Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Зеро (страница 30)


— Здесь также план участка Итимады, сведения о системе защиты, численности его подручных и тому подобное. Этим данным можешь доверять на сто процентов. Но как пробраться внутрь — решать тебе. Не надейся получить от него приглашение. А подходить к нему слишком близко, когда он за пределами поместья, тоже опасно: все его люди вооружены и не боятся первыми открывать пальбу. Все ясно?

Майкл кивнул.

— В аэропорту Кухулаи тебя будет ждать «джип». Твой номер в отеле оплачен. Здесь пять тысяч долларов, если понадобится еще, на твое имя открыт счет в банке Дайво в Кухулаи.

Майкл взвесил конверт на руке.

— Вы что-то говорили о паспорте и японской визе, — произнес он.

Джоунас усмехнулся.

— Я не гадал на кофейной гуще, если ты это имеешь в виду. Я просто хочу предусмотреть все возможности.

— Если я попаду-таки в Японию, — сказал Майкл, — то постараюсь немного прощупать Ямамото и его окружение. У меня еще много друзей в этой стране.

Джоунас предостерегающе поднял руку.

— Майкл, пожалуйста, не делай мне одолжений. Ты будешь целиком и полностью занят поисками убийцы своего отца и похитителя сестры. После деятельности твоего отца — вотчина якудзы, — стала теперь твоей. Привыкай и осваивайся. Хорошо?

Майкл еще раз внимательно перечитал предсмертное стихотворение отца.

— Может быть, мои выводы были слишком поспешными, — сказал он. — Может быть, это действительно загадка, что-то вроде подброшенного им теста. — Он закрыл глаза. Какое-то воспоминание промелькнуло в его голове, что-то связанное с Одри. — Нет, в этом что-то есть... Когда мы с Одри были маленькими, мы попали в буран. «Под снегопадом». Я сделал укрытие из снега. Одри хотела убежать, но я ей не дал. Я затащил ее в укрытие, и мы сидели там, прижавшись друг к другу, пока отец нас не нашел. Потом он говорил, что это укрытие нас спасло.

— Точно, — сказал Джоунас. — Я помню, твой отец рассказывал мне, как он вас нашел. Он гордился тобой, сынок. — Он пожал плечами. — Но я не вижу, какое отношение это имеет к стихотворению.

— Вот это самое «Под снегопадом». Мне трудно объяснить... «Белые цапли взывают друг к другу». — Майкл резко поднял голову. — Вот оно! Это точно!

— Что?

— Цапли взывают не друг к другу, — возбужденно сказал Майкл. — Они взывают к своим семьям.

— Ну, и? — Джоунас по-прежнему ничего не понимал. "Я звала и звала, Майкл, — сказала Одри. — Я думала, отец услышит меня от самого дома. Ты помнишь? — Майкл помнил.

Он хлопнул рукой по письму.

— Здесь только половина, — сказал он. — Что бы ни было здесь зашифровано, это лишь часть отцовского послания.

Джоунас всплеснул руками.

— Господи, где же другая часть?

— У Одри.

— Что? — Джоунас чуть не упал со стула. — Черт возьми, о чем ты говоришь?

— Неужели вы не понимаете, дядя Сэмми? Белые цапли — это мы, Одри и я! Мы взываем друг к другу.

— Не понимаю.

— Она мне говорила, что отец прислал ей открытку.

— Послушай сынок, мои люди перевернули весь дом вверх дном. Ничего похожего не было. Майкл уставился на Джоунаса.

— В таком случае открытка при ней, — сказал он. — Джоунас, неужели вы не видите? Теперь понятно, почему Одри похитили. Чтобы получить содержащуюся в этой открытке информацию.

Джоунас промолчал.

Глядя на отцовское письмо, Майкл гадал, прочел ли его кто-нибудь еще.

— Дядя Сэмми?

— У нас слишком много «если», однако это вполне возможно, — произнес наконец Джоунас.

— Кто мог вскрыть письмо? — спросил Майкл. Джоунас покачал головой.

— Кто угодно. Но вполне возможно, что никто и не вскрывал.

— Черт возьми! — сказал Майкл. — Это не ответ.

Джоунас холодно посмотрел на Майкла.

— Я понимаю твое разочарование, сынок. Сейчас мы понятия не имеем, почему твою сестру похитили. — Он забарабанил пальцами по столу. — Пока нам надо готовиться к худшему. К тому, что Одри в смертельной опасности. Кроме того, у нас очень мало времени. Если похититель и впрямь знал, что Филиппу удалось сообщить ей какую-то информацию. — Джоунас посмотрел на Майкла. — И если это так, следующим на очереди будешь ты.

— Мы должны спасти ее, — сказал Майкл. — Кроме того, иначе мне не разгадать послание отца.

Джоунас отвернулся к окну. Солнце садилось, его лучи цвета червонного золота прочертили полосы на полу кабинета. Наконец он произнес:

Поступай как знаешь, сынок. Похоже, другого пути у нас сейчас нет.

Майкл встал.

— И еще одно, — добавил Джоунас. — Ни в коем случае нельзя недооценивать Итимаду или любого другого члена якудзы, с которым тебе доведется столкнуться. Это крутые ребята, убьют без зазрения совести. Будь начеку, начиная с того мгновения, когда спустишься по трапу самолета. Люди Итимады снимают на пленку всех, кто прилетает и улетает.

Да, кстати, в машине, в отделении для перчаток лежит «беретта».

— Пистолет мне не нужен.

— Но, Майкл, ты же не можешь появиться там безоружным.

— Тогда достаньте мне катану. Хорошую.

— Не могу обещать, что она будет так же хороша, как та, которую подарил тебе отец.

— Это просто невозможно, — сказал Майкл. — Но постарайтесь достать лучшую из имеющихся.

Джоунас помолчал, потом кивнул.

— Она будет тебя ждать.

Он улыбнулся и встал. Пожав Майклу руку, добавил:

— Удачи, сынок. Да поможет тебе Бог.

* * *

— Мне позволено тебя видеть.

Плеск воды.

— Только мне одному.

Плеск воды вокруг свай. Масаси улыбается в темноте.

— Я один знаю, кто ты. — Он протянул руку. — Зеро.

По реке Сумида у них за спиной сновали грузовые баржи. Древние сваи

поскрипывали, слышался писк крыс, с акробатической ловкостью взбиравшихся по канатам.

— Мой Зеро. — Масаси засмеялся. Луч света с проходившей мимо баржи скользнул по сваям, проник в укромный уголок, где встретились два японца, на миг высветил жестокую ухмылку на лице Масаси. Свет исчез, в наступившем полумраке Масаси уловил движение. Из висевших у пояса ножен он достал танто,японский нож.

Масаси увидел приблизившегося Зеро и направил лезвие в его сторону. Но, прежде чем он успел исправить свою оплошность, его левая рука онемела от сильного удара, и тантоупал на прогнившие доски пола.

Сверкнул острый как бритва клинок катаны.

— Ты собираешься меня убить? — спросил он. — Что ж, давай. Ты думаешь, я тебя боюсь?

Теперь катана была нацелена ему в горло. Масаси сцепил руки и зажал лезвие ладонями. Некоторое время они боролись, каждый норовил вырвать меч из рук противника. И хотя у Зеро было преимущество, меч остался в сильных руках Масаси.

Масаси сплюнул.

— Страх — удел других, Зеро. Ты же знаешь, что случится, если ты причинишь мне хоть малейший вред. Или расстроишь мои планы. Ты ведь все понял, не так ли?

Масаси расслабился, отпустил лезвие. Мгновение спустя Зеро вручил ему катану. Не сила и не стратегия решили исход поединка, а принуждение. Масаси поднял меч так, что тот попал в движущийся луч света. Казалось, меч рассекает тьму. Серебряная с позолотой чеканка рукояти сияла россыпью звезд.

Легендарный меч принца Ямато Такеру, символ Дзибана, душа Японии.

— Ты вернул его, — сказал Масаси. Зеро отвернулся, чтобы не видеть алчного выражения лица Масаси.

— Ты не оставил мне другого выхода.

Масаси оторвал взгляд от сияющего меча и кивнул.

— Да. Телефоны звонят каждый день. Митико держит тебя в курсе. Она ежедневно разговаривает с девочкой. Нежный голосок сообщает: «Я жива и здорова», или что-нибудь в этом роде. Так что Митико знает: с ребенком все в порядке. До тех пор пока ты делаешь все, что я скажу. Мы ведь договаривались? И так будет до тех пор, пока у меня не отпадет в тебе нужда, пока Митико не перестанет быть угрозой для меня. — Масаси кивнул. — Из этого можно извлечь урок, дорогой Зеро. Власть так эфемерна, так мимолетна. В якудзе Митико всегда боялись почти как отца. Как боятся тебя.

— Меня боятся, — сказал Зеро, — потому что Ватаро Таки использовал меня, чтобы держать в узде другие семейства якудзы.

— Мой отец использовал тебя, чтобы вселять ужас в сердца врагов. Ты должен был сковать их волю. Унаследовав пост отца в Таки-гуми, я по праву унаследовал и твои услуги.

— Как изменилась Таки-гуми после смерти Ватаро! — сказал Зеро. — Ваша жадность и чрезмерные амбиции уничтожают семью, все, что с таким трудом построил отец.

— Мой отец жил в прошлом, — отвечал Масаси. — Его время миновало, но он был слишком упрям, чтобы признать это. Для семьи его смерть стала милостью и благословением.

— Это не было ни милостью, ни благословением, — ровным голосом сказал Зеро. — Ваш отец умер в мучениях. Лишь продажные люди могут выгадать на его смерти. Вы и Кодзо Сийна. И последним посмеется Сийна, долгие годы бывший врагом вашего отца. Алчность станет раздирать Таки-гуми. Лейтенанты будут брать пример с оябуна, сражаться друг с другом за сферы влияния, совсем как вы со своими братьями.

И семья станет беззащитной перед другими семьями до сих пор удерживавшихся в повиновении волей Ватаро.

— Весьма причудливое и неточное предсказание. — Масаси пожал плечами. — А если в твоих словах есть хоть доля истины, ты всегда у меня под рукой, Зеро. Тот, кто хоть раз воспротивится моей воле, будет уничтожен.

— Что и случилось с Хироси, не так ли? — спросил Зеро. — Я непричастен к его ужасной смерти, но, даю голову на отсечение, вы причастны. Это Удэ его убил? Хироси был старшим сыном, по воле Ватаро именно он должен был стать преемником, новым оябуном Таки-гуми. Хироси был слишком крепок, чтобы его можно было вышвырнуть как другого вашего брата, Дзёдзи. Хироси обладал сильной волей и пользовался поддержкой лейтенантов. Останься он в живых, он управлял бы Таки-гуми, он продолжил бы дело Ватаро. Поэтому Хироси нужно было убрать.

— Мой брат мертв, — поспешно сказал Масаси. — Какое значение имеют теперь обстоятельства его смерти?

— Я хочу знать, чьи руки запятнаны его кровью.

— Мне это нравится, — сказал Масаси, хотя это ему совсем не понравилось, — если вспомнить, чем ты зарабатываешь на жизнь.

— Я не зарабатываю на жизнь, — загадочно произнес Зеро, — потому что я не живу. Я не живу со дня вашего прихода к власти. С того момента, как вы отняли у меня самое ценное.

Стоявший в тени человек отвернулся.

— Когда-то, — продолжал Зеро, — я был орудием воли Ватаро Таки. Ватаро был великим человеком. Он управлял якудзой так, как никто другой. Да, незаконная деятельность приносила ему огромные прибыли. Но его жертвами никогда не становились слабые и беззащитные. И большую часть доходов он раздавал на нужды беднейших общин Токио. Он верил в простых людей и делал все, что было в его силах, чтобы помочь им. Вот почему он отклонил ваше предложение включиться в торговлю наркотиками. Наркотики убивают жизнь. А Ватаро так любил ее!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать