старого и молодого.

И хотя холм невысок, но здесь не королевство, а она еще не королева.

Воевода тяжело дышал, по лбу бежали крупные капли пота. Хотя он и лез на разбойников впереди меня, но сражался умело, с привычной профессиональной осторожностью, когда нанося разящий удар, не забывают и о защите, и на нем кроме выщербленной пластины на плече, не осталось других следов схватки.

Принцесса надменно наморщила носик:

– Вицелла!.. Килелла!.. Принесите плащ принца Махнольда.

Я смотрел тупо, когда служанки подали ей роскошный до нелепости плащ, красный как дурак, с побрякушками как на тунгусском шамане или на Майкле Джексоне, с песцовой подбивкой по краю.

– Вот, – сказала она, обращаясь ко мне, – жалуем тебя за твое служение.

Мои челюсти стиснулись, в груди перекатывался гром, я слышал как он рычит и рвется наружу, плечи уже поднялись, собираясь выпустить раздраженный рев:

– Почему мне? Воевода дрался больше. Он заметил их первым, первым принял удар!

Она удивилась:

– Он-то при чем?

Теперь уже удивился я:

– Я уже сказал...

– Это его работа, – объяснила она покровительственно. – Он давал присягу умереть за королевство, за меня. А ты не на службе!

– Да на какой мне...

Я умолк заметив встревоженное лицо воеводы. Он делал какие-то знаки. Я с огромным усилием придержал грозный рык, молча протянул руку. Служанки, игнорируя мою длань, забежали сзади, я чувствовал как шелковая ткань упала на плечи. Игривые женские пальчики застегнули на моей толстой как ствол дуба шее, заодно шаловливо пощупав мышцы, острые коготки даже пробовали поцарапать толстую как у носорога кожу.

Я кивнул, мол, благодарю, принимаю э т о, отступил. А воевода крикнул зычно:

– Кони заморились! Отдых, остановка на ночь!

Сам он тяжело слез с коня, хозяйски осмотрелся по сторонам:

– В удобном месте сделали засаду. Хороший ручей, а деревья укроют хоть от дождя, хоть от ветра. И сухих веток нападало, на всю зиму хватит...

Герцог спрыгнул с коня, поморщился, колени хрустнули:

– Понятно, расседлываем коней на ночь.

Я хмуро смотрел как людишки радостно начали устраиваться на ночлег, хотя еще солнце только-только коснулось темного края земли. Для принцессы спешно натягивали ее шар Монгольфье, Воины с топорами в руках пошли в чащу, а вернулись уже с мощными рогатками, что укрепили на самых вытоптанных местах, там уже раздували костры. Служанки щипали забитую по дороге птицу, насаживали на вертелы.

Едва солнце скрылось за горизонтом, как пламя костров стало по-настоящему ярким, а за кругом света быстро сгущалась тьма. В ветвях птицы умолкли, там перестало шебаршиться, пищать и стучать коготками.

В нашем лагере суматоха затихла, люди сидели у костров, подбрасывали хворост, переговаривались негромкими вечерними голосами. Красные блики выхватывали из темноты крепкие фигуры, грубые лица. Запах жареного мяса потек над поляной, первые тушки выхватывали еще полусырыми, пожирали жадно, утоляя звериный голод молодых и сильных мужчин, и лишь когда поджарили олененка, уже основательно сдобрив его горьковатыми травами, солью, посыпав размолотыми в пыль острыми на вкус корешками, мужчины ели неспешно, наслаждаясь как хорошо зажаренным сочным мясом, так и своим аппетитом, своем умением как по трое суток ехать, не имея во рту ни росинки, так и потом есть долго и про запас.

Я прошелся по лагерю, осматриваясь, не хотелось бы, чтобы нас застали как Ермака с его пьяными казаками, проверил стражу. Монтомер, в самом деле высокий и могучего сложения, смерил меня недружелюбным взглядом. Понятно, мое появление больше всего раздражает высоких и сильных. До этого они смотрятся самыми что ни есть богатырями, для мужчины это почти так же важно, как утащить в кусты смазливую служанку.

Его взгляд задержался на красном плаще на моих плечах.

– Ого, – сказал он саркастически, – мы служим ей не первый год, но нам что-то не перепадало и застежки от такого плаща!

Остальные посматривали кто опасливо, кто враждебно, кто просто в предвкушении ссоры и хорошей драки. Монтомер всячески подчеркивал, что едет по правую руку герцога, а в отсутствие герцога именно он распоряжается остальными воинами. Похоже, пробует распространить свою власть и на этого варвара. Будь хорошей драке, это же так понятно, все бы мужчины...

Я проговорил так, словно я был не героем-варваром, а занудным магом:

– Ты прав. Это упущение. Но мы можем поправить его сами.

– Как? – спросил он насмешливо.

– Вот так.

Застежка расстегнулась с легким щелчком. Воины вокруг костра наблюдали обалдело, когда я набросил его на плечи обойденного героя. Не оглядываясь, я пошел к своему коню, чувствуя как прохладный воздух легко и приятно выпивает капельки пота, успевшие выступить под этим клоунским плащом.


Утренние птицы начали орать истошно, какие идиоты называют это пеньем или милым щебетом, от такого ора шерсть дыбом, всем бы головы посворачивал, дуры проклятые,

Рассвет был серым, даже листья у самого лица серые, я смотрел сквозь смыкающиеся веки, снова бы провалился в сон, если бы не эти пернатые, ошибка природы, потом на листьях очень медленно

проступила зелень, сперва темная, затем все светлеющая, пока не стала изумрудной на молодых листочках, и темных как болото на старых, я с досадой понял, что уже настоящее утро с его заботами. Даже с мечом и моими мускулами забот и тревог избежать почему-то не удается.

Со стороны поляны донеслись хриплые сонные голоса. Там затрещало, я с неохотой поднял голову, начал подниматься, чувствуя как за короткую летнюю ночь застыло мое громадное тело с глыбами тяжелых мышц.

Послышались шаги, воевода подошел крупными шагами, противно выспавшийся и бодрый, что тут за люди, что встают так рано, подтянутый как будто сейчас на парад,

– Еще спишь? – удивился он. – Эх, молодость... На каких только девок не размениваешься! А вообще-то береги честь смолоду, коли рожа крива.

Он умолк, насторожился. Я тоже развернулся в ту сторону, едва удержав руку на полпути к рукояти меча. За деревьями голоса звучали испуганно и взволнованно. Один принадлежал герцогу, визгливый и озлобленный.

Переглянувшись, мы с воеводой медленно пошли в ту сторону. Кусты затрещали, навстречу двое воинов несли на красном принцесовском плаще третьего. Лицо было бледным, на горле запеклась кровь. Следом проломилась целая толпа, герцог во главе.

Он сразу ткнул в мою сторону пальцем:

– Это он зарезал!

Убитого опустили на землю среди поляны. Это был тот самый высокий и самый сильный. Монтомер, любимец герцога. Похоже, поединка со мной ему не дождаться. Да и вообще красиво расхаживать вокруг костра уже не получится. Как и сидеть, подбрасывая в пламя веточки. На горле отверстие, в которое пролез бы мой палец, зияло как страшноватая нора в ад. По краям застыли темные сгустки, что отваливались при каждом движении как сытые пиявки. Стало заметно, что красный плащ весь в темных пятнах, отяжелел, начиная от воротника и до песцовой подбивки.

Воины шумели и бросали в мою сторону угрожающие взгляды. Кто-то обнажил оружие и стал заходить сзади. Я расставил ноги чуть шире, краем глаза следил за тенями. Моя тень падает впереди меня, а сейчас утро, всякий, кто зайдет сзади...

Он так и не понял, деревенский увалень в кольчуге и с добротным топором, а я, увидев как за спиной вырастает черная и длинная с утра тень, дождался нужного мгновения и резко ударил, не глядя, кулаком себе за спину.


Стиснутые пальцы угодили словно в ком сырой глины с тонкими рыбьими хрящами. Все услышали хруст, а я, не поворачиваясь, все так же холодно смотрел в лицо герцогу.

Воевода наконец оторвался от убитого, поднял голову. К лицу прилила тяжелая кровь, глаза побагровели. Непонимающе посмотрел мне за спину, сказал хмуро:

– Убит мифрильским кинжалом. Очень умело. Монтимер был опытным воином, но он не успел даже пикнуть.

Герцог сказал уже тише, в глазах змеилась ненависть:

– Я знаю, это варвар. Он убил его за этот плащ.

– Или потому, – угодливо добавил кто-то из воинов, явно мечтающих о месте Монтимера, – что устрашился открытой схватки с Монтимером. Убил подло, во сне!

Воевода поморщился:

– Я ничего не знаю про плащ. Но вы в самом деле считаете, что варвар способен на такое?

Воины переглядывались. Один, массивный медведистый ветеран, посмотрел на меня исподлобья с откровенно враждебностью, пробасил:

– Я... не считаю. Ударить так умело и точно надо уметь. А этот... гм... этот бык и мечом вряд ли. Ему и меч даден зазря. Дубину или молот разве что...

Еще один опустился на корточки и пощупал пальцами засохшую кровь, признал:

– Да, умело. Умер сразу. Рука поставлена мастером.

Меня осматривали все еще враждебно, но уже не как убийцу. Герцог ощутил перемену, его перекосило, едва не зашипел как змея, бледное лицо пошло лиловыми пятнами.

– Но вчера у них была ссора!

Воевода покачал головой:

– Ваша светлость, я ничего не имею против того, что вы готовы убить нашего проводника... Это ваше дело. Но если убьете как убийцу Монтомера, то тем самым позволите настоящему убийце остаться непойманным! А кто знает, кого убьет следующим?

Воины бурчали, уже в нерешительности, поглядывали то на герцога, то на воеводу. Шрамолицый ветеран пробурчал:

– Ваша светлость, убил не варвар. Если бы ударил он, здесь бы с верхушек деревьев кровь капала! И разрубил бы пополам, а не так вот... Рука поставлена в Артании, вот что скажу. Но кинжал мифрильский, а таких у нас немного. У меня, к примеру, нет вовсе, я небогат, а вот сытые куявы не пользуются из-за вражды к богине Охлептины, покровительнице мифрильских шахт. Однако, я бы сказал, что убийца прожил среди нас не меньше года... Вон какой косой надрез, когда тянул лезвие обратно... И не вытер сразу, видите пара капель крови на листьях? Ни один артанец такую небрежность себе не позволит... разве что поживет с нами, освинеет, мыться перестанет, или вон как вы, ваша светлость, с крыльца мочиться...

Герцог поморщился, в сторонке уже появилась принцесса и прислушивалась, прервал резко:

– Ладно! Оставим до выяснения. Если до следующей ночи не успеем добраться, то стражу выставим двойную.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать