Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Зеро (страница 69)


— Будьте благоразумны и послушайте его, — произнес женский голос.

Кендзи повернул голову. Женщина, которая только что убирала фишки, теперь помахивала катаной.

— Кто вы такие? — воскликнул Кендзи Харигами, глядя то на нее, то на мужчину.

— Новые владельцы, — ответила женщина. — Филипп и Митико провели Кендзи в дальнюю половину дома, в крошечную комнатенку. Там, за стоявшим в углу маленьким столом сидел Ватаро Таки. Он был одет в костюм европейского покроя.

— Добрый вечер, Харигами-сан, — сказал Ватаро Таки. — Я рад, что вы так любезно приняли мое скромное приглашение. — Он сделал приглашающий жест рукой. — Хотите чаю?

— В чем дело? — сердито воскликнул Кендзи. Ватаро разложил на столе пачку счетов.

— А вот в чем, Харигами-сан, — сказал он. — В ваших долгах. И, боюсь сумма такова, что мне придется попросить вас уплатить все сполна плюс двадцать пять процентов, причем немедленно. Это получится... сейчас посмотрим... — Ватаро показал ему написанную цифру. Кендзи рассмеялся.

— Вы шутите?! — воскликнул он. — У меня нет таких денег. Я сегодня все проиграл.

— И тем не менее, — сказал Ватаро Таки, — я настаиваю на немедленном возмещении.

Кендзи подался вперед, уперев кулаки в стол, и свирепо ухмыльнулся.

— Вы либо наивный человек, либо дурак. Я главный советник Таки-гуми. Якудзы.

По его тону было понятно: он привык, что это слово внушает ужас.

— Пока мой клан не обращает внимания на ваше заведение. Но стоит мне сказать своим людям хоть словечко, и их ярость обрушится на вас. Они сровняют с землей ваш вонючий притон. И вас вместе с ним! — Проговорив эти грозные слова, Кендзи встал и добавил. — На вашем месте я был бы осторожнее и не задевал кого попало.

— Присядьте-ка, Харигами-сан, — небрежно бросил Ватаро Таки.

— Я же предупредил, что с вами случится, если вы...

— А я сказал: сядьте!

Филипп дернул Кендзи за ноги, и тот с размаху шлепнулся на пол. Комнатенка была такой маленькой, что Кендзи ударился лбом об угол стола. Филипп подхватил его и швырнул на стул.

— Так, — сказал Ватаро Таки, — теперь позвольте мне обрисовать вам положение. Я не боюсь якудзы и Таки-гуми. А главное, Харигами, я не боюсь вас.

Как мне кажется, вы попали в серьезный переплет. Вы должны мне кучу денег. Я хочу получить их прямо сейчас, или... или же мне нужна компенсация, — сказал Ватаро Таки. — Здесь возможны варианты. Например, я могу вас убить. Очень многие мои завсегдатаи знают, сколько вы мне должны. Если я буду вам попустительствовать, они все откажутся платить мне долги. А я не могу этого допустить. Так что ваша смерть будет мне в известном смысле на руку.

— Да вы с ума сошли! — воскликнул Кендзи. Однако испугался: это доказывала выступившая на лбу испарина.

Ватаро Таки словно и не слышал его.

— Мне нужны мои деньги, Харигами, и нужны сейчас же.

— Но я же сказал: у меня их нет! Нельзя же выжать воду из сухой губки!

— Тогда предложите равноценную компенсацию.

— Какую, например?

— Расскажите мне, в чем слабость вашего оябуна.

У Кендзи глаза поползли на лоб.

— Ну, вы точно с ума сошли?! Да я уже через два часа стану покойником!

— Я вас защищу, — мягко проговорил Ватаро Таки. Кендзи рассмеялся.

— От Гена Таки? Это невозможно. Все, кто пытался с ним бороться, уже отправились к праотцам. Ватаро Таки передернул плечами.

— Тогда вы не оставляете мне выбора. Если у вас нет денег, и вы не желаете иным способом возместить мне убытки, я вас убью. — Ватаро кивнул Митико, и она занесла над головой Кендзи длинный меч.

Кендзи так резко дернул головой, что раздался хруст шейных позвонков.

— Вы тут все сумасшедшие! — ахнул он, вытаращив глаза.

— Уверяю вас, — сказал Ватаро Таки, — я слов на ветер не бросаю.

Кендзи утер платком пот со лба.

— Я вижу, — пробормотал он. Руки у него дрожали. — Погодите минуту. Я должен подумать.

Ватаро Таки кивнул, и Митико опустила катану.

— Ладно, — выдохнул Кендзи Харигами. — Я раздобуду деньги и отдам вам. Весь долг, включая ваши ростовщические проценты. Но мне для этого нужно два дня.

— Двенадцать часов, не больше, — категорически заявил Ватаро Таки.

— Ну, тогда один день.

— Двенадцать часов, Харигами, не больше. Кендзи кивнул, признавая поражение.

— Ладно, вы получите деньги, — заявил он и встал, намереваясь уйти.

Ватаро Таки выждал некоторое время. Ему хотелось заставить Кендзи поверить в то, что здесь собрались дурачки, которых легко надуть. Ватаро Таки подозревал, что у Кендзи нет ни малейшего намерения добывать деньги. Покинув игорный дом, он, скорее всего, отправился бы к Гену Таки и выполнил свою угрозу уничтожить заведение и его новых хозяев.

— Минуточку, — сказал Ватаро Таки. — Мне кажется, я был бы наивен, позволив вам уйти только под ваше честное слово. Нет, конечно, я ни на секунду не сомневаюсь, что вы честный человек, Харигами-сан. Но, с другой стороны, я ведь вас совсем не знаю.

— Уверяю вас, — повторил Кендзи, — вы получите деньги через двенадцать часов.

Ватаро Таки улыбнулся.

— Да нет, я в этом не сомневаюсь, — сказал он. Несколькими мгновениями раньше Филипп выскользнул из комнаты. Теперь он вернулся, но не один.

— Дело в том, что я принял необходимые меры предосторожности, — пояснил Ватаро Таки. Кендзи резко обернулся.

— Хана!

— Да, — кивнул Ватаро Таки. — Это ваша дочь. Она побудет с нами до вашего возвращения.

— Ах, ты, мерзавец! — Кендзи дрожал от ярости.

— Нет, я просто благоразумный человек, — поправил его Ватаро Таки. — Я знал, что, едва выйдя отсюда, вы попытаетесь с нами

расправиться. — Он улыбнулся. — Так что видите, Харигами-сан, я совсем не наивный человек и не дурак.

* * *

Когда они ехали следом за Кендзи в машине, Филипп рассказал Митико о задании, которое он дал Эду Портеру, и о том, что Портер выяснил о Дэвиде Тернере. Филипп сделал это главным образом для того, чтобы убить время и посмотреть, как Митико будет реагировать на его догадки.

— Я думаю, Тернер и есть тот, кого мы ищем столько времени, — сказал он, глядя на машину Кендзи сквозь лобовое стекло, по которому, пощелкивая, елозили дворники. Накрапывал мелкий весенний дождик, но небо было ясным. — Наверное, Тернер и попытался выставить Силверса предателем.

— Может быть, ты и прав, — сказала Митико. — Если это так, мы должны постараться как можно быстрее найти доказательства. Ведь в таком случае Тернер передает всю твою информацию Дзибану. А значит, им уже известно, что министры, которых они собирались убрать руками ЦРГ, на самом деле живы.

— Трудность в том, что он встречается в фуро, в бане, — объяснил Филипп. — Я не могу туда пойти, и никто из агентов ЦРГ тоже не может. Тернер наверняка их вычислит. Но фуро — это ключ. Я уверен: баня — это место тайных конспиративных встреч. Мы должны внедрить туда человека, которого Тернер часто встречает в другой обстановке.

— Я могу это сделать, — вызвалась Митико.

— Нет! Это слишком опасно.

Ехавший впереди автомобиль Кендзи остановился. Они увидели, как он вышел и торопливо зашел в зал для игры в пачинко. Это заведение числилось в списке «охраняемых», с которых мафиозный клан Таки-гуми ежемесячно собирал дань.

Филипп и Митико переглянулись. Они ехали вслед за Кендзи сначала до одного зала, потом до второго, третьего, четвертого...

— Значит, вот как он добывает деньги для игры, — сказал Филипп. — Снимает сливки. Обкрадывает своего собственного хозяина.

Митико усмехнулась.

— Гена Таки это, пожалуй, заинтересует! Филипп хмыкнул.

— Зная твоего отца, я уверен, что Ген Таки никогда ничего не пронюхает. Ватаро использует эту информацию для того, чтобы связать Кендзи Харигами по рукам и ногам.

Он завел мотор, и они вернулись в игорный дом, где Ватаро Таки ждал их, держа заложницей дочь Кендзи.

Но мысли Филиппа были далеко. Он думал о том, как пробраться в фуро и выяснить, зачем туда ходит Дэвид Тернер...

* * *

"Мой дорогой, -прочитал Филипп, — я сделала все, что ты просил. Я подумала, что есть смысл попытаться. И понимала, что это могу сделать только я. В фуро я выяснила, с кем встречается там Дэвид Тернер. Это удивительно. Но не так все просто. Совсем не так просто. Я взяла с собой Эда Портера. Надеюсь, что к тому времени, когда ты прочтешь мою записку, мы уже все сделаем. Пожалуйста, встреться со мной в одиннадцать на стадионе сумо".

Филипп посмотрел на часы. Было уже десять. Записку ему передал один из людей Ватаро Таки. Прочитав текст, Филипп забросал посыльного вопросами, но тот ничего не знал. Митико передала ему заклеенную записку в самом начале шестого и велела отдать ее Филиппу в десять вечера.

Филипп поехал на северо-восток, в Риогоку. На стадион сумо.

Он сидел в машине, барабаня пальцами по рулю. Такой расклад ему совсем не нравился. Филипп чувствовал себя, словно собачка на привязи. Он вылез из машины. Шел мелкий дождик. Вокруг росли высокие деревья гинкго. Казалось, они плачут.

Интересно, думал он, что Митико удалось выяснить про Дэвида Тернера? И что она делает на стадионе сумо?

Вокруг не было ни люден, ни машин. Филиппу было одиноко, он чувствовал себя пугающе беззащитным на этой пустынной улице. Взявшись за левое запястье, Филипп шагнул в полумрак стадиона, обошел его кругом и обнаружил приоткрытую дверь.

Филипп заглянул в нее и поспешно отпрянул. В бетонном коридоре горел свет. Больше ничего видно не было.

Сердце его учащенно забилось, живот дернулся от страха. Годы спустя, вспоминая случившееся, он признавался себе, что совершил ужасную глупость, безумно поделившись своими догадками с Митико. А она поняла его буквально. Теперь ему стало понятно, что она восприняла его слова как приказание отправиться в фуро.

Потом он говорил: «Я не просил ее об этом», но ему самому становилось стыдно. Конечно же, просил! Он в чисто японских традициях рассказал ей о сложном положении, о том, какие выгоды сулит успех его замысла, и о том, что сам он пойти в японскую баню не может.

То есть Филипп намеренно подверг Митико опасности. Ему нужно было заставить ее действовать, потому что она могла проникнуть в фуро, а он — нет. И в результате Филипп подтолкнул ее к зыбкой кромке острова, не подумав, какая грозная опасность маячит там, внизу.

Но осознание этого придет позднее. А пока Филипп знал лишь одно: ему нужно проникнуть на стадион. Ведь там Митико и Портер.

Внутри воняло соломой и потом. Дух был затхлый, словно соревнования проходили тут давным-давно. Виднелись и другие признаки запустения. Когда человек попадает в пустое помещение, у него возникает своеобразное чувство. Оно похоже на странное и трудно уловимое ощущение, которое испытываешь, когда звонишь и, слыша длинные гудки на другом конце провода, понимаешь, что никого нет дома.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать