Жанр: Фэнтези » Юрий Никитин » Зубы настежь (страница 56)


Я пробормотал:

– Толкуют, и пусть толкуют.

– Но я слышал, – возразил он, – что именно ты убил Громоблещущего Низвергателя!

Я пожал плечами:

– Мне пришлось в прошлом квесте убить несколько человек. Но я не помню, чтобы я интересовался кого как зовут.

Он крякнул, посопел, складки на лбу стали глубокими:

– Но... Не встречал ли ты высокого воина со шлемом из небесного железа? На нем еще выкован странный знак в виде громовой стрелы...

– Что-то такое было, – протянул я медленно. – Это случилось... если память не подводит... когда я выезжал из ущелья... Но с этим мужиком были еще двое. У них тоже шлемы с такими же громовыми стрелами. Я думал, что это пьяный кузнец, получив заказ на целую партию, поторопился и склепал одинаковые.

Конь под воеводой внезапно рухнул на круп, заверещал жалобно, словно раненый поросенок. Оказывается, всадник так рванул за поводья, что едва не разодрал бедному зверю пасть. Мой конь равнодушно простучал копытами вдоль по дороге, воевода вскоре догнал, его трясло, глаза вылезали из орбит:

– Так это... так это ж был Громоблещущий со своими братьями-великанами! Они ж вовсе... силачи.

– Мне они не показались великанами, – буркнул я.

Они остались позади, конь мой охотно пошел впереди в одиночестве, ни один конь не любит глотать пыль из-под копыт впередиидущих.

Когда я оторвался вперед почти на версту, слева заскользила темная тень. Волк несся длинными неслышными прыжками, легкий как клок тумана, изредка поглядывал на меня веселыми желтыми глазами. Хлопанье крыльев я не услышал, но когда задрал голову, в глаза бросились черные растопыренные крылья, разинутый клюв и прижатые в брюху костистые лапы.

– Чего такие хитрые?

– Хитрые? – переспросил волк. – С чего ты взял?

– Видно же... Ждете чего-то.

Его прыжки чуть ускорились, конь фыркнул негодующе и наддал, стараясь обогнать.

– Скоро, – сообщил волк. – Вон там гряда поворачивает... а так сам Шиваганд.

– Кто?

Сверху каркнуло:

– Уши прочисть, герой. Шиваганд, сын Альмагеста, внук Тетрапака и правнук Нунцапура...

– Не надо, – прервал я. – Все равно не запомню.

– Но у них принято знать до сорокового колена...

– Это у них, – крикнул я злее. – У нас даже отца и мать стараются забыть поскорее. Что за Шиванунд?

– Шиваганд! Шиваганд, сын... Ну, ладно, опустим. Хотя как-то

нехорошо... Ладно, ты варвар, тебе простительно. Это великан, он неустрашим и непобедим, в схватке с ним ты обретешь славу и честь...

Гряда медленно повернула, впереди открылся вид в широкую долину, что слегка опускалась от наших копыт. В двух верстах виднелся массивный дом из каменных глыб, но сердце мое остановилось, когда взгляд зацепился за человека, который шел к этому дому.

На плече он нес вырванный с корнями дуб. Ветви волочились сзади по земле, царапая и поднимая целые пласты. Дуб в три обхвата, из корней можно нарезать пару сотен палиц, крепче которых нет на свете, а сам человек в три моих роста, сложен пропорционально, двигается легко, без усилий. Дуб на одном плече, а на втором можно нести сразу троих коней в ряд, не свалятся.

Губы мои охватил мороз, я двигал ими как будто оказался на Северном полюсе:

– Честь и славу?..

– Ну да, – сказал волк азартно. – Разве не честь побить такого? О тебе слава прокатится по всем землям...

– Прокатится, – согласился я. – Но как его побить? Это же не человек, а какой-то утес на Волге. А если он меня побъет?

– Как можно? – ужаснулся волк. – Ты же герой, мой лорд! Сперва, конечно же, злодей должен побить изрядно. И не разок, а так... основательно. Затем в кандалы, пытать, мучить, терзать, издеваться... и так не меньше, чем две трети отпущенного вам времени. Это необходимо, чтобы всяк, кто наблюдает, проникся сочувствием. А потом, когда чудом освободишься и начнешь крушить все вокруг, всяк с облегчением скажет: так им, гадам, и надо.

– Три четверти, – сказал я с тоской. – Многовато.

– Таков закон! Иначе не успеют полюбить. Ведь всем нравится, когда бьют кого-то, а не их. Смотрят с удовольствием. Но когда бьют очень долго, то начинают уже сочувствовать... Только тогда можно освобождаться из плена.


Я подумал, махнул рукой:

– Черт с ними! Пусть не любят. Лишь бы боялись. Давайте обойдем этого Кинг Конга сторонкой. Я и так в кандалах провел всю жизнь, начиная с тугих пеленок.

Волк смотрел с непониманием. Похоже, искал скрытый смысл, не мог же предположить, что... словом, человек, водивший орков, не мог по трусости отступить, здесь было нечто другое, более важное и сложное.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать